Даргинцы..

Даргинцы.

0

Поделиться

25 Дек 2018 г.

 

Даргинцы, самоназвание — дарган (множ. число — дарганти), собирательно группа, народ — даргва, — один из коренных народов Республики Дагестан.

Этимология этнонима «даргинцы» не совсем ясна и связывается частью авторов с расположением их в труднодоступных горных «внутренних» местах.

Первое упоминание этого этнонима имеется в записи на полях арабской рукописи XIV в., в которой говорится о походе Тимура на селения Дарга. Чуть позднее (1404 г.) даргинцев упоминает Иоанн Галонифонтибус в сочинении «Книга познания мира». В XV в. слово Дарга встречается в записях на полях уже на даргинском языке. Однако еще в XII в. Ал-Гарнати в связи с событиями VIII и XII вв. упоминает «Дархах», а также закаланов, рукланов (гуркиланов), которых А.Р.Шихсаидов идентифицирует как даргинцев (хюркилинцев).

Даргинцы расселены компактной массой в срединной части Дагестана. Районы с даргинским (или преимущественно даргинским) населением — Акушинский, Левашинский, Дахадаевский, Кайтагский, Сергокалинский.

Исторически даргинцы проживают и в нескольких других районах — Агульском (сел.Чирах, Амух, Анклух, Шари), Гунибском (сел.Мегеб), Буйнакском (сел.Кадар, Каранрахи, Чанкурби), Карабудахкентском (сел.Губден, Гурбуки, Джанга, Ленинкент). В советское время часть горных даргинцев была переселена на равнину в Каякентский, Хасавюртовский, Ногайский, Бабаюртовский, Дербентский и другие районы. Процессы внутринациональной консолидации даргинцев еще не завершились, и эта незавершенность особенно проявляется в трудном утверждении общего единого даргинского языка.

Как и у других народов Дагестана, у даргинцев исторически сложившаяся идея единства и общности интересов и судеб народов нашла отражение в появлении (примерно с ХIV-XV вв.) понятия единого отечества — Дагестана. Даргинцы, как и все народы Дагестана, следуют исторической традиции этого общедагестанского единства в составе единой суверенной республики Дагестан, входящей в Российскую Федерацию.

Территория расселения даргинцев охватывает все природно-географические зоны Дагестана — равнину, предгорье, среднегорье, горные долины, высокогорье, но наибольшая их часть занимает среднегорье и предгорье. Длительное проживание в экологической нише с определенной спецификой закономерно порождает соответствующие особенности в хозяйстве и культуре населения. Различия и своеобразие в исходных природных материалах, климате, рельефе, ландшафте, богатстве флоры и фауны, составе и количестве угодий породили зональную специфику хозяйства, особенности культуры, выразившиеся в сложении разных этнографических групп даргинцев — равнинной, предгорно-лесной, горной, горно-долинной.

Даргинцы относятся к западному варианту антропологического типа дагестанцев, кавкасионскому (классический представитель кавказского типа). Характерные черты: сравнительно светлая пигментация, высокий рост, круглая форма головы, массивность лицевого скелета, широкое и несколько уплощенное лицо. Тип принадлежит к балкано-кавказской расе большой европеоидной.

Среди богатейшего культурно-исторического наследия народов Дагестана особое место занимает уникальный памятник под названием Калакорейш, остатки которого сохранились недалеко от селения Уркарах, центра Дахадаевского района. Селение было расположено на вершине крутой горы, только небольшая перемычка длиной в 50 м шириной в 5 м соединяла селение-крепость с внешним миром. Сравнительно широкая, в свое время основательно и добротно проведенная колесная дорога, пройдя через крутые склоны и скальные выходы «уткнулась» в эту перемычку. Колесная дорога, пройдя через лес, выходила на запад к сенокосным участкам, а ныне — к главной дороге, ведущей в Кубачи.

Гора, на которой расположился Калакорейш, перехвачена двумя глубокими ущельями, на дне которых течет Буган («ХулахIеркI» — большая река) и безымянная речка. Обе речки соединяются за селением на востоке, чтобы затем слиться с рекой Уллучай, впадающей в Каспийское море.

Только узкая тропинка над крутым, почти отвесным обрывом ведет к единственным входным воротам селения, которые в случае опасности закрывались наглухо. Высокие двухэтажные дома, глухой стороной обращенные к ущелью, довершали защитный комплекс, обеспечивающий устойчивую обороноспособность селения. Калакорейш — «крепость курейшитов» — действительно был крепостью.

Калакорейш сыграл значительную роль в истории народов Дагестана как крупный административно-политический, культурный и идеологический центр раннесредневековой эпохи. О его роли в истории Дагестана свидетельствует и сохранившееся здесь большое число первоклассных памятников материальной и духовной культуры (остатки крепости, мечеть ХI-ХIII вв. со штуковым михрабом, могильники с полуцилиндрическими — «саркофагообразными» или же традиционными каменными стелами-надгробиями, мавзолей и пантеон кайтагcких правителей — уцмиев, сторожевые и сигнальные башни, караван-сараи, мельницы, старые кварталы, главная площадь селения, медресе, памятники арабской эпиграфики и др.). Уникальный характер этих памятников и выдающаяся роль Калакорейша в истории Дагестана, особенно в освободительной борьбе, давно привлекали к нему внимание ученых, искусствоведов, путешественников, военных деятелей. Из поколения в поколение передаются предания о том, что первыми его обитателями были арабы из племени курейшитов, что и отразилось в названии резиденции. Курайш — мекканское арабское племя, из которого происходил пророк Мухаммад.

Несмотря на уникальный характер памятников Калакорейша, они недостаточно изучены, а некоторые из них не обследовались вообще.

Согласно устной традиции, первоначально на месте селения стояла крепость построенная арабами из племени курайш/ Дагестанская историческая хроника XIV в. «Тарих Дагестан» относит возникновение первой столицы уцмийства к IХ-Х вв. («после двухсот лет хиджры»): «Знайте, передают, что по прошествии двухсот лет с момента хиджры чистой, пророческой, вечной и бесконечной группа лиц из потомков двух дядей по линии отца пророка Мухаммада (Хамзы и Аббаса. — М.М. и А      .Ш.) «покинув благословенную Мекку и светлую Медину и благородный Шам с двумя тысячами воинов из своих соплеменников и родичей… С целью совершить священную войну (джихад и газават) и распространить по мере своих сил ислам в некоторых государствах и отдельных их частях из земель неверных они обошли много земель вилайатов и их краев… Они разорили Хайдак, предали смерти эмиров неверных и эмира вилайата Хайдак. Они убили из числа храбрых и сильных эмиров неверных эмира их вилайата, султана по имени Гаданфар ал-Гаррар… Престол Гаданфара с гордостью и достоинством занял один из потомков шейха Ибрахима Абу Исхака — эмир Чуфан, сын Султанали-бека… Он был первым, кто занял престол вилайата Хайдак; он основал в Хайдаке большое число многолюдных селений и избрал своей резиденцией (дар ас-салтана) город Кала Курейш, расположенный на скале, над ущельем, при реке».

В изучении Калакорейша сделано уже много. Его замечательным памятникам архитектуры и монументально-декоративного искусства посвятили свои исследования Б.А.Дорн, А.Х. Башкиров, Л.И. Лавров, П.М.Дебиров, Э.В.Кильчевская, А.Ф.Гольдштейн, М.М.Маммаев, А.А.Иванов, А.Р. Шихсаидов. Общее описание Калакорейша и его памятников было дано в статье Б.Г.Алиева и А.Р.Шихсаидова. Тем не менее уникальные памятники Калакорейша требуют дальнейшего и всестороннего изучения, В 1995-1997 гг. памятники Калакорейша изучала историко-археологическая экспедиция ДГУ (в составе сотрудников Института истории, археологии и этнографии и Даггосуниверситета, руководитель профессор М.Г.Магомедов). Экспедиция начала комплексное изучение выдающегося историко-культурного центра средневекового Дагестана.

Для воссоздания целостного представления о столице Кайтагского уцмийства, крепости и составных ее частей и выяснения предпосылок возникновения и последовательных этапов обживания здесь были проведены специальные историко-археологические обследования.

На вершине горного массива, достигающего до 1000 м высоты над уровнем моря, протяженностью 400 м при ширине около 200 м сохранились остатки крепости. Наиболее возвышенную центральную часть крепости занимают остатки джума-мечети, к которой с северной стороны примыкает небольшая площадь для сходов. Рядом с мечетью, с восточной ее стороны сохранилось ограниченное стеной высотой 1-3 м подпрямоугольное фамильное кладбище кайтагских правителей (площадью 60 х 25 м), формировавшееся от восточной стены мечети, с надмогильными каменными плитами XIV-XIX вв. Впоследствии, в начале XX в. над несколькими надгробными сооружениями XVI-XVII вв. воздвигнут квадратный в плане мавзолей, увенчанный высоким конусообразным куполом. К остаткам культовых сооружений примыкают и наиболее крупные кварталы жилых сооружений.

Территорию крепости защищали от возможного вторжения врага не только отвесные склоны горы, но и тщательно продуманная система обороны, особенно со стороны дороги на крепость (шириной 2-2,6 м), ведущая от перемычки и протянувшаяся с запада на восток вдоль южного склона горы вплоть до «парадного» въезда.

В оборонительный комплекс Калакорейша входила также система оборонительных и сигнальных башен, зрительно связанных между собой и с крепостью. Одна из них расположена на густо поросшем деревьями холме в 300 м К западу от крепости. Она возвышается над дорогой, ведущей к перемычке со стороны Кубачи. Остатки башни имеют округлые формы диаметром 6 м. С южной стороны сохранившаяся ее высота составляет 2,8 м. А с северной, крутой стороны холма она обвалилась почти до основания. Судя по скоплению завалов вокруг и по конфигурации самой башни, она имела не менее трех этажей с учетом первого этажа, выполнявшего роль ее основания. Общая высота башни составляла, таким образом, примерно 10-12 м, что «подключало» ее в систему сигнальных башен, обеспечивая ей зрительную связь не только с остальными башнями, но и с крепостью.

Местные знатоки старины считают, что в комплекс сигнально-оборонительмых башен входило 4 крупных сооружения: башня в с.Трисанчи — башня в Джурмачи — «Бухъаначибил башня» — Калакорейшская круглая башня,

В комплекс Калакорейша входила и система дорог, протянувшаяся от крепости в трех направлениях. В западном направлении дорога от перемычки тянется вверх по склонам горы через лесной массив в сторону Кубачи. Вторая дорога протянулась от перемычки вниз на север по склону горы к реке Буган, где и проложен мост, от которого начинается двухкилометровый подъем в сторону села Дибгалик. И, наконец, третья дорога, расположенная почти на одном с Калакорейшем уровне, протянулась от восточной окраины селения. Петляя по склонам горы, она круто спускается к реке Буган и далее тянется вдоль нее в сторону селения Маджалис. На наиболее крутых отрезках горных склонов дороги обычно укреплены массивными подпорными стенами из обработанных блоков. Высота их на подобных участках достигает до 5-6 м.

Дорога, ведущая в сторону Маджалиса, круто спускается вниз у основания крепости, рядом с «арабским» могильником, и тянется, петляя, между крутыми ярусами скальных обнажений, образующих восточные склоны горы. У ее основания, на расстоянии около 3 км от крепости, дорога выходит к реке Буган, где на небольшой поляне, протянувшейся по правому берегу реки, сохранились каменные развалы изолированно расположенного сооружения.

Восточная окраина Калакорейша занята уступчатыми выступами скальных обнажений, завершающимися вниз по склону высоким вертикальным обрывом. По всему склону здесь нависают друг над другом массивные выходы скал двухметровой толщины. На отдельных участках перед ними лежат отдельные экземпляры блоков размерами около 4×2 м. Судя по следам орудий труда, они были специально отколоты от основного массива скал. Примечательно, что на одном из подобных блоков четко сохранились и следы обработки. Блок был предназначен, видимо, для изготовления саркофага, но был забракован из-за крупного скола на цоколе.

Судя по единой структуре сохранившихся блоков и установленных на могильниках надгробных памятников, то была главная камнерезная мастерская, где изготавливались надгробные саркофаги и стелы. Затем они доставлялись на место назначения, где подвергались окончательной обработке (нанесение текста и орнаментальных мотивов).

Мечеть Калакорейша — одно из древнейших мусульманских сооружений Дагестана. Она расположена в центральной наиболее возвышенной части селения и представляет собой небольшое подпрямоугольное в плане здание, сложенное из местного рваного камня на глиняном растворе. Ориентировано по оси — запад-восток. В южной стене был сооружен михраб, состоявший из двух ниш (большой и малой), встроенных одна в другую, с первоклассным штуковым обрамлением. В настоящее время штуковый михраб не сохранился, он был уничтожен лет 20 тому назад в итоге «подготовки» реставрационных работ. Сохранилась незначительная часть внутренней ниши. Мечеть датируется исследователями ХII-ХIII в.

Впервые подробное описание мечети дано П.М.Дебировым в книге «Архитектурная резьба Дагестана». Крыша и перекрытие мечети не сохранились, стены разрушены. Полностью сохранилась только северная стена (высота — 4,2 м). Каменные столбы — не цельные, а составные, сложены из четырех хорошо обработанных фигурных блоков. В нижней части столбы имеют квадратную форму, переходящую в цилиндр, завершающийся венчиком. Выше венчика столб имеет сечение восьмиугольника, на который посажена призма, завершающаяся конструкцией в форме «опрокинутого» цилиндра. П.М.Дебиров выделил также ряд черт, которые отличают эту мечеть от других подобного рода культовых сооружений в Дагестане: фасад мечети имеет два симметрично расположенных портала; входные дверные проемы находятся в северной стене; истинным украшением мечети были деревянные двустворчатые двери, покрытые богатым растительным орнаментом (в настоящее время они находятся в Дагестанском республиканском музее). Создание их относится ко времени строительства мечети. Искусствовед А. С. Башкиров посвятил этим дверям специальную статью «Деревянные двери дагестанского аула Калакорейш».

Перекрытие мечети поддерживалось четырьмя опорными каменными столбами. Высота столбов вместе с площадкой-основанием около 4 м, но по своей форме ни один столб не повторяет другого. Этот своеобразный прием разнохарактерного оформления был характерен для многих первых культовых сооружений Дагестана. Так, например, в сел.Хив Хивского района сохранилось 17 каменных опорных баз столбов, и ни один столб не похож на другой по своей форме. Точно так же сделаны опорные базы столбов в старейшей в Дагестане мечети селения Рича Агульского района.

Истинным украшением мечети является штуковый (смесь алебастра с гипсом) михраб, подробно описанный П.М.Дебировым в его вышеупомянутой книге. Резьба по штуку была заметно распространена в Средней Азии и Иране в предмонгольское время, строительство штукового михраба в Дагестане, в частности в селении Калакорейш (как и в селении Каракюре Ахтынского района), свидетельствует о значительных контактах среднеазиатских и иранских мастеров с дагестанскими.

Калакорейшский михраб был расположен в южной стене мечети и состоял из двух ниш, по верхней части которого нанесены куфические надписи, и из колонн, которые также имеют надписи, причем весь михраб (его высота — 3,2 м) напоминает портал мечети. По контуру михраба идет П-образная рама, причем обрамление вокруг главной ниши образовано арабской надписью почерком куфи. Буквы нанесены рельефом, очень высокие — от 36 до 41 см. Ширина поля с надписью — 43 см. Колонны внутренних стрельчатых арок также несут круговую запись.

Даты строительства михраба нет, но основным датирующим материалом служат надписи, выполненные в стиле «цветущего куфи», декоративные возможности которого мастера использовали в полной мере. П-образная эпиграфическая лента, а также куфическая надпись малой ниши состоит из нескольких коранических формул, а может быть, и из имени мастера, которое трудно прочесть из-за повреждения верхней полосы главного обрамления.

Внутри мечети и в ее стенах сохранилось несколько арабских надписей. Наиболее старая из них — это надпись на могиле одного из правителей Калакорейша. Надмогильная плита (180 х 94 х 8) расположена внутри мечети, у северной стены. Врезной арабский текст полукуфи гласит, что здесь похоронен Ахсибар, сын Хиздана, «сахиб Калакорейша». По почерку надпись можно отнести к XIIIили XIV в.

Экспедиция обследовала несколько мемориальных объектов (кладбищ), расположенных на западной и юго-восточной окраинах селения. К западу от селения, на невысокой горке, расположенной слева от уцмийской дороги, сохранилось четыре «сундукообразных» надгробия. Одно из них наиболее выразительно. Его горизонтальная поверхность имеет длину в 2,10 м в верхней части и 1,97 в нижней. Торцевая часть имеет форму полуциркульной арки, скошена вовнутрь, высота ее 0,57 м. Каменное двухступенчатое основание («цоколь») — платформа надгробия — имеет длину 2,28 м при ширине 0,73 м.

Непосредственно к восточной стене джума-мечети Калакорейша примыкает фамильное кладбище уцмиев — феодальных правителей Кайтага. Оно занимает площадь, вытянутую на восток (27,20 х 14 м), замкнутую невысокой стеной. На территорию мемориального комплекса ведут два нешироких входа в северной стене. К северной стене примыкает здание мавзолея уцмиев, представляющее собой возведенное в начале XX в. купольное сооружение (высота -5,37 м), «встроенное» в прямоугольник неправильной формы (высота — 3,63 м). Он построен из местного строительного камня (песчаник), уложенного горизонтально на глиняном растворе. Обстоятельному изучению здание не подвергалось.

На территории уцмийского кладбища сохранилось 39 погребений с надгробными стелами, датируемыми в пределах XIV-XVIII вв. Они составляют в целом памятники «уцмийского стиля», которые могут быть подразделены на несколько подтипов. Все плиты были выполнены из местного камня скальной породы и имели, как правило, гладко обработанную поверхность с рельефными (в преобладающем большинстве) арабскими надписями на «лицевой» стороне (а иногда по боковым поверхностям). В ХVII-ХVIII вв. выработался определенный тип памятников уцмийского стиля — высокая, подтрапециевидная каменная плита, обращенная узким основанием книзу, с верхним краем сложной конфигурации или тимпанообразным завершением. Лицевая (восточная сторона) имеет, как правило, широкую эпиграфическую ленту по всему периметру, содержащую коранические тексты. Центральное поле полностью занято композицией — переплетение двух видов резьбы по камню — геометрического и растительного орнамента, воспроизводящего нередко «генеалогическое древо». «Тыльная» сторона памятника обычно не имеет рисунка, но иногда снабжена крупным растительными деталями в плоском и низком рельефе, окружающими внушительных размеров диск, заполненный арабской вязью.

Калакорейш предстает перед нами как один из выдающихся памятников истории и культуры Дагестана. Дальнейшее его исследование позволит раскрыть, такие сложные и актуальные проблемы средневекового Дагестана, как процесс формирования раннефеодальных государственных образований, сложение историко-культурного, административного и идеологического центра, этапы исламизационного процесса, культурные контакты с другими историко-культурными регионами, структура резиденции феодального владения, памятники ее материальной и духовной культуры.

Знаменитый центр оружейников и златокузнецов сел.Кубачи относится к числу древнейших населенных пунктов Дагестана. Об этом свидетельствуют археологические данные, сведения средневековых арабских и персидских письменных источников, исторические предания и легенды, памятники искусства и эпиграфики, традиционный фольклор

Возникнув еще в глубокой древности в довольно выгодной в стратегическом отношении горной местности, в раннем средневековье благодаря своему географическому положению и экономическому развитию оно стало крупным центром государственного (политического) образования Зирихгеран, сыгравшего активную роль в экономической, политической и культурной жизни Дагестана.

В средневековых восточных письменных источниках и дагестанских исторических хрониках Зирихгеран фигурирует наряду с такими известными раннефеодальными государственными обиваниями, как Лакз, Табасаран, Кайтаг, Гумик, Серир и Филан. При этом под названием Зирихгеран подразумевается как столица, так и все царство (владение) — государственное образование, включающее, кроме собственно сел. Кубачи и окружающих его небольших родовых поселков Анчибачи, Дацамаже, Кубасана, Дешиже, еще ряд селений Кубачино-Даргинского нагорья.

В исторических сочинениях сел. Кубачи упоминается в связи с событиями, относящимися к VI в. н.э., под персидским названием Зирихгеран, что означает кольчугоделатели, бронники. С XIV в. Зирихгеран получает тюркское название с тем же смыслом слова. Кубачинцы свое селение называют Угъабаже.

В VI в. жители сел.Кубачи — зирихгеранцы сделались данниками Ирана. В 738/739 гг. Зирихгеран был покорен арабами и обложен ежегодной податью. В XIII в. он подвергся нашествию монголов. В 1396 г. среднеазиатский властитель Тимур после жесточайших погромов, учиненных в нагорном Дагестане, вторгся в Кубачи, жители которого, видя бесполезность сопротивления, вынуждены были покориться и преподнести ему множество броней и кольчуг. В XVI-XVII вв. то уцмий кайтагский, то хан казикумухский делали попытки подчинить себе Кубачи, но жители его отстояли независимость. В XVIII в. Кубачи испытало нашествие полчищ иранского завоевателя Надир-шаха. После присоединения Дагестана к России в начале XIX в. сел.Кубачи вошло в состав Кайтаго-Табасаранского округа Дагестанской области, образованного в 1860 г. В настоящее время (с 1965 г.) Кубачи является рабочим поселком, крупным центром народных художественных промыслов Республики Дагестан и Российской Федерации. Жители пос.Кубачи говорят на диалекте даргинского языка, относящегося к нахско-дагестанской группе северо-кавказской языковой семьи. К кубачинскому диалекту относятся речи аулов Ашты и Сулевкент (оба аула считаются кубачинскими отселками), Амузги и Шири.

В советское время в жизни жителей сел.Кубачи произошли значительные изменения: открыты школы, магазины, пекарни, больница, культурно-просветительные учреждения. В местности Ихакажила, в 2-х км от старого Кубачи вырос новый современный поселок, архитектура которого характеризует новое направление в местном народном зодчестве, связанное со стремлением населения полнее удовлетворить современные хозяйственно-бытовые и культурные потребности.

Материальная и духовная культура кубачинцев при общности с материальной и духовной культурой даргинцев и других народов Дагестана обладает чертами этнического своеобразия, проявляющегося в особенностях традиционной одежды, жилища, бытовой утвари, доисламских верований, фольклора, музыки и народной хореографии. Кубачинский фольклор, например, типологически близкий к фольклору даргинцев, имеет свои особенности, обусловленные характером основной трудовой деятельности кубачинцев — мастеров-оружейников и ювелиров, что нашло яркое отражение в кубачинских пословицах и поговорках, легендах и преданиях, песнях и сказках.

Сел.Кубачи на протяжении всей его истории являлось крупным и широко известным центром народных художественных промыслов. Здесь издавна получили развитие резьба по камню и дереву, художественное бронзовое литье, медно-чеканное производство, оружейное и ювелирное дело, обработка кости, вышивание золотыми, серебряными и шелковыми нитями, ручное узорное вязание и ткачество. Уже в VI в. н.э. искусство металлообработки у кубачинцев было известно за пределами горного края, особенно в странах Закавказья и Ближнего Востока, что нашло отражение в древнем этнониме кубачинцев «зирихгераны» — кольчугоделатели, бронники.

В XIII-XV веках в сел.Кубачи высокого уровня достигла обработка металла — литье бронзовых котлов с превосходной декоративной отделкой, выделка разнообразной чеканной медной и бронзовой утвари, серебряных украшений, а также оружейное дело — изготовление кольчуг, шлемов, щитов, кинжалов и мечей. Необычный расцвет переживает в XIV-XV вв. художественная резьба по камню и дереву, а также бронзолитейное искусство (литье разных типов декоративно отделанных котлов, светильников и т.д.). С большой выразительностью воспроизведены на сохранившихся в пос.Кубачи и на хранящихся в крупнейших отечественных и зарубежных музеях (Гос.Эрмитаж, Дагестанский объединенный историко-архитектурный музей, Дагестанский музей изобразительных искусств; Лувр в Париже, Музей Виктории и Альберта в Лондоне, Метрополитен-музей в Нью-Йорке, Национальная галерея искусств в Вашингтоне) бронзовых котлах и каменных рельефах — деталях архитектурного декора — сцены охоты, состязаний, борьбы животных, звериного гога, ритуальные сцены (пляски, жертвоприношения, пиршества), а также изображения различных животных, птиц, фантастических существ, растительный и эпиграфический орнамент.

С XVI в. в развитии кубачинского искусства происходит постепенное вытеснение изобразительных сюжетов и усиление орнаментализма. В XVII-XVIII вв. выкристаллизовываются основные типы кубачинского растительного орнамента, очень широко применявшегося в различных видах декоративно-прикладного искусства. С ХVIII-ХIХ вв. особенно широкое развитие получило в сел.Кубачи производство художественно отделанного серебром, резной слоновой костью, золотой насечкой холодного и огнестрельного оружия — кинжалов, шашек, кремневых ружей и пистолетов. В XIX в. сел.Кубачи становится крупнейшим на Кавказе центром изготовления лучших образцов изысканно отделанного оружия и серебряных изделий. Значительного совершенства достигли ювелирное искусство, узорное вязание и золотошвейное дело. Кубачинские мастера изготовляли из серебра для собственных нужд и на внешний сбыт разнообразные женские украшения (браслеты, кольца, серьги, подвески, пояса и др.), мужские наборные пояса, газыри, детали конского снаряжения, шкатулки, сосуды и т.д. с применением многообразных декоративно-технических приемов; гравировки, черни, позолоты, черни и скани, цветной перегородчатой и выемчатой эмали, инкрустации Драгоценными и полудрагоценными

камнями, цветными стеклами и резной слоновой костью. Оружейное и ювелирное дело кубачинцев было известно далеко за пределами Дагестана. Художественная обработка металла, многообразная по своим техническим приемам и декоративно-выразительным средствам, играла большую роль в истории кубачинского искусства. В этой отрасли высокого профессионального мастерства достигли в конце XIX — нач. XX в. выдающиеся ювелиры Магомед Гасанов, Уста Ибрагим, Гаджиабдулла Ибрагимов, чьи изделия экспонировались на выставках в Тифлисе, Санкт-Петербурге, Париже, Лондоне, Константинополе, Тегеране и неоднократно удостаивались золотых и серебряных медалей.

Со второй половины XIX в. широко развивается отходничество кубачинских мастеров в города Кавказа. Среди кубачинцев появляются владельцы златокузнечных мастерских, пользовавшиеся наемной рабочей силой, а также скупщики, ростовщики и антиквары.

В 1924 г. в сел.Кубачи была организована ювелирная артель, преобразованная в 1960 г. в Кубачинский художественный комбинат. В 20-50-е годы мастерами Кубачинской ювелирной артели были освоены новые виды изделий из серебра массового спроса и выставочного уникального характера — портсигары, ложки, подстаканники, рюмки, стопки, сахарницы, чайники, молочницы, подносы, блюда, вазы и т.д. В 60-80-е годы ведущими мастерами Кубачинского художественного комбината А.Ахмедовым, Г.Кишовым, Р.Алихановым, А.Абдурахмановым, Г.-Б.Магомедовым и другими на основе использования богатейшего художественного наследия прошлого были созданы высокохудожественные уникальные изделия из серебра — чайные и коньячные сервизы, приборы для вина, кувшины, вазы, кубки, ларцы, декоративные блюда, женские украшения и т.д. При этом был найден ряд интересных и оригинальных художественных решений форм и декора изделий.

Изделия кубачинских златокузнецов экспонировались на многих отечественных и международных выставках: Нижний Новгород-1896, Санкт-Петербург-1913, Лондон-1862, Париж-1900, 1937(«Гран-при»), Брюссель — 1958 (Золотая медаль), ВДНХ — 1968 (Диплом 1 степени), Монреаль (Канада) — 1967, Осака (Япония) — 1970 и мн.др.

Ведущим мастерам, развивающим национальные художественные традиции декоративно-прикладного искусства, присвоены звания народных и заслуженных художников Российской Федерации, заслуженных деятелей искусств и народных художников Республики Дагестан, многие мастера — члены Союза художников России, награждены орденами и медалями страны, а народным художникам РФ Р.Алиханову, Г.-Б.Магомедову, заслуженным деятелям искусств Дагестана А.Абдурахманову (1904-1989), Г.Кишову (1900-1980), Г.-Г.Чабкаеву в 1971 г. присуждена Государственная премия РСФСР им. И. Е. Репина.

Большой вклад в развитие современного искусства Кубачи, Дагестана и России в целом внесли также мастера-ювелиры: заслуженный художник РФ А.Г.Гусейнов, народный художник Дагестана и заслуженный художник Грузии Манаба Магомедова, заслуженный художник РФ и заслуженный деятель искусств РД М.М.Кулиев и другие. Коллекции изделий и памятников кубачинского искусства хранятся в крупнейших музеях России и зарубежных стран — Государственном Эрмитаже, Российском этнографическом музее, Государственном историческом музее, Музее народного искусства, Государственном музее искусств народов Востока, в республиканских музеях Дагестана, Грузии, Азербайджана, Узбекистана, в музеях Франции (Лувр в Париже), Англии (Музей Виктории и Альберта в Лондоне), США (Метрополитен-музей в Нью-Йорке, Национальная галерея искусств в Вашингтоне) и др.

Деятельность кубачинцев ныне вышла далеко за пределы их традиционных занятий. Из числа кубачинцев вышли известные писатели, ученые, врачи, геологи, инженеры, журналисты, юристы и т.д., среди них А.Г.Алиев (1911-1965) — крупный ученый-геолог, организатор науки и общественный деятель, член-корр. АН Азербайджана, доктор геолого-минералогических наук, профессор, директор Института геологии Дагестанского филиала АН СССР (1960-1962), ректор Даггосуниверситета (1962-1965); И.А. Шамов — академик Международной, Нью-Йоркской и Петровской академии, вице-президент Национальной академии наук РД, лауреат Государственной премии СССР по науке, заслуженный деятель науки РФ и РД, заслуженный и народный врач РД, член Союза писателей России, проректор Дагмедакадемии (1972-1992), завкафедрой пропедевтики внутренних болезней, доктор медицинских наук, профессор; Ю.А. Шамов — зав.кафедрой инфекционных болезней ФПОВ Дагмедакадемии, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач РД; У.Г.Кишов — академик Международной академии наук и Национальной академии наук РД, доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РД, зав.кафедрой патологической физиологии Дагмедакадемии; А.Абу-Бакар (1931-1991) — народный писатель Дагестана, видный деятель дагестанской культуры; М.-Р.Расулов — известный ученый-филолог, народный писатель Дагестана; А.А. Магометов — доктор филологических наук, профессор, академик Национальной академии наук РД, ведущий научный сотрудник АН Грузии; А.И. Абакаров — выдающийся инженер, бывший главный конструктор каспийского завода «Дагдизель», внесший большой вклад в развитие инженерии в Дагестане и в укрепление обороноспособности страны.

Среди кубачинских женщин также известны врачи, ученые, педагоги, в их числе кандидаты филологических наук, научные сотрудники Дагестанского научного центра Российской академии наук Ф О.Абакарова, Ф.А.Алиева, Ф.Х.Мухамедова; кандидат медицинских наук, доцент Дагмедакадемии А.А. Ахмедханова.

К сказанному следует добавить еще то, что поселок Кубачи по настоящее время остается крупным центром художествениой культуры Дагестана, где сохранились выдающиеся памятники народного зодчества (жилые, культовые и оборонительные сооружения), памятники резьбы по камню и дереву, произведения художественного бронзового литья, медно-чеканного искусства ХIV-ХV веков и последующих эпох, имеющие огромную историческую и художественную ценность и привлекавшие внимание крупных ученых самых разных областей науки, в числе которых академики Б.А.Дорн, Д.Н.Анучин, И.А.Орбели, проф. К.В.Тревер, А.С.Башкиров, Л.И. Лавров и мн.др. В домашних «музеях» (коллекциях) кубачинцев хранятся образцы высокохудожественной керамики (фарфор, фаянс) и металлической посуды ХV-ХIХ вв. стран Ближнего Востока, России и европейских государств. Вывезенная в прошлом из сел.Кубачи такая керамическая и металлическая посуда пополнила коллекции известных музеев Республики Дагестан, России и зарубежных стран.

В пос.Кубачи сохранилось исключительно высокое мастерство художественной металлообработки, включающее самобытные, выработанные тысячелетиями и бережно пронесенные мастерами сквозь века уникальные декоративно-технические приемы ювелирного дела по серебру и медно-чеканного искусства. Здесь продолжают также бытовать оригинальные виды народной вышивки и узорного вязания.

В нынешних условиях становления рыночной экономики с особой остротой встает проблема сохранения отмеченных историко-художественных ценностей, являющихся национальным достоянием не только народов Дагестана, но и России в целом.

Автор: журнал «Возрождение», №4, 1999 г.

0

Поделиться

0

25 Дек 2018 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: