Авары. Ранние формы самоуправления.

Авары. Ранние формы самоуправления

0

Поделиться

25 Дек 2018 г.

Аварцы — один из многочисленных народов в многонациональном Северо-Кавказском регионе. Численность их по переписи населения 1989 года составляет 600989 человек, в том числе в Дагестане — 545,9. Населяют они в основном горную и высокогорную части Центрального и Северо-Западного Дагестана, его северные предгорья и часть равнины, а также компактно проживают на севере Азербайджана (Белоканские и Закатальские районы), в Турции и странах Переднего Востока. Говорят аварцы на языке, относящемся нахско-дагестанской ветви восточно-кавказской семьи. Язык делится на два диалекта: северный (хунзахский и салаватский говоры) и южный (анцухский, гидатлинский, батлухский, андалалский, келебский), каждый из которых в свою очередь делится на множество говоров. На основе северного диалекта в Дагестане сложился литературный язык – болмац, что значит язык народа, войска. Есть и другое толкование болмац, как гьа-балмац, что значит язык гостя.

Почему аварцев назвали аварцами

Горцы современной Центральной Аварии, называемые «маарулал», возможно, ранее имели другой этноним-алби, к чему склоняется ряд исследователей, в том числе такие выдающиеся, как Н. Трубецкой и Я. Марр. Аварцами же они себя до последних времен не называли, не именовали их так и соседи, грузины называли леками, лакцы — ярусл, кумыки — тавлу и т.д. Новое обозначение народа — аварцы впервые встречается в трудах выдающегося дагестанского историка XIV века Мухаммеда Рафи («Тарих Дагестан»). Это обозначение Мухаммада Рафи, а может быть и неизвестного нам его предшественника, кочевало из книги в книгу, попало в архивы, дипломатическую переписку и, самое существенное — в официальные документы учета народов еще в прошлом столетии. Так маарулал осталось внутренним самоназванием, а аварцы стало внешним обозначением народа, экзоэтнонимом, как это часто случается в истории. (Например, народы, известные всем как венгры, называют себя мадьярами).

Читателю, видимо, интересно, откуда взялся термин «авар» вообще? У историков есть объяснение. Царя известного раннесредневекового государственного образования Серир в Нагорном Дагестане, по авторитетному свидетельству арабского историка Ибн-Рустаха, звали Авар. От этого имени и образовал летописец этноним -авары. Такое перенесение имени человека на целый народ случается довольно часто. Так, от имени хана Узбека происходит название узбеков, от хана Ногая — ногайцев, от династии Каджаров — каджаров (персов).

Но возникает другой вопрос, как случилось, что царя Серира назвали именем Авар? Ведь само это слово чуждо кавказским языкам. Многие авторы ищут объяснение в племенном названии кочевых аваров. Как известно, тюркоязычные кочевые авары создавшие в Восточной Европе мощное государственное объединение — Аварский каганат, в VI веке находились в Предкавказье и, конечно же, не могли не соприкасаться с коренным населением такого крупного государственного образования Восточного Кавказа, как Серир. Есть предположение, что тогда часть кочевых аваров проникла в горы и осела, ассимилировавшись с местным населением (Минорский В. Ф.), что и получило отзвук в имени царя.

Экскурс в историю

Самым ранним известием о кавказских аварцах является сообщение античных авторов о легах в числе 26 племен, входивших в албанский союз. Следующее упоминание — о «царстве трона», т. е. Серире. По свидетельству арабских авторов Масуди, Ибн-Рустаха, это было могущественное образование на Восточном Кавказе, успешно ведшее войны с хазарами и одерживавшее победы потому, как оно «находилось в горах, а Хазария — на равнине». Столицей Серира был город Хумрадж, отождествляемый историками с нынешним Хунзахом. В царстве было 12 тысяч поселений. У царя было два трона, один — золотой и другой -серебряный, жители поклонялись «сухой голове». (Некоторые историки полагают, что «царство трона» и «сухая голова» — этимологические легенды хронистов.) Царство Серир перестает существовать после арабских завоеваний на Восточном Кавказе.

На месте бывшего Серира образовалось — Аварское ханство (нуцальство), государственное образование, продолжавшее играть важную роль в истории Кавказа и достигшее своего расцвета в XVIII веке при Умму-хане Справедливом. Наряду с аварским ханством монархического толка на территории нынешней Аварии да и всего Дагестана формируются самостоятельные политические образования республиканского типа, так называемые «вольные общества». Это практически независимые друг от друга гражданские мини-республики, сформировавшиеся по территориальному признаку.

В дальнейшем ходе истории на территории Дагестана и Чечни сложилось теократическое государство – Имамат, просуществовавшее вплоть до
окончательного присоединения к России. После падения Имамата было введено военно-народное управление и образованы новые административные единицы – округа, ханства так и не были реставрированы, более того, вводя военно-народное управление и окружную форму административного строя, новые власти упразднили остатки феодального управления по всему Дагестану, как и в целом по Кавказу.

С установлением Советской власти Дагестан стал автономной республикой, ныне она преобразована в Республику Дагестан со своим Парламентом и Госсоветом, с Гимном и Гербом — суверенное государство в составе Российской Федерации.

История Аварии в контексте всего Дагестана и Северного Кавказа насыщена блистательными и драматическими страницами. Отпор вторжению Тамерлана в XIV веке, победа над «победителем народов и завоевателем вселенной» Надир-шахом в XVIII веке, пафос побед и горечь поражений в почти столетней войне за независимость в XIX веке, возрожденный духовный подъем в том же XIX веке; драма двух революций, ходом и результатами которых было заложено нынешнее общество. Каждая из перечисленных тем заслуживает внимания, но мне хотелось бы остановиться на той из них, которая ранее не освещалась и на сегодняшний день представляет особый интерес. Речь пойдет о высоких и завершенных формах самоупоения горцев — о традиционной политической культуре.

Земля аула — росдал ракь

В Нагорном Дагестане четко обозначались границы территории, называемой у аварцев роздал ракь — земля аула. Территория джамаата была не просто пространством жизнеобеспечения, а являлась сформировавшейся в юридическом смысле собственностью, которая (как категория) вводилась в различные правовые уложения, охранялась. Ее части иногда арендовались малоземельным обществом, а иногда и отчуждались в пользу других обществ или лиц, как плата за кровь. Именно территория, физически и юридически бывшая неотъемлемой частью и собственностью конкретного общества, являлась пространственным объединением частных и общественных земель. Она содержала в себе как бы два начала: частное и общественное, последнее как стальным обручем обрамляло первое. Каждая «территория граничила с соседними, а те в свою очередь со следующими и т.д., образуя своего рода ассоциации или «мозайку» сельских территориальных владений, которые соответствовали и политической организации дагестанских обществ.

Джамаат и право

Ядром всех форм политических образований названных выше территорий были джамааты, сосредоточившие в себе основные правовые и политические функции. С точки зрения личных и гражданских прав, имущественного и правового статуса член джамаата несопоставим со свободным или полузависимым крестьянином так называемых крестьянских общин. Свободный член гражданской общины или джамаата являлся совладельцем всей территории, инфраструктуры и имущества общины, чего были лишены крестьяне. Ни духовенство, ни выбранные правители не имели, ни юридических, ни фактических прав и привилегий по отношению к территории или к доходам от общей земли, которые распределялись между членами джамаата. Каждый отдельно взятый член общины одновременно был частным собственником своей пахотной земли, сенокосов, иногда куска леса, домостроения и другого имущества, редко пастбища, которое в целом находилось в совместном (общинном) владении и пользовании. Во владельческих правах, которые превращали членов такой общины одновременно в ее суверенных правителей, механизме выборов во властные структуры, и заключено коренное отличие гражданской общины от крестьянской. В последней крестьяне — только землепользователи и лишены прав владения территорией, которая принадлежит государству или феодалам. Община как гражданская республика с внутренним самоуправлением и избранной властью всячески стремилась оберегать юридическое равенство ее членов.

Организация властных структур

Административную и судебную власть в вольных обществах осуществляли правители (чIухIби) и старейшины (хараби) наряду с кадиями. Законодательная и контрольная функции принадлежали совету старейшин, который представлял Народное собрание (джамаат). Народное собрание созывалось редко, в особо важных случаях. Ежегодно избирались правители (чIухIби), исполнители (гIелал), посредник между народом и правителем и глашатай (магьуш), смотритель долей (магъил гIел), казначей (хъазиначи). Совет старейшин назначал ведавшего военными делами — (цевехъан).

В выборах могли участвовать только мужчины и только те из них, которые, как говорили, имели «большую плеть» (плеть для погона во время пахоты), т. е. землевладельцы. В разных обществах принципы осуществления выборов и форма организации властных структур были по сути одинаковы, но различными в деталях. Например, селение Ругуджа. Оно делилось на три квартала. В каждом квартале выбирали по одному сотнику (нусилбетIер). Каждый сотник в и собственном квартале назначал по три десятника. Итого по 9 десятников, которые непосредственно подчинялись избранному главе села. При этом в подчинении сотников или десятников было не по 100 или 10 семейств, а любой набор, который выходил при делении селения на три квартала и каждого квартала на три части. Отдельно шли выборы главы села — бегавула. Для этого из 12 тухумов выставлялось 12 кандидатур, за каждого отдельно голосовал весь аул. Голосование было тайным. Вегавулом становился тот, кто получал наибольшее количество голосов. Выбранного правителя непременно приводили к присяге на Коране. Присягал он в своем полном подчинении и соблюдении законов и адатов, в том, что не изменит и не введет новый закон без решения общего собрания, будет справедлив по отношению ко всем кланам и сословиям общества. Такие общества, сформировавшиеся по территориальному принципу, со своей системой самоуправления представляли собой гражданские республики, известные в литературе как вольные общества или союзы сельских общин. Посредством взаимных договорных актов они превратили Дагестан практически в единое политическое поле. При видимой внешней эфемерности такое политическое поле внутренне было цельным и способным к маневру и самовосстановлению более чем другие формы политической организации. Секрет заключался в единообразии социальной природы и устойчивости сельских джамаатов или, как часть исследователей ныне их квалифицирует, гражданских общин. Каждый из них, как говорилось выше, являлся сувереном своей территории, как это однозначно было в древности у таких же общин Восточного Средиземноморья, Византии в отличие от Переднеазиатской цивилизации.

Распад сложившихся форм самоуправления

После падения Имамата, царская администрация сохранила экономическую структуру общины, не признавая де-юре частное владение земельной собственностью и юридическое правовладение территорией, де-факто считалась с реальностью. Но уничтожила демократические выборы властей и сельское управление формировалось по назначению cельских старейшин, которые также назначались вышестоящими властями.

Существовавшая политическая система была деформирована и создана новая служебная знать, подобно теократическим структурам при имамах (были сохранены наибства во главе с назначенными властями наибами). Формировался ранее не ведомый для горцев двойной менталитет, казенный и общинный. С установлением Советской власти в Дагестане колхозный строй с обобществлением частных земель и скота, казалось, возродил примитивную первичную, т. н. «земледельческую» или крестьянскую общину, однако наличие приусадебных участков сохраняет элемент вторичной более развитой общинной системы. Тем более, что колхозный строй закрепил территории сел в прежних границах, с правом на вечное владение. (В юридическом смысле — это шаг назад, ведь территории были за общинами в вечной собственности, с чем даже примирилась царская власть, создавая отдельные фонды казенных земель, не претендуя на государственную секуляризацию всех земель, как это случилось после революции). Вскоре колхоз перестал мыслиться как коллективное владение, произошла «ползучая» узурпация государством владельческих прав колхоза.

В инфраструктуре тоже произошли сильные изменения: старый аул видоизменился, разрушился кооперативный характер владения территорией. Сложились новые экономические и культурные условия для утверждения европейского типа поселения с огородом при доме. Соответственно, терпит кризис вырабатывавшаяся тысячелетиями форма организации территории с оптимальным сочетанием поселения и ее возделываемой части. Власть Советов на местах как форма самоуправления не противоречила политическому сознанию населения, но со временем она вследствие ее общей тотализации становится фиктивной. Существующая ныне практика назначения «глав администраций» — это по сути старые формы административного управления, которые всегда были чужды горцу.

Традиционная политическая культура аварцев, как и других народов Дагестана, — это великое историческое достояние, восстановление пригодных для современности отдельных форм самоуправления, пожалуй, важное условие возрождения нации и путь ее нравственного оздоровления.

Автор: Мамайхан Агларов, доктор исторических наук, Журнал «Возрождение» // 1993

0

Поделиться

0

25 Дек 2018 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: