Мальчики с мальчиками. Как отдыхали джигиты сто лет назад?

7
0

Поделиться

14 Окт 2018 г.

Хуштада. Одно из селений Дагестана, в котором функционировали союзы мужчин, называемые «общими домами». Местный краевед и историк Абдулла Магомедов рассказал и наглядно показал мне, как проходил «расслабляющий» сезон.

В старом селе, расположенном на горном перевале, сейчас уже почти никого нет. Однако здесь сохранились кварталы. Их всего три: Эсси, Эли и Шамхал.

После окончания осенне-полевых работ мужчины разных общин договаривались о создании мест отдыха. Открывались они сроком на 2 — 3 месяца. Их бывало много, в зависимости от того, сколько тухумов. И каждый имел свою личную территорию и контингент людей. Эти отдельные территории и называются «кварталами».

Как писал в своих исследованиях доктор исторических наук, этнограф Юрий Карпов, формы мужских союзов горцев Кавказа во многом идентичны подобным институтам других народов Европы, Африки, Азии и даже Океании. В ранний период на общедомовцев возлагался широкий спектр воинских обязанностей: несение сторожевой службы и охрана, ведение наступательных операций, совершение воинских рейдов с целью грабежей соседних сел.

«Мужские дома» были в некотором смысле «институтом благородных девиц», но не для девиц, а для джигитов. Система уделяла большое внимание воспитанию моральных качеств и освоению норм этикета.

«Если подходить с современной точки зрения, то это объединение включало образовательные, развлекательные, военные программы и трансмиссию культуры», — рассказывает старший научный сотрудник отдела этнографии ДНЦ РАН Майсарат Мусаева.

По ее словам, объединения утрачивают свою былую функциональность в начале 20 века, постепенно перестают существовать. Лихие набеги прекратились, в обороноспособности не было необходимости. Организация уже становится местом для мужского досуга. С развитием коллективных игр уделяется большое внимание занятию спортом. На специальной площадке за аулом молодые мужчины проводили тренировки, даже вне зависимости от погоды.

Джигиты, намечается долгая пати

Перед началом функционирования общего дома каждая семья делала свои взносы: деньгами, скотом или зерном. Как говорится, «чем смогу – помогу». Каждое объединение имело своего хана. Им становился наиболее опытный и обычно тот, кто внёс больший вклад. В обязанности входило общее руководство мужским объединением и его материальное обеспечение.

Дополнительные сборы производились за счет штрафов членов общего дома. Людей несостоятельных, не выполнявших условия, заселяли в яму. Называлась она штрафным домом. Глава всегда бывал в курсе того, какой продукт у кого имеется, и находил любые причины для «штрафных».

«На одном из собраний глава заявляет, что сегодня он наказывает кузнеца Зубайрил Магомеда. Магомед начинает возмущаться: «Я же ничего не нарушаю, действую строго по правилам». На что ему отвечают: «Я тебя наказываю за то, что ты так хорошо себя ведешь». И отправил его домой принести одну мерку орехов», — рассказывает Абдулла Магомедов.

Порядок жизнедеятельности имел особый регламент. Пищу готовили специально назначенные лица либо поочередно женщины, чьи родственники входили в данный союз.

День начинался с утренней молитвы и чтения Корана. Далее завтрак.

«Помолились, поели, теперь можно и залить глаза», — смеется Абдулла Магомедов. После всех обрядов общедомовцы выпивали горскую самодельную выпивку-бузу и мед.

Абдула Магомедов. Фото: Патимат Ханапова

«Хмельные напитки делались из пшеницы и проросшего зерна. Напиток бывал слабый, так как сделан из натурального сахара, то есть соло. Они заготавливали несколько больших деревянных бочек и любили потреблять в больших количествах. Медицина доказывает, что данные напитки очень полезны и энергетически хорошо влияют, поэтому я не удивляюсь тому, что они всегда находились в приподнятом настроении», — смеется Майсарат Мусаева.

Условия все по-своему удивительные. Так, холостые не имели права покидать «зону отдыха». Женатый член общего дома имел право ночевать с супругой только с четверга на пятницу.

«В целях контроля на шею каждого мужчины краской или углем наносилась метка. В расчёте на то, что мужчина, имевший накануне связь с женщиной, перед совершением намаза делал полное омовение. После обряда мытья метка стиралась, и он выдавал себя», — пишет в своей книге «Джигит и волк» Юрий Карпов*.

Жены, пишет историк, не жаловались на долгое отсутствие супруга. Причина на это была. Во времена расцвета и авторитета общих домов сила и ловкость проверялось тем, сколько сезонов ты оказывался членом данного союза. Каждой горянке хотелось, чтобы именно ее мужчина был самым-самым джигитом.

Очень нужны были камни

Из всех общих домов Шамхал-Гай** считался элитным. Туда отбирали людей только состоятельных, чтобы они могли вносить большой вклад. Сохранился он хорошо. Потомок рода позаботился об этом. Деревянная большая дверь была заперта навесным замком. Открываем. Заходим. Налево от прихожей кладовая. В целости находятся настенные полочки. Правда, пыльные и покрытые паутинкой. У стены стоят вместительные железные «сундуки».

Как объяснил мне Абдулла, там хранили муку. В центре маленькой комнаты – деревянная бочка. Скорее, ее наполняли самодельными алкогольными напитками. Поднимаемся по деревянным крутым лестницам на 2 этаж. Это спальная зона. Оттуда через деревянную дверь выход на «кухню». Кухня «тоже че» – одинокая железная черная печка. С помощью него и готовили, и согревались. Под потолком висит чайник. А на стене сито. В бревно вбиты железные обломки, где и висит утварь.

В квартале, помимо домов и ям, входили и сторожевые башни. Только дела с вышками плохи. Круглая башня Шамхалов еще недавно стояла, как «анча»***. Увидеть ее мне не удалось.

«В прошлом году её снесли. А башенные камни разобрали для строительства сараев. Я пытался отстоять и сохранить объект культурного наследия. Не смог. Очень нужны были камни», — говорит Абдулла.

Оглядываюсь вокруг и думаю: «Как это так, не хватало? Вокруг всё в камнях, хоть ешь их». Позже до меня доходит, что он иронизировал. Вообще, у жителей села очень специфичный юмор. Мне нравится.

*Книга является первым исследованием социально-исторического феномена мужских союзов в традициях народов, проживающих в горной зоне Большого Кавказа. Прослеживается значение мужских союзов в социально-политической и обрядово-культовой сферах жизни горских обществ. Рассматриваются основные формы функционирования данного института в поздний исторический период, варианты позднейших трансформаций. Предназначена для этнологов, историков, культурологов и широкого круга читателей, интересующихся историей и культурой народов Кавказа.

**Гай – сословие, община.

***Анча — в переводе с хуштадинского диалекта «камень».

Марина Анхилова, «Молодежь Дагестана»

7
0

Поделиться

0

14 Окт 2018 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля