Фоторепортаж. Табасаранские ковры

Фоторепортаж. Табасаранские ковры

0

Поделиться

29 Ноя 2010 г.

Сейчас сделалось модным подвергать сомнению многие научные положения, которые на протяжении долгого времени считались незыблемыми. Взять хотя бы ту же теорию эволюции Дарвина, которого теперь даже в школах отказываются изучать. А вот мы с фотографом Русланом Алибековым после поездки в Табасаранский район склонны думать, что все разговоры про шарообразность Земли — враки. Потому что своими глазами видели Край Мира.

Туман поднялся еще по дороге, а потом, куда бы мы ни заезжали, и в Тинит, и в Гувлиг, и в Халаг, всюду было одно и то же – разлитый в воздухе молочный туман, в котором трудно было что-либо разглядеть. Он скрывает основания домов, оставляя видимыми лишь крышу и верхний этаж, отчего кажется, что все это парит в воздухе, вырастая из ничего, из фантазии, из облаков. Около родника две смелые табасаранские женщины стирают одежду, топчут резиновыми сапогами поверженных врагов — джинсы, штаны и рубашки, поливают их холоднющей водой, полощут, отжимают, бросают на цемент и опять топчут.

На краю Земли
Будто бы не январь на дворе, будто бы у нас от одного взгляда на них не коченеют руки. Чуть дальше бодаются два бычка.
На краю Земли
А вот за ними уже ничего не видно. За ними уже сплошь белое, мутное, густое и мы с Русланом сразу верим, что там, за бычками все обрывается в никуда, а если подойти к самому краешку, то можно разглядеть и хоботы слонов, и панцирь черепахи, на которой они стоят, удерживая на спинах нашу Землю, похожую на перевернутое блюдце.
На краю Земли

Впрочем, мы сюда ехали не за этим. Мы ехали как раз за противоположным, за живым, разноцветным, теплым, ярким и домашним. А именно, смотреть, как ткут знаменитые табасаранские ковры. Автомобиль скользит, пробуксовывает в грязи, дорога петляет, деревья выскакивают нам навстречу из тумана, а мы слушаем о натуральных красителях, о загадочных «узлах», которые вывязывают ковровщицы, о пурпуре, который добывали из моллюсков, ну, а попутно о семейном праве, этногенезе Льва Гумилева, роде Сефиридов и опять о коврах, коврах, коврах. Ариф Сулейманов зав. кафедрой международного права ДГУ, доцент, кандидат юридических наук говорит о них компетентно, как ученый, горячо, как футбольный фанат и вдохновенно, как поэт.

— Наши «патриоты» меня, конечно, за это убьют, но я хочу развенчать миф о том, что в коллекциях лучших музеев мира есть и табасаранские ковры. Покажите, где? Да, в Лондонском музее Виктории и Альберта красуется азербайджанский ковер «челеби» и «шейх сефи», в Музее Востока в Москве – лезгинский ковер «Древо жизни», в Эрмитаже – агульский сумах, даже знаменитый ковер «зейхур». Но табасаранских – нет даже в дагестанских музеях, если не считать двух-трех, не представляющих особой ценности. Все наши старинные ковры (а старинными считаются те, которым не менее ста лет) уже распроданы, а нынешние невысокого качества, как на мой взгляд. Я, поверьте, в этом кое-что понимаю, 12 лет уже занимаюсь коврами. Весь процесс досконально знаю, от окраски шерсти и до стирки уже готового изделия. Видел, как рвались ковры из-за того, что слишком туго натянули основу, знаю, сколько примерно «узлов» должна в день делать мастерица, чтобы не пошла халтура, каков ковер с изнанки и как играют краски даже на старых молитвенных ковриках. Мой коллега художник Магомед из Дагестанских Огней страшно обижается за мои «нападки» на табасаранские ковры. Он считает, что если, скажем, ковры в традиционном лезгинском стиле какое-то время ткали у нас, то они автоматически сделались нашими и не сметь на святое посягать. Но ведь многие рисунки когда-то пришли из другой культуры. Потому я и дал своей фирме обобщенное название — «Кавказские ковры».

В первой же мастерской, в селе Тинит становится ясно, что «попробовать соткать самим мааааленький коврик» нам никто не позволит. Да и непонятно, что, собственно, нужно делать. Стоят огромные станки, висят мотки разноцветной шерсти, похожие на новогодние украшения, а перед натянутой паутиной основы на низенькой, длинной скамейке сидят женщины, мастерицы.

Их руки, пальцы мелькают так быстро, что уследить, что именно они там цепляют этим «ножом» с крючком на конце (по-табасарански «к арк ар») – и как зацепленное завязывают – невозможно. Даже самое, казалось бы, простое – обрезать лишние миллиметры нити тяжелыми старинными ножницами «убрушв» и то не просто. Говорят – особое искусство тут. Единственное, что позволили, так это постучать тяжелой металлической штукой, долбежкой, которая называется «рягъ», похожей одновременно на молоток и расческу для мифологического чудовища.

Стучу робко, одной, а не двумя руками, трушу, а вдруг что-нибудь задену, порву, испорчу и коту под хвост работа нескольких месяцев. Рядом Аминат, она просит звать ее Аней и утешает, что все это наживное, что сама она «25 лет за станком не сидела, в России жила», а потом вернулась и вот ничего, все сразу вспомнила. И у меня, мол, конечно, все получится, было бы желание. Ариф с ней, конечно, не согласен.

— Думаю, не каждая женщина может стать ковровщицей. Настоящей ковровщицей, я имею в виду. Я, например, не беру на работу если у мастерицы нет своего инструмента. Тут ведь не просто ремесло, тут и еще талант нужен, и то особое, чему мы не знаем названия, что пошло от воздуха здешнего, от земли, от слов матери на родном языке. Но это все уходит, уходит! Вот ты, Пакизат, во сколько лет впервые села за станок? (Пакизат, румяная и улыбчивая смеется и показывает рукой расстояние где-то около 30 сантиметров от пола, мол, совсем еще крохой была). Ну, а внучку свою со скольки лет усадишь? Не раньше 12-ти? Вот видите… А, между тем, табасаранцы – единственный этнос в РФ, который еще продолжает заниматься ковроткачеством, традиционным видом национального искусства. Но нас всего 130 000 человек, мы немногочисленный народ. И люди как-то отходят от того, что было частью их жизни. Я вот рос среди ковров, моя мама была, не побоюсь этого заявления, лучшей мастерицей в нашем селе Ружник. Но жена, а она у меня тоже табасаранка, страшно недовольна, что я занялся этим делом, говорит: «Я выходила за тебя, рассчитывая, что мне никогда больше не придется заниматься коврами – и что получила? В доме мешки с травами и корешками, чаны для окраски, на деревьях сохнут уже окрашенные нитки, а посреди двора расстеленный для стирки ковер!». Она бы, может, еще и простила мне все это, если бы на коврах можно было бы быстро и без особых трудов разбогатеть, но затраты на производство окупаются очень нескоро.

Когда мастерицы вяжут узлы, туго натянутые нити основы тихонечко откликаются. Шесть пар ловких рук извлекают из них удивительные домашние, уютные звуки. Если основа из шерсти – такое впечатление, будто сидишь на кухне, вдыхая запах сушеной кураги, свежеиспеченных чуду с зеленью и дедовской старой шубы с длинными рукавами-карманами, а по крыше дома тяжело бьют первые капли дождя. Если же основа кордовая, более плотная, то звуки иные – густые, почти гитарные, сливающиеся в переборы. Под такие бы петь протяжное, чуть ли не испанское, про любовь и измену, и ожидание, и потерю, страдальчески изгибая широкие брови и кутая плечи в яркий платок. Платки на мастерицах, кстати, фабричного, явно, производства. И рядом с мягкими, теплыми и каким-то настоящими цветами ковров, режут глаз химическим фиолетовым, ядовитым розовым, отвратительным зеленым. Да и рисунки на платках, скажем честно, оставляют желать…

— Есть своя мистика, связанная с коврами. Вот, например, рисунок «зейхур» (я полагаю, что это производное от названия села Цахур), у табасаранцев он называется «тапанча», то есть, «пистолеты». Долгое время я искал мастерицу, которая сможет выткать мне этот ковер. Ни одна не соглашалась! Говорили, что там, в рисунке зашифрованы символы войны, крови, смерти, есть перекрещенные сабли и любая ковровщица, вызвавшаяся ткать этот ковер, навлекает на себя и свою семью страшную беду. С большим трудом я нашел одну, которая согласилась, а потом узнал, что перед тем, как взяться за работу, она пошла в сельскую мечеть и сделала садакха, принеся туда в дар молитвенные коврики. То есть, отвела от себя беду, проклятие. В этом много языческого, как и много языческого в так называемых «свастиках», которые многие считают символом фашистским и потому не желают брать такой ковер, не зная, что «свастика» — это древний солярный, то есть, солнечный знак. А вот с ковром «Сафар» связана сравнительно молодая легенда. Мол, жила девушка, которую звали Сафар и ее возлюбленный-чабан погиб в буре – вот она и выткала ковер, на котором видна и стилизованная отара овец, и смерч, и папаха. А розы? Откуда на наших коврах взялись розы, вы знаете? Так я вам скажу. Это во время Кавказской войны русские солдаты привезли в Дагестан посадские платки. Они именно такими и были. Огромные пышные розы цвели на них. А почему некоторые старинные ковры с несимметричными рисунками, знаете? Просто ковровщица снимала рисунок на глаз, оборачивалась и смотрела на расстеленный образец, а то и вовсе по памяти ткала. Поэтому рисунок менялся, появлялись новые детали, одним словом, он был живой.

— «Вот же, вот!» — Ариф тычет пальцем в ковер, пытаясь показать, где же тут обещанный дракон. Никакого дракона не видно. Тем более, в короне и сапожках. Это надо досконально выучить все эти загогулины, изломанные линии, больше напоминающие стилизованные елочные лапы, чтобы что-то рассмотреть.

Мы щуримся, вглядываемся и растерянно переглядываемся. Мастерицы откровенно над нами потешаются. Зато мы сразу опознаем павлина, несмотря на то, что ног у него вчетверо больше, чем нужно. Хотя, может быть это и не павлин, а, например, индюшка. Похожая только что сидела на укрытой туманом низкой крыше дома и презрительно смотрела на нас в упор. А ее фаршированной сестрой нас через полчаса будут угощать в гостях у Али-Керима, главы администрации села Халаг. Тут, в соседнем селе сравнительно недавно жил со своей семьей американец Филипп Шенк. То ли 8, то ли 9 лет прожил, а его жена Алиса стала совсем, как настоящая табасаранка. Они тоже восторгались здешними мастерицами и даже хотели наладить поставку вязаных пестрых носочков туда, в Америку, да что-то сбилось, пошло не так, утонуло в бюрократических проволочках и нерадивости посредников, бессовестно надувавших простодушного гражданина США. Арифу повезло больше, он за всем приглядывает самолично.

— Вот скажите, кто сейчас знает о «марене дербентской»? А ведь это было очень ценное сырье, она давала такой насыщенный, глубокий красный цвет, что высоко ценилась даже у лионских ткачей. Туда ее возили, представляете? Ну, а потом наступил 1869 год, изобрели анилиновые красители и разом разорились многие торговцы, сколотившие состояние на поставках здешней марены. Это ведь адский труд – собрать корешки этого растения, высушить их, перемолоть, а искусственные красители намного дешевле. Но, когда я взялся за воссоздание традиционных кавказских ковров, стало понятно, что одного лишь ручного труда мастериц недостаточно, недостаточно и оригинальных рисунков, нужны еще и аутентичные красители. Так что ту же марену мы сейчас выращиваем на опытных участках, но там нужен особый рельеф местности с такими, знаете, небольшими холмиками и неглубокими рвами. Так что вы понимаете, что ковер, в который вложено столько труда просто никак не может быть дешевым? Как не может быть дешевым настоящий шоколад. Как не может быть дешевым все настоящее, подлинное. Но люди не хотят этого знать и потому в фойе Лезгинского театра висят не ковры, а какая-то дешевая подделка, купленная по бросовой цене.

Туман сгущается, подползают сумерки, мы торопимся назад в Махачкалу. Ариф грузит в машину уже готовые ковры, мы прощаемся с Али-Керимом и его женой, индюшка, перепорхнувшая с крыши на стену смотрит на нас все так же надменно, а из открытой двери цеха доносится негромкое постукивание — там ткут ковер. Он потом ляжет на пол в чьей-то гостиной и сразу незаметными станут кожаные моднючие диваны, роскошные люстры, а разная интерьерная мелюзга стушуется и спрячется по углам, признав его за Главного.

Лаваш
Лаваш

Лаваш

На краю земли
На краю Земли

На краю Земли

На краю Земли

На краю Земли

Узоры

Процесс


Автор: Светлана Анохина / Источник: etnodrom.livejournal.com
0

Поделиться

0

29 Ноя 2010 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля