Рукописная коллекция Хаджи Ибрагима из Урады

45
0

Поделиться

25 Окт 2018 г.

Исторические условия сложились так, что духовное развитие Дагестана шло не замкнуто, не изолированно от других географических ареалов и исторических цивилизаций, а в русле того обширного интеллектуального поля, которое было сформировано арабским языком и идеологией ислама.

Итоги этого историко-культурного диалога были грандиозны. В течение примерно тысячи лет, начиная с X в. (как это можно уловить на фактическом материале) шел триединый процесс: интенсивное проникновение письменных памятников, созданных в арабо-мусульманском мире; их тиражирование, размножение от руки и создание, таким образом, огромных количественных показателей; и, наконец, создание оригинальной, собственно дагестанской литературы на арабском языке, к которой с определенным хронологическим разрывом присоединилась дагестанская литература на персидском, тюркском и дагестанских (на арабской графике) языках.

Это рукописное книжное наследие было тематически богатым, разнообразным, охватывало все отрасли средневековой науки и литературы и, вместе с тем, представляло собой часть общемусульманской культуры в целом.

В итоге длительных историко-культурных контактов со многими странами мира в Дагестане сложился интеллектуальный фонд — арабские книжные коллекции. Рукописные книги Дагестана несут неоценимую информацию по истории и культуре не только Дагестана, но и всего Кавказа, а также стран Переднего Востока. Частные коллекции, как и коллекции в мечетях, школах, музеях Дагестана до недавнего времени не были предметом внимания специалистов и даже не выявлены в полном объеме. Вместе тем с почти все арабские коллекции мира учтены, каталогизированы (известно более 1600 изданных каталогов арабских рукописей), имеются фундаментальные справочники (Катиб Челеби, Альвардт, К.Брокельман, Ф. Сезгин, А.Б. Халидов.и др).

Систематические исследования дагестанских востоковедов открывают ныне все новые и новые рукописные собрания. Нередко находки бывают сенсационными.

К числу таких редких находок относится рукописная коллекция Хаджи Ибрагима Урадинского, замечательного ученого, основателя и руководителя медресе, блестящего знатока мусульманского права, грамматики арабского языка, одного из первых энциклопедистов Дагестана. И еще: одного из главных организаторов борьбы против полчищ Надиршаха, ворвавшихся в середине  XVIII в. в Дагестан.

Известный дагестанский ученый Абдурахман Газикумухский (1837-1901), историограф и единомышленник имама Шамиля в своих «Воспоминаниях» среди ведущих дагестанских правоведов XVII-XIX вв. рядом с выдающимися представителями науки и образования Шабаном Ободинским (ум. в 1667 г.), Мухаммадом из Кудутля (ум. в 1717 г.), Саидом Араканским (ум. в 1834 г.), Мухаммадтахиром ал-Карахи (ум. в 1880 г.) называет также Ибрагима из Урады.

Ибрагим (впоследствии — Хаджи Ибрагим) родился в селении Урада, в семье знаменитого знатока шариата, мусульманского права, арабской литературы вообще, основателя и руководителя медресе Хаджи Мухаммада из Урады. Селение Урада — одном из старейших населенных пунктов Дагестана (ныне селение находится в составе Шамильского района), оно входило тогда в состав Гидатля, одного из самых интересных, независимых союзов сельских общин Дагестана. На этой территории обнаружены замечательные памятники истории и культуры. Археологические памятники, обнаруженные здесь относятся к V-IV тысячелетиям до н.э. Замечательные памятники резьбы по камню и дереву Гидатля известны далеко за его пределами. Сохранились замечательные памятники башенной архитектуры XV-XVI вв. В XVII-XVIII вв., он представлял собой один из важных очагов культуры, особенно памятников письменной культуры.

Несколько слов о самом Гидатле (Хид). В XV в. Гидатль существует как самостоятельный союз сельских общин. Сохранилась надпись на камне, которая сообщает о том, что Гидатль принял в 880/1475 году ислам. Знаменитое «Завещание Андуник-нуцала» (Кайтагская редакция), сотавленная в 890/1485 году упоминает наряду с эмиром вилайата Кайтаг (Хайдак) эмира вилайата Гидатль, самостоятельной политической единицы1.

Гидатлинский союз (авар. Гьид), где были составлены «Гидатлинские адаты», занимал долину Аварского Койсу. Гидатлинская федерация была создана джамаатами шести селений — Урада, Гинта, Тидиб, Хотода, Гоор и Кахиб2.

Представляется, что еще в XVI в. Гидаль представлял собой один из центров книжной культуры Дагестана. Особой популярностью пользовались юридические трактаты. В частности сочинения выдающегося биографа и законоведа имама Мухйиаддина Абу Закарийа ан-Навави (ум. в 676/1278 г.) — «Минхадж ат-талибин» и не менее знаменитого шафиитского правоведа, теолога и комментатора Корана Джаладдина ал-Махалли (ум. в 864/1459 г.) — Шарх ал-Минхадж», или «Канз ар-рагибин шарх Минхадж ат-талибин». Ал- Махали был комментатором названного выше юридического сочинения ан-Навави.

В мечетской библиотеке сел. Кахиб (одного из селений Гидатля, ныне Шамильского района) среди других старых книг хранится и том «Минхадж ат-талибин» ан-Навави, переписанный мусульманином с христианским именем: «Завершил книгу «ал-Минхадж» … Тидури, сын Илбузара, сына Кими в селении Маккух3 в предвечернее время десятого мухаррама в медресе мавлана достойного совершенного имама …»

Как рассказывают местные любители старины, имена Тидури (Федор) и Илбузар ранее бытовали среди аварцев, а имени Кими они совершенно не6 помнят. Время переписки не указано, но оно устанавливается более или менее точно по следующей датированной рукописи, переписанной тем же Тидури. Рукопись представляет собой упомянутый юридический трактат Джаладдина ал-Махалли: «Завершил Махалл (т.е. сочинение ал-Махалли) … Тидури, сын Илбузара, сына Кими в селении Кахиб ал-Хидати (Гидатлинский) из селения Кибданаб (Кибдануб) в последний день благословенного месяца зу-л-када… Дата — тысяча шестнадцатый год».

Последний день зу-л-хиджжа 1016 г. хиджры — 16 апреля 1608 г. Кахиб, упомянутый здесь — это одно из старейших селений в обществе Гидатль4.
Ибрагим получил хорошее образование у местных алимов, в том числе у своего отца «устада Хаджи Мухаммада, затем совершенствовал свои знания как в Дагестане, так и за его пределами, в странах арабо-мусульманского мира. Имя его было чрезвычайно популярно в Дагестане, особенно как крупного знатока мусульманского права, этико-догматических трактатов. Жители Гидатля, знатоки арабского языка и литературы, единодушно рассказывают о том, что Ибрагим отличался исключительным трудолюбием, жаждой знаний, что он совершил хадж (после которого именовался Хаджи Ибрагим) и ‘умру (малый хадж), встречался со многими учеными Мекки, Басры, Дамаска, участвовал в дискуссиях по вопросам теории и практики ислама, науки, мусульманского права.

Назир из Дургели (ум. в 1935 г.) в своем замечательном био-библиографическом словаре «Прогулка умов по биографиям дагестанских ученых» оставил ценные сведения из жизни ученого: «Хаджи Ибрагим, сын ученого Мухаммада ал-Уради. Урада — это селение в обществе Хид (Гидатль) в Дагестане. Изучал науки у крупных ученых того времени. Он был блестящим ученым и крупным правоведом, чья слава была широко  распространена и кто достиг своей цели. Шейх и ученый правовед  Мухаммадали Чохский Аварский сказал о Хаджи Ибрагиме: «Он был широкообразованным ученым Дагестана, совершил хадж и малый хадж, встречался с известными учеными, у которых учился. В частности он встречался в Мекке с шейхом Саидом Мекканским, автором знаменитых фетв, как и с шейхом и большим ученым ал-Газзи, который был шафиитским муфтием а Дамаске, и написал комментарий к сочинению ал-Бухари и с шейхом Абдаллахом ал-Басри и др. Они поддерживали дружеские отношения и участвовали в дискуссиях по вопросам науки».
После этих слов, извлеченных из сочинения Мухаммадали Чохского, Назир рассказывает об отце ученого Хаджи Мухаммаде и его сына Дирха (брат Ибрагима), которые  также славились своей ученостью и знаниями мусульманского права.

Таким образом, Ибрагим — выходец из ученой семьи, «он имеет много трудов и многочисленные глоссы по вопросам права и других (областей знания). Эти (работы) существуют до сих пор».

К сожалению, год рождения Ибрагима из Урады точно не известен, о нем не сохранилось сведений. Ни Абдурахман Казикумухский, ни Мухаммадали Чохский, ни Назир из Дургели, ни Али Каяев об этом не пишут. Однако сведения о дате его смерти имеются. Дается несколько дат 1761, 1810, 1850 и т.д. Мухаммадали Чохский указывает на 1810 или 1811 год, с чем не согласен Назир из Дургели, который называет 1760 или 1761 г. Однако арабская надпись надмогильной плиты в сел. Урада дает другую дату.

Могила Ибрагима Урадинского расположена на старом кладбище, влево от дороги, ведущей к селению со стороны селения Тлях. На могиле стоит высокая прямоугольная плита, обвешанная многочисленными кусками разноцветной материи — обычай, пришедший к нам от доисламских времен. Так обычно украшают могилы, признанные народом священными, т.е. знаменитые святилища (пиры или зияраты)

Изящная, красивая надпись на плите нанесена в плоском и низком рельефе с изъятием фона. На фотографии текст еле различим. В моем распоряжении имеется арабский текст, который переписан жителем селения Абубакаром аш-Шихивали. В моем переводе этот текст звучит следующим образом:

» Год 1184 (1770 или 1771). Этот (текст) составил сын  Ибрагима.
Когда исчезают с моих глаз усыпальницы,
Усиливается (страшное) желание
К ним и (душевное) волнение.
Мы нанесли на камни имена любимых,
которые стали противоядием и лекарством.
Это могила шейха шейхов народа (шайх машиих ал-анам»), известного знанием шариата,
Мученика от всеобщей чумы,
Оживителя истлевших следов предшественников (предков),
Хаджи Ибрагима, сына сведущего (мудрого) Хаджи Мухаммада, сына Хаджиали благоразумного.
Да смилостивится над ним Аллах в раю».

В этом замечательном тексте указан не год смерти, а год занесения текста, но зная местную практику установки каменных плит у изголовья погребенного, можно предположить, что Ибрагим из Урады умер в 1770 или 1771 г., т.е. примерно 240 лет  тому назад.

В 2010 году мы можем отметить 240-летие со дня кончины одного из самых ярких представителей мусульманской элиты Дагестана.

В июле 2007 г. мне была представлена  возможность ознакомиться с рукописной коллекцией Ибрагима из Урады, бережно охраняемой его потомками. Для меня это было большой честью, ибо вот уже прошло около 240 лет со дня смерти владельца, но редко кто, как мне кажется, был допущен к этому сокровищу. Во всяком случае, я знаю о двух неудачных попытках, имевших место несколько десятков лет тому назад.

За 2 дня я просмотрел, нет фактически пролистал 24 рукописи., а в коллекции около 150 рукописей. Потом было еще 3 такие же краткосрочные поездки. В результате — самое поверхностное описание коллекции, включающей 150 рукописей в составе около 200 единиц описания. Здесь я воспользуюсь случаем, чтобы поблагодарить Магомеда Арипова, Абубакара аш-Шихинави, знающих арабский язык и  оказавших мне всяческую помощь в описании рукописных книг, особенно сборных рукописей в составе нескольких, иногда до 10, самостоятельных сочинений. Вся библиотека сформирована из книг на арабском языке. Тематика охватывает много областей знания: мусульманское право, правила чтения Корана, комментарии к Корану, суфизм, риторика, грамматика арабского языка, логика, теология, хадисы, теория стихосложения, сира — жизнеописание пророка, арифметика, медицина, ритуал и обряды, оккультные науки. Теперь понятно, почему Ибрагима Урадинского называли одним из самых образованных людей своего времени.

Хронология рукописей впечатляет в не меньшей степени: старейшая рукопись относится к XII в., а дальше они распределяются следующим образом:
XV-XVI  вв. — 8 рукописей,  XVII  век — около 25, XVIII в около 60, XIX — несколько рукописей, попавших в коллекцию после смерти ученого. Остальные — не датированы, но в основном, они относятся к XVIII в. По числу старых рукописей коллекция Хаджи Ибрагима из Урады не имеет себе равных в Дагестане.

Обстоятельное изучение всей коллекции еще впереди, оно требует много времени и усилий. Я же дам лишь самую общую характеристику библиотеки. Старейшая рукопись, как уже указывалось, это сочинение по алгебре, его полное название «Китаб ал-Фахр фи синаат ал-джабр ва-л-мукабала», т.е. «Великолепная книга по искусству алгебры и уравнения». Эта небольшая по формату рукопись (16 х 13 см.) — одна из древнейших копий знаменитого сочинения Абу Бакра Мухаммада б. ал-Хусайна ал-Карджи, посвященной буидскому везиру Фахр ал-Мулку (ум. в 407/1016 г.)  Наша копия переписана в месяце зу-л-када 535 / в июне или июле 1141 г., на превосходной плотной восточной (самаркандской) бумаге. Владельческая надпись гласит: «Из книг Мухаммада, сына Хаджи Урадинского, т.е. сына Ибрагима».

Мусульманское право представлено большим числом рукописей. Среди них популярное в Дагестане сочинение знаменитого арабского правоведа, хадисоведа и биографа Абу Закарийа Йахйа ан-Навави (ум. в 1278 г.) Оно называется «Минхадж ат-талибин» («Путь ищущих»). Именно на это сочинение писали свои комментарии выдающиеся правоведы XV-XVI вв. ал-Махалли и Ибн Хаджар. Рукопись переписана около 540 лет тому назад в одном из ближневосточных городов и попала впоследствии в Дагестан. Переписчик использовал белого цвета плотную восточную бумагу, указал свое имя и дату снятия копии: Хасан, сын Мухаммада Тавати ал-Иззи аш-Шафии, 18 числа месяца зу-л-када 871 г. хиджры, т.е. 21 июля 1467 г.

Другое сочинение по мусульманском управу (оно начинается с раздела «Никах» — «Брак», имя автора не указано, но это можно установить) также переписано в 1467 г., красивым почерком насх, густыми блестящими черными чернилами.

В арабо-мусульманском мире было широко распространено сочинение по основам мусульманской религии «Джам ал-джавами», принадлежащее перу Абдалваххаба ас-Субки (ум. в 1369 г.) На этот юридический тракта было составлено много комментариев и субкомментариев. В коллекции ученого хранится одна такая рукопись, переписанная в 1734 г.

Имеются и более старые экземпляры. Так, например, на основе юридического трактата ан-Навави другой известный египетский законовед Ибн Хаджар ал-Хайтами (ум. в 1565г.) составил свой, сокращенный вариант. В коллекцию Хаджи Ибрагима трактат попал по наследству. В копии рукописи указано, что ее переписал «Мухаммад, сын Али, паломника обоих храмов Гидатлинский, Урадинский в субботу, в благословенном Аллаха месяце джумада ал-ахир 1695 г.», т.е.  в мае или июне 1684 г.

Владельческие записи — свидетели о читателях, пользовавшихся юридическими трактатами в научных, учебных и в практических целях. Рукопись, переписанная в 1058/1648 г. принадлежала «Ибрагиму, сыну Хаджи ал-Харамайн («паломника обоих храмов»), т.е. Мухаммада, отцу Хаджи Ибрагима из Урады. Владельческая запись Ибрагима стоит на многих рукописях. Но были записи собственности и других лиц: «Из книг Мухаммада, сына Хаджи ал-Уради», «Из книг презренного бедняги Абдаррахмана, сына Хаджи ал-Харамайан», «переписал Абубакар, сын Мухаммада Ругуджинского 1045/1635-36 г.», «из книг Мухаммада, сына Исмаила».

Грамматические трактаты занимают в коллекции по своей численности и популярности второе место. В отличие от юридических трактатов грамматические труды, как правило, не имеют даты. Однако, датировка подобных рукописей определяется в пределах одного века. В коллекции Ибрагима из Урады грамматические сочинения имеются преимущественно в копиях XVII- первой половины XVIII вв. Многие из них написаны на бумаге дагестанского происхождения, датируемой обычно XVII-XVIII веками.

Наиболее популярным в XVIII в. оказался учебный трактат выдающего ученого и поэта Абдурахмана Джами (ум. в 1492 г.) под названием «ал-Фаваид ад-Дийаийа» («Наставления Дийааддину»). Это комментарий на один из самых распространенных кратких учебных трактатов по основам синтаксиса арабского языка, автор его — известный египетский ученый Ибн ал-Хаджиб (ум. в 1249 г.). В коллекции несколько списков грамматического учебника. Характерно, что все они переписаны дагестанцами для учебных нужд местных медресе. На одной из них запись: «Из книг Хаджи Ибрагима» Еще одна характерная черта учебных пособий Абдурахмана Джами — на полях рукописей записаны выдержки из грамматических текстов, принадлежащих Мухаммаду Кудутлинскому (ум. в 1717 г.), известному дагестанскому ученому-энциклопедисту.

Интерес к творчеству Мухаммада ал-Кудуки  был не случайным. Ал-Кудуки комментировал знаменитое сочинение ал-Джурджани «ал-Авамил ал-миа» («Сто управляющих») и назвал этот комментарий «Таркиб Миат амил». В коллекции Ибрагима ал-Уради этой книги нет. Однако она существовала, так как была  в свое время переписана им. Ныне эта рукопись хранится в рукописном фонде Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН. Сочинение это небольшое, всего 40 листов, оно переписано в 1152/1739-40 г. «Ибрагимом Урадинским».

По всей вероятности, в свое время в упомянутый Рукописный фонд попали и другие грамматические сочинения. В Дагестане в XVI-XVII вв. местные ученые были хорошо знакомы с трудами известного азербайджанского ученого Сададдина ал-Барда’и (конец XIV- первая половина XV в.), с его трактатом-комментарием, широко известным под названием «Хадаик ад-дакаик» («Сады тонкостей»). В 1515 г. это сочинение переписал Мухаммад из Кумуха. В коллекции Ибрагима из Урады эта рукопись также была, на титульном листе одной из рукописей Рукописного фонда стоит запись: «Собственность Ибрагима, сына Мухаммада Урадинского».

Хаджи Ибрагим из Урады знал и другие сочинения арабских ученых-грамматиков. Он хорошо знал сочинения знаменитых в арабо-мусульманском мире Абдалкахира ал-Джурджани (ум. в 1078 г.), одного из основателей арабской грамматической школы Махмуда аз-Замахшари (ум. в 1144 г.), Ахмада ибн Динкузи (ум. в 1481 г.), Мухаммада ал-Ардабили (ум. в 1626 г.) и многих других. На титульных листах, хранящихся в коллекции рукописей хранились записи: «из книг бедняги Ибрагима, сына Хаджи Урадинского», «из книг покойного Хаджи Ибрагима Урадинского».

Здесь же сочинения по риторике («Хашийат ала шарх Талхис ал-мифтах» ат-Тафтазани (ум. в 1390 г.)), поэтические тексты («из книг бедняги Ибрагима, сына Хаджи Урадинского», «из книг презренного бедняги Абдаррахмана, сына паломника священных храмов»), большое число сборных текстов, где в одном переплете, «под одной крышей» собраны сочинения по различным отраслям знаний (право, догматика, суфизм; грамматика, тафсир; стихи, теория диспута, грамматика; логика, стихи, богословие и т.д.

Нет возможности в маленькой статье дать представление о богатстве, своеобразии, уникальности рукописного наследия, сосредоточенного в доме потомков Ибрагима Урадинского. Перечислю еще только несколько сочинений: «Минхадж ал-абидин» — суфийский трактат великого представителя средневековой науки ал-Газали (ум. в 1111 г.), широко распространенный среди дагестанских ученых в XV-XVII вв.; тафсиры (комментарии к Корану), с владельческой записью Мухаммада, сына Исмаила и Мухаммада, сына хаджи ал-харамайн Ободинского — оба жили в XVII в., а в одном из списков тафсира переписаны все 99 прекрасных имен Аллаха; несколько сборников хадисов, один из них — «ал-Джами’  ас-сагир», комментарий на сочинения ас-Суйути, переписанный 2 зу-л-хидджа 1041/20 июня 1632; а знаменитый «Масабих ад-дуджа» («Светочи в темноте») Абу Мухаммада ал-Хусайна ал-Багави (ум. в 1122 г.), непререкаемого авторитета в области хадиса, в копии первой половины XVIII в., принадлежит Хаджи Ибрагиму из Урады. Почти все собрания хадисов отмечены этой записью — знаком собственности.

В XVIII — XIX вв. в Дагестане наряду с грамматической, юридической, «коранической» литературой широкое распространение получили произведения по логике. Логика и диалектика, как и перечисленные дисциплины, были предметом преподавания в медресе. В качестве учебных пособий служил ряд комментариев, среди которых наиболее известны были «ал-Исагуджи» Асираддина ал-Абхари (ум. в 1265 г.) и «ар-Рисала аш-Шамсийа» Кутбаддина ар-Рази (ум. в 1365 г.) К обоим сочинениям были написаны комментарии и субкомментарии, которые по числу своему превосходили сами эти сочинения. Субкоментарий к «ал-Исагуджи» (это арабская версия сочинения «Эйсагоге» греческого автора VI в Порфирия), принадлежал ал-‘Имади. Сборная рукопись, в составе которого имеется также и это сочинение, принадлежала другому автору, а потом попала в Ураду. Произошло это в 1743 или 1744 г.: «Из книг Мухаммада Дибира ар-Ругуджи (Ругуджинского) Потом она перешла в собственность бедняги Ибрагима Хаджи Урадинского. 1156 год хиджры».
Комментарий на другой же трактат «ар-Рисала аш-Шамсийа», что хранится в коллекции Ибрагима Урадинского, переписан чуть раньше, в 1144/1731-1732 «рукой Абдуррахмана, сына паломника священных храмов (ал-хадж ал-харамайн) Гидатлинского Урадинского»

И, наконец, о единичных экземплярах. По одной рукописной книге представлены в коллекции небольшие тексты, посвященные системе наук (пропедевтика), оккультным наукам, ритуалу, теории стихосложения, медицине, сире (жизнеописание Мухаммада), вопросам курения.

Почти на всех титульных листах рукописей коллекции сохранились записи владельцев рукописей. Огромное число рукописей принадлежало Хаджи Ибрагиму Урадинскому («Из книг бедняги Ибрагима», «Из книг бедняги Ибрагима, сына Хаджи Урадинского», «Эта книга перешла в собственность бедняги Ибрагима, сына Хаджи Урадинского», «Эта книга переписана по просьбе Хаджи Ибрагима, сына Хаджи Мухаммада Гидатлинского, Урадинского» и т.д.).
Хаджи Ибрагим Урадинский сосредоточил в своей коллекции такие рукописи, которые были в ходу, представляли лучшие образцы средневековой арабо-мусульманской культуры. Были и старейшие экземпляры, попавшие из арабских стран, но преобладающее число их — дело рук дагестанских переписчиков, особенно начиная с XV-XVI в., когда воспроизводство рукописной продукции многократно выросло в связи с тем, что с этого времени фактически прекратился поток в Дагестан, как и в другие окраины мусульманского мира, рукописных научных, популярных, ученических текстов. Среди владельцев рукописей, оказавшихся в коллекции, были экземпляры бывшие в разное время в собственности (в коллекциях) Ахмада из Тинди, Мухамммада, сына Дибира из Ругуджи, Мухаммада, сына Исмаила, Джафара из Могоха, Мусы, сына Мухаммада из Тидиба (все — по одному экземпляру) и несколько рукописей — принадлежали Мухаммаду, сыну Хаджи Урадинского, Абдурахману, сыну хадж ал-харамайн и т.д.

Знаменитый Али Каяев (1878-1943), этот последний дагестанский энциклопедист, оставил небольшую, но замечательную статью о местных библиотеках. Он писал: «В разных местах Дагестана со стародавних времен  имелось очень много частных и общественных библиотек. Так, в мечетях находились общественные библиотеки джамаатов, а в частных домах имелись библиотеки, составленные из личных книг…  Хотя многие из этих библиотек  подвергались уничтожению, однако в большом количестве еще сохранилось книг, которые имеются в мечетях и в частных домах, а среди них немало раритетов». В качестве примера ученый называет наиболее крупные общественные библиотеки в селениях Акуша и Усиша и частные библиотеки Мухаммада-эфенди из селения Убра, Рафи-эфенди Шамгодинского. Коллекция последнего считалась одной из крупнейших частных библиотек Дагестана.
В статье Али Каяева названы лишь четыре библиотеки, но она положила начало изучению дагестанских книжных собраний. Ежегодные археографические экспедиции Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН, а также Дагестанского государственного университета последних двух десятилетий выявили более 300 частных и мечетских библиотек. Среди них коллекции из населенных пунктов: Согратль, Ахты, Кудутль, Мегеб, Кумух, Мачада, Куштиль, Мискинджи, Эндирей, Ругуджа, Унцукуль, Гурик, Гасик, Гергебиль, Кахиб, Могох, Акуша, Гента, Датуна, Нижний Дженгутай, Хучни, Гонода, Курах, Хасавюрт, Харахи, Хунзах, Обода, Гоцатль, Карабудахкент, Аргвани и многих других, где сосредоточено много рукописей и старопечатных книг.

Урадинская библиотека занимает в этом ряду особое место. Эта самая ранняя рукописная коллекция, сохранившая в полном объеме. Книжные собрания предыдущих или современных представителей дагестанской духовной интеллигенции (Шабан из Обода, Мухаммад из Кудутля, Дамадан из Мегеба, Мухаммад из Убры, Давуд из Усиша и др.) дошли до нас в ущербном виде, или дошли в единичных экземплярах и не могут создать общего впечатления о рукописном наследии первых дагестанских энциклопедистов.

Коллекция Хаджи Ибрагима из Урады, сохранившаяся благодаря заботам его потомков, особенно в 20-30-х годах XX в.  — уникальное явление местной дагестанской (вернее, общедагестанской) культурной традиции. Фактически это прообраз, общий облик, частных библиотек, существовавших до Хаджи Ибрагима и после него, вплоть до середины XIX в. Уникальность ее  заключается  в том, что она сохранила тот объем знаний, ту тематическую структуру, тот состав учебной и научной литературы и те пути, язык и особенности формирования, что было свойственно, как правило, другим рукописным собраниям Дагестана. Еще одно обстоятельство особо подчеркивает значимость коллекции — почти вся она состоит из старых рукописей, созданных до последней четверти  XVIII в. Все рукописи — на арабском языке. Два небольших текста — на аварском языке, арабскими буквами, слабо приспособленными к особенностям этого языка.

Как уже указывалось, почти все рукописи переписаны в Дагестане. Переписка рукописей было обычным делом, она производилась индивидуально, часто — дома, для собственных нужд или для подарка, или по заказу, на продажу. Однако значительная часть рукописей копировалась в медресе. В Дагестане не было специальных мастерских для копирования, художественного оформления, изготовления пееплета или бумаги. Многие из этих функций производились в стенах медресе, получивших в Дагестане в XVII-XVIII вв. повсеместное распространение.

Почти все видные представители дагестанской духовной элиты XVII-XVIII вв., были основателями и медресе, где вели научную и преподавательскую работу или получали эти учебные заведения в наследство от своего отца, также основателя медресе и преподавателя.

Союз знаний и учебы был обычным явлением. Ученый одновременно создавал свое медресе, руководил им, преподавал там, воспитывал своих учеников. Дагестанские алимы считали само собой разумеющимся единство научного знания и образования. Отсюда — особый престиж отдельных медресе, преподавателей, широкая практика передачи способного ученика от устада к устаду.

Тексты из коллекций Хаджи Ибрагима сохранили нам ценнейшие сведения о переписчиках XVII-XVIII вв., а также о медресе, где эти работы выполнялись: знаменитая книга — собрание хадисов «Хисн ал-хасин» («Укрепленная крепость») автора XIV в. шейха ал-Джази была переписана в 1722 г. «в медресе Мусы Длинного Тидибского»; грамматическое сочинение переписано в 1667 г. «когда в селении Цулда, что в Карахе не было ни правителя, ни кадия»; упомянутое выше сочинение по логике «ар-Рисала аш-Шамсийа» переписано в 1733 г. в медресе «устада Хаджи Махада из селения Кирид, одном из селений Кумуха»; часть первая юридического трактата «Тухфат ал-мухтадж Шарх ал-Минхадж» Ибн Хаджара переписана рукой Мухаммада, сына Мусы из селения  Тидиб»; часть книги ал-Махалли, начинающийся с раздела «ат-Тахара» («Ритуальное омовение») была переписана «рукой слабейшего из рабов Аллаха и презреннейшего из них Мухаммада, сына хаджи ал-харамайн Урадинского».

Известного между людьми своими знаниями арабского и персидского языков Мухаммада, сына Загала в сел. Акуша, в коллекции Чарака Омарова археографическая экспедиция Института ИАЭ обнаружила известный юридический трактат «Анвар» («Светочи») знаменитого ученого Юсуфа ал-Ардабили, который был скопирован в июле-августе 1702 г. «Мухаммадом, сыном Абдалазиза из Акуша в медресе нашего благодетеля Хаджи ал-харамайн Урадинского» (здесь речь идет о медресе отца Ибрагима Хаджи).

Выше мы уже писали о грамматическом трактате «Таркиб ал-Авамил ал-миа» Мухаммада Кудутлинского, переписанном в 1739 или 1740 г. Хаджи Ибрагимом Гидатлинским. В Рукописном фонде Института ИАЭ хранится учебник грамматики арабского языка, составленный Ахмадом ал-Чарпарди (XIV в.) в копии, выполненной «Курбанали, сыном Кебеда ал-Х.н.хи(?) в медресе имама Абдаррахмана, сына Хаджи Мухаммада Урадинского» в 1751 г. В коллекции Хаджи Ибрагима еще одно важное известие:  в 1736 или 1737 г. «завершил переписку книги, называемой Абдалгафур (очевидно, это автор XV в. Абдулгафур ал-Лари, автор субкомментария на учебное пособие по арабской грамматике Абдаррахмана Джами) презренный раб Аллаха Абдурахман, сын Хаджи ал-харамайн Урадинского в селении Тлях у своего брата Ибрагима».

Выше указывалось, что знаем очень мало о жизни Хаджи Ибрагима. В его коллекции, на титульном листе субкомментария на юридический трактат «Джам’  ал-джавами'» мы обнаружили текст с ценной информацией. Даем его полный перевод: «Хаджи Старший и его дети: Хаджи Ибрагим и Д.р.х. называемый (над этим словом добавлено: «первоначальное имя») Абдурахман и Мухаммад, названный Канджадулав. Дети Хаджи Ибрагима — Самилав, Абдаллах. Дети Д.р.х. — Али, Абубакар, Дарахилав и Умар».

Далее идет перечисление имен потомков указанных лиц. У сына Хаджи Ибрагима Канджадулава упомянуты сын его Маджисулав и сын Маджусилава Захулар (первоначально Мухаммад) и дети Захулава — Мукуч баар(?), Хаджилав и Самилав.
У Канджадулава — дочери Хадижат, мать Мусаласул Мухаммада и Салимат, мать Руккулава и т.д.
У Хаджи Ибрагима — дочь Марьям.
У Абдаллаха — (не ясно).
У Д.р.х. Али — дочери Умму  Джухуби Мухаммад, Умму Хидирилав и Умму Нутубулбул и Хадижат.
У (него же) — сыновья Усман и Ибрагим Халил и его сын УхтуХундур.
У Абубакара — сын Аликади и дочь Уммукалал Мухаммад и Умму Абдурахман ибн(?) Куршилав.
У Д.р.хилава — сыновья — Нурмухаммад и Хаджияв и жена-дочь (имя неразборчиво)».

В книге по праву Ибн Хаджара была также сделана соответствующая запись: «У Ибрагима, сына Хаджи двое сыновей (одного из которых) назвали по имени родного брата, который скончался в 1155/1742 году (сверху добавлено: «Это было в месяце раби ал-аввал, а сын его Абдаллах скончался в месяце сафар этого же года») в ночь на понедельник незадолго перед вечерней молитвой в благословенный месяц джума ал-ахир того же года (т.е. 1742). Затем у него родился другой сын, Абдаллах в 1160 году, во вторник 20 числа почтенного месяца рамадан (т.е. 25 сентября 1747 г.). Затем у его сына Самилава родился сын, названный Мухаммадом в 1181 году перед полуднем, в понедельник, 5 раби ал-ахир (т.е. 31 августа 1767 г.).
Здесь представлены интересные сведения о потомках Ибрагима Урадинского, что дает возможность приступить к составлению родословных таблиц.

*  *  *

Еще предстоит исследовать активную роль Хаджи Ибрагима Урадинского в организации противостояния полчищам Надир-шаха, вторгшимся  в Дагестан в начале 40-х годов XVIII в. Хаджи Ибрагим, один из ярких представителей духовной элиты Дагестана, посылал письма-обращения к горским обществам с призывом сплотиться в борьбе против завоевателей.

Подлинники этих писем хранились у М.Г. Нурмагомедова, научного сотрудника Института ИАЭ, замечательного знатока дагестанской арабоязычной литературы. К сожалению, они никогда не издавались ни в подлиннике, ни в полном (или полном комментированном) переводе. Краткое сообщение о хранящихся из него письмах Хаджи Ибрагима было опубликовано М.Г. Нурмагомедовым в тезисах «Бартольдовских чтений» 1990 г.

Здесь сообщается о четырех письмах Хаджи Ибрагима. Одно письмо написано на имя Надир-шаха, в нем упоминается сражение в Аймакинском ущелье в 1741 г., где горцы вынуждены были отступить перед натиском превосходящих сил Надир-шаха. Приводится отрывок из письма: «… Вы не гордитесь, что вас много. Мы все равно вас одолеем. Лучше оставьте нас в покое и возвращайтесь домой».

Остальные письма отправлены на имя различных аварских обществ. Из письма к Гидатлинскому обществу: «Вы обязаны построить вал вокруг селения Тидиб и обеспечить продукты питания … Постараемся объединить мусульман и заставим врага заключить мир».

Другое письмо адресовано жителям четырех обществ — гумбетовцам, андийцам, ботлихцам и ансалтинцам. Адресат призывает эти общества подготовиться к борьбе с Надир-шахом, ибо ныне «самое подходящее время для этого». Обращение составлено осенью 1741 г., когда войска Надир-шаха вторглись в Андалял. О содержании четвертого письма не сообщается. Очевидно, в статье упомянуты не все письма, которые были в распоряжении М.Г. Нурмагомедова. Он представил в распоряжении профессора В.Г. Гаджиева близкие к оригиналу переводы, который опубликовал их в книге «Разгром Надир-шаха в Дагестане» (Махачкала, 1996, с. 161-165). Мы пользуемся этими переводами.

Письмо Хаджи Ибрагима выглядит следующим образом: «Вы, всесильный властелин, если вы прибыли в Дагестан с огромной армией, с шамхалом, с намерением разорить жилища и унизить мусульман, — да помилует вас Аллах! До сих пор мы не обращали внимания на всякого рода призывы, зовущие нас на борьбу, и оставались спокойными, учитывая указания Корана, который гласит: «Как бы вы хотели, чтобы с вами обращались, так обращайтесь и вы с другими». И ныне вам говорим: Ай Тамаз (Тахмаз-кули-хан), вы сполна отомстили Сурхаю. Забрали все его имущество, разорили его села, истребили его людей. Какие же претензии у вас к остальным джамаатам Дагестана? И с какой целью шамхал отправлен в сторону Аймакинского ущелья? Опомнитесь! Ради Аллаха, просим прислушаться к аятам Корана и указаниям нашего пророка, где сказано, что творящие насилие на земле — враги Аллаха, поэтому-то Аллах призывает насильников к ответу. Прислушайтесь к словам нашего пророка! Вернитесь к себе домой! Клянемся Аллахом, мы не хотим с вами воевать, особенно с шамхалом, ибо с ним у нас издавна велась дружба… Надо ведь с насильниками сражаться до тех пор, пока они не будут послушны Аллаху. Таковы требования Корана. Мы бы из своих домов не вышли бы и вы не проливайте кровь мусульман. Мы не ваши раияты, и мы никаких податей и повинностей вам не несем. И мы не какие-то кяфиры, чтобы с нами воевать. Поэтому-то мы просим вас, возвращайтесь назад. И если вы, не приняв во внимание нашу просьбу, не вернетесь обратно, мы положимся на великодушие Аллаха и как сказано, «будет то, что не будет того, что не предписал Аллах».

Как указывает В.Г. Гаджиев, имеется  и второй вариант письма Хаджи Ибрагима, более жесткий, более конкретный: «Вы не гордитесь, что вас много, что вам никто не оказал достойного сопротивления. Аллах сказал: «Ваше общество не поможет вам, сколько бы вас ни было. Помощь будет только от Аллаха». Как сказал пророк: «Угнетатель выполняет волю Аллаха на земле, а потом Аллах наказывает угнетателя за людей». Вы возвращайтесь домой, ради Аллаха, с вашей гордостью. Возвращайтесь, пока жители не начали проклинать вас. Как сказал пророк: «Один день мы выигрываем, на другой день проигрываем». Мы не хотим с вами воевать, хотя мы знаем, что одолеем вас… А вы, не проливайте кровь мусульман. И не думайте, что вы все время будете побеждать… Как сказал один хаким: «Кто борется за справедливость, тот победит»».

Одновременно Хаджи Ибрагим обратился (совместно с предводителем гидатлинского отряда Денга «к гумбетовцам, ботлихцам и ансалтинцам», а его сын — от себя и «всей гидатлинской молодежи» к «молодым героям Каралал, Багулал, ахвахцам и жителям сел. Асхаб»: «Мы надеемся на ваше геройство, что вы поможете нам на этот раз… Мы ждем вас, выступить мы должны в четверг, 8 числа августа».

В 2008 г. в газете «Новое время» (№ 26, 28) был опубликован расширенный вариант статьи Али Каяева «Разгром Надир-шаха в Дагестане», написанный в 30-х гг. XX в. на лакском языке. (Кстати, впервые эти письма были опубликованы в 1990 г. в журнале «Советский Дагестан» № 3-4). Али Каяев был видимо, знаком с подлинниками посланий Хаджи Ибрагима к некоторым аварским обществам, к Надир-шаху и поддерживавшего его Хасбулат-шамхалу: «Эй, общество Надир-шаха, зачем вы идете на нас, разве мы не такие мусульмане? Вы отомстили за все Сурхай-хану? Богатство, как вы утверждаете, собранное с ваших земель, вы у него отняли? Вы лишили его всего? Что вы хотите от нас услышать и что вам от нас нужно? Если вы идете, чтобы обратить нас в ислам, как неверных, то в этом нет никакой надобности, ведь мы мусульмане, а не неверные. Если вы идете, чтобы наложить на нас подати и повинности, то мы заявляем, что мы не рабы, а свободные люди и никому не платим податей и повинностей и не собираемся этого сделать. Мы никого не грабим и не угнетаем. Мы люди, которые выступили на помощь бедному и угнетенному народу, услышали призыв о помощи, и мы спасем их.  Нас не остановит ни ваше многочисленное войско, ни ваша мощь. Побеждает не тот, у кого много войска, а проигрывает не тот, у кого его мало. Известно много случаев, когда малочисленное войско обращало в бегство многочисленное войско».

*  *  *

Как известно, XVIII в. занимает особое место в истории письменной культуры и духовной  жизни дагестанского общества, в формировании особого характера литературной традиции. Для Дагестана это была эпоха универсализации научной мысли, четкого обозначения научных школ (школы Мухаммада из Кудутля, Дауда из Усиша, Гасана Старшего из Кудали, Дамадана Мегебского, Дибир-кади Хунзахского, Саида Шиназского), время  повышенного интереса к некораническим наукам — арифметике, математике в целом, медицине, практической астрономии.

Это было время значительного роста письменной культуры, ориентированной на дагестанское селение. Политическая децентрализация, своего рода демократизация общественной жизни, выдвинув сельские общества и их союзы на гребень политической жизни, не прошли бесследно и для сферы культурной жизни. Как никогда раньше, крупные населенные пункты стали очагами культурных традиций. Административные, политические и экономические центры выполняли функции интеллектуальных лидеров. Эти крупные селения выступали в роли городов. В них была сосредоточена интеллектуальная жизнь микрорегиона, связи микрорегионов в сфере культуры были обычным явлением.

Цахур, Рутул, Ахты, Могох, Хучни, Кумух, Корода, Эндирей, Мачада, Унцукуль, Хунзах, Цудахар, Акуша, Гапшима, Кахиб, Тарки, Карата, Урахи, Хуштада, Кубачи, Цугни, Курах и многие другие селения — в них существовали большие мечети, медресе со значительным фондом разнообразной книжной продукции.

К таким населенным пунктам относится и селение Урада, родина Ибрагима Урадинского.

Замечания, предложения, а также дополнения автор просит направить в Институт  истории, археологии и этнографии, расположенного по адресу:  367030, г. Махачкала, ул. Ярагского, 75, которые автор  учтет при публикации статьи в книжном варианте.

1 Шихсаидов А.Р. «Завещание Андуник-нуцала» в Кайтагской редакции. // Обычай и закон в письменных памятниках Дагестана  V — начала XXв. Т. I. До присоединения к России. Москва, 2009. С. 120.
2 Гидатлинские адаты (пер. с арабского М.Д. Саидова под редакцией А.Р. Наврузова). // Закон и обычай в письменных памятниках Дагестана V — начала XX в. Т. I. С. 156.
3 Очевидно, селение Могох (ныне Шамильского района).
4 Шихсаидов А.Р., Тагирова Н.А., Гаджиева Д.Х. Арабская рукописная книга в Дагестане. Махачкала, 2001. С. 42.

 

, раздел: История

Автор: А.Р. Шихсаидов
45
0

Поделиться

0

25 Окт 2018 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

  • Война и мир Ибрагим-хаджи Урадинского

    В свете возникновения споров по прикутанным землям, а также других важных вопросов, имеющих на данный момент актуальность, нам...

    29

    Июн 2012 г.

  • Суракат Асиятилов – Горец из Гидатля

    Суракат Хавалович Асиятилов – выдающийся дагестанский общественный и политический деятель, спортсмен и учёный. Родился 1 июля 1932 года в...

    13

    Янв 2012 г.

  • Жизнелюбивый Али

    Легко распахнув ворота, он шагнул нам навстречу. Несмотря на то, что ему уже пошел 89-й год, он был по-прежнему бодр и полон сил. Высокий,...

    6

    Июл 2011 г.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля