Петровск: историко-культурная специфика становления и развития городской среды (1844-1921)

105
0

Поделиться

25 Окт 2018 г.

Общеизвестно, городская среда формируется исторически: планировка, историческое своеобразие, т.е. собственное лицо исторического города. Город напрямую связан с конкретно-историческим обществом, в котором он возникает, развивается, изменяется, приспосабливаясь к изменившейся внешней среде, или же исчезает совсем. Не случайно город определяют как модель создавшего его общества.

В отечественной урбан-социологии  выделяют специфику развития российских городов к началу ХХ в.: несмотря на привычность употребления слова «город», города в России существовали «преимущественно как надписи на картах и строки в статистических сводках».  Под этим подразумевается противоречие между данными стандартной статистики, по которым страна выглядела в основном как городская, и не вполне городской жизнью многих граждан, с их полукрестьянской психологией и бытом.  Иначе говоря, в России не было и нет городов, если под городом понимать прежде всего социальную организованность граждан. То, что в России привычно именуется городом, не столько сложилось, сколько было выстроено властью в качестве инструмента подавления и удержания под контролем определенных (довольно обширных) территорий.

Город Петровск  в этом списке на протяжении большей части своего существования не составлял исключения. К статусу столичного мегаполиса, каковым он  в настоящее время представляется, он прошел через несколько стадий, наложивших свой неповторимый отпечаток на формирование его  историко-культурного пространства и городской среды: 1) укрепление Петровское, 2) портовый город Петровск, 3) Петровск – транспортный узел на юге России, 4) от провинциального города к столичному статусу Махач-калы.

Укрепление Петровское.  Об основании укрепления Петровского С.И. Костемеревский, штаб-лекарь действующей армии на Кавказе, писал общеизвестное: «…на месте, освященном пребыванием Петра Великого, в 1844 году был положен первый камень». Оно имело выгодное приморское расположение и вплоть до 1859 года служило главным местом выгрузки и складирования продовольственных и военных припасов для войск  Прикаспийского края (Дагестанской области).

«…Население Петровского состоит преимущественно из служащих солдат, — писал И.С. Костемеревский в 1856 г.,- живет мелочною торговлей или с доходов домов. Немаловажное средство существования заключается для многих  в улове рыбы бреднями на отмелях моря и охоте за перелетною птицею, необозримые стаи которых летят через Петровское и его окрестности ежегодно в течение 5 месяцев. …Хозяйственные занятия солдат-поселенцев Петровского, как и почти везде на Кавказе ограничиваются покосами и обработкою огородов, которые, впрочем, весьма посредственны. Потому что все солидные огородные продукты привозятся на судах из Астрахани и продаются недорого.  …Народонаселение Петровского живет припеваючи.  Во всем видно довольство, приличное незатейливому простому быту. Дома вообще содержат в чистоте и опрятности. Все поселение представляет оживленный вид, особенно при тихой погоде, по вечерам, а тем более по праздничным дням. Берег моря и улицы кишит суетящимся народом. Нарядно одетые бабы с барахтающимися около них  на песке ребятишками сидят кучами у своих ворот домов. Красные девки заводят хоровод.  Толпы зрителей из солдат и татар запружают улицы. Шумные крики беззаботного разгула, звуки хороводных песен и оглушающий скрип ароб, тянущихся по улицам обозов».

В издаваемой в Тифлисе газете «Кавказ», в одном из своих очерков И.С. Костемеревский, возможно отражал настроение,  витавшее в среде петровчан: «Разрастется ли Петровское в цветущий сильный, гордый своим значением  город? Или заглохнет и выродится в безлюдный рыбацкий приют с полуразваленными лачужками, с проветривающимися  рыболовными снастями, опрокинутыми лодками на берегу пустынного моря?»

Город ПЕТРОВСК. Указ об учреждении портового города Петровска был подписан императором Александром II 24 октября 1857 года.  Принятию этого решения в Петербурге предшествовали длительные раздумья и сомнения, не лишенные оснований.  Они нашли отражение  в письме Кавказского наместника к управляющему делами Кавказского комитета от 7 июля 1857 г.: «…по ходатайству моему об учреждении на северовосточном берегу Каспийского моря портового города Петровска поступило несколько замечаний: имеет ли петровский рейд все удобства, необходимые для входа судов и стояния на якоре; представляют ли сухопутные дороги  от Петровска достаточные удобства для сообщения онаго с другими местами Кавказа и России, и не сделается ли новый город привилегированным сборником бездомных людей?».  Наместник Кавказа нашел на все эти вопросы взвешенные и убедительные ответы. Таким образом, заселение, образовавшееся на форштадте бывшего Петровского укрепления, из временно проживавших там иногородних торговцев,  утвержденным 24 октября 1857 г.  Положением было переименовано в портовый город Петровск.  К тому времени, в Петровском форштадте, кроме служащих военного ведомства, проживало, по Докладной записке начальника Дагестанской области,  всего «…183 душ обоего пола иногородних торговцев, из низ 23 человека имели недвижимую собственность, состоявшую из 24 домов, 10 лавок, устроенных при тех домах и 12 отдельных лавок. Сверх того, на форштадте было 2 трактира,  1 пивной завод и 13 духанов».

Что бы быстрее заселить новый город, правительство предоставляло жителям Петровска определенные льготы: они освобождались от платы гильдейских пошлин и государственных повинностей; освобождались от поставки рекрутов и от военного постоя в течение  10 лет; каждому предоставлялось право производить свободный «внутренний и заграничный торг» на неопределенную сумму (для заграничного торга выдавалось за плату торговое свидетельство) и «всякое дозволяемое ремесло»; учреждать фабрики и заводы  «на все продолжение льготного срока». Основной целью было привлечение в новый город жителей «торгового и промышленного класса». Все жители города обязывались в течение трех лет завести «прочную оседлость» — на отведенных им местах сделать постройки, развести сады или огороды, приносящие доход или посредством законного приобретения стать владельцами недвижимой собственности.

Однако желающих селиться в городе было очень мало. Первые  4 месяца после утверждения города всего 9 человек подали прошения о причислении их к городу Петровску.  По данным  командующего войсками в Прикаспийском крае, на это повлияло ряд причин: небольшое число потребителей у торговцев города; недостаток в нем пресной воды хорошего качества; жителям Петровска предоставлялась свобода о рекрутской повинности на 10 лет, а не бессрочно, как в других городах Закавказского края. Помимо разрешения этих проблем командующий предлагал так же не брать с горожан плату за землю, отводимую им под постройку домов в течение первых трех лет. Наместник Кавказа А.И. Барятинский в мае 1858 г. утвердит все эти положения, за исключением  бессрочного освобождения горожан от рекрутской повинности.

В 1858 г. к городу было причислено уже 32 человека, в 1860 г. – 63 человека, в 1861 г. – в городе насчитывалось уже 118 жителей. К 1866 г.  по данным начальника Дагестанской области  князя Л.И. Меликова число жителей Петровска достигло 1156 человек, из них «118 душ купеческого сословия и 507 – мещанского, 23 – из дворян, ремесленников – 163, просторабочих — 200».

Осень 1858 года.  Петровску, городу,  уже год – но,  как видно  из очерка И.С. Костемеровского, в незатейливой петровской жизни мало что изменилось:  «…В одно прекрасное утро, когда просыпается Петровск…  По увлажненной вечерним дождем единственной улице города расхаживали из дома в дом группы смуглых некрасивых татарок, обвешанные  вязками чеснока и лука, иная с парою кур и грудным ребенком за спиною. За  ними шли несколько мальчиков, навьюченных корзинками кизила или яиц. В ночном чепце, в одном платочке, полусонные  петровские хозяйки в растворенное окно покупали овощи. … .Вот потянулась вереница арб, укладисто нагруженных провиантом. С ближнего пригорка созывает оказию горнист. Звуки рожка уныло и тревожно отдаются вдали. Линейный солдат, схватив ружье и шапку спешит на соборное место. Вот рысцой пробежали троечные полуфурки Куринского полка, нагруженные мукой, веревками, салом. За ним вслед дребезжит тарантас, набитый семьей гарнизонного артиллериста. Кривые ворота со скрипом  распахнулись и повозка с угрюмым моим хозяином, зажиточным солдатом, выбралась на улицу на серой кобылке и потащилась все туда же, к ротным дворам за пригорком, к общему поезду. Снова заиграл рожок горниста, умолкли прощальные возгласы и длинная цепь ароб, возов, неуклюжих тарантасов подняла пыль по дороге…».

В январе 1861 года началось строительство порта с устройства южного мола. В том же году «Ставропольские губернские ведомости» извещали своих читателей о том, что «…Портовый город Петровск  отстоит по косогору на полверсты от берега и вдается в море в виде мыса. …Этот недавно возникший город, по своей пристани, служа складочным местом товаров и станцией пароходов и парусных судов, идущих от Астрахани к Дербенту и Баку, составляет главный пункт морской торговли восточного Кавказа, а потому народонаселение в нем быстро увеличивается и теперь считается до 4000 душ обоего пола. … Нижняя часть города, бывший форштадт, находится перед крепостью, у берегов, возвышающихся сажен на пять от притока воды рейда. Здесь находятся пристань, складочное место, цирк с якорями, вантами и морсами, строящееся новое здание церкви из тесаного камня песчаника, выведенное до нижних окон, лавки правильно и симметрично устроенные, а за ними базарная небольшая площадь.  Отсюда на юг, вдоль берега, по обширной равнине, идут три улицы – довольно узкие и с постройками, большею частью старыми, из землебитного кирпича. Но вокруг новой площади и далее от нее, на местах вновь отводимых, находятся дома каменные и деревянные, значительной величины и красивой архитектуры.

Строения воздвигаются капитальные. В недавнее время, а именно 16 июня 1860 года открыта в нем  вольная аптека провизора К.Фрозе. Много имеется лавок и магазинов. Ремесленники и мастеровые, преимущественно из евреев, удачно ведут свои дела. Но в домашнем быту граждан здесь, как вообще в новых и отдаленных городах, терпится крайний недостаток в прислуге и рабочих людях.

Вода для питья получается из многих родников, имеющихся вне города. Травы по лугам растут роскошно и в изобилии; землепашеством и огородничеством занимаются немногие, а потому хлеб с прочими припасами продовольствия доставляется из Астрахани. Дрова для топлива и лес для построек получается с ближайших гор, где кроме известного источника тепловатой серной воды, попадаются куски самородной серы и слои каменного угля».

Масштабы и темпы строительства порта кружили головы не только горожанам. Всем было очевидно, что успех торговли, промышленности в Дагестане и развитие самого города Петровска зависят от окончания сооружения гавани. Город, потихоньку разрастаясь вместе с гаванью, заметно приосанился. «Город Петровск спешит  обстраиваться. Места разбираются нарасхват. Всех домов в нем более 450, в числе их есть много каменных, недавно кончены три трехэтажных дома из тесанного камня. Ценность домов с открытием работ по сооружению мола втрое увеличилась», — писал И.С. Костемеревский.
С того времени, как только работы по Петровской гавани приняли основательные размеры, петровские граждане рискнули затрачивать «последний грош на камень и известь», несомненно, в видах будущей торговой славы города: «…С 1861 года городскiя постройки с каждымъ мъсяцем увеличиваются, — писал неизвестный петровчанин в одном из популярных изданий края, — По настоящiий день мы имеемъ уже два большiия здания гостинаго ряда, украшающiя нашу немноголюдную площадь.

Одно изъ нихъ унылое зданiе русской архитектуры, потому русской, что точно такой же «гостиный рядъ» встретится вамъ и въ Херсоне, и въ Вернеудинске, и въ старой Рязани. Это весьма обыкновенное длинное строенiе, въ коем деревянная крыша скатывается на подпертую столбами галерею, съ каменными ступенями отъ площади и съ непрiятного вида покатыми дверьми погребовъ. Невзирая на тоскливую наружность строенiя, счастливый владелецъ «ряда» получаетъ значительный доходъ.

Другое большое строенiе, хотя и не вполнъ оконченное, но уже выказываетъ изящный вкусъ и строится съ преднамереннымъ удобствомъ служить современной торговой цъли – показывать товаръ  лицом».

Другой просвещенный петровчанин гордо извещал читателей газеты «Кавказ»: «…Прикаспiйский г. Петровскъ, по здоровому и прохладному климату, цълебности морскихъ ваннъ, нъсколько схожъ съ англiйским Брайтоуноъм. Но если къ этимъ его неоцъннымъ  преимуществамъ мы присоединимъ ожидаемый водопроводъ ключевой воды и предстоящее открытие и испытанiе многочисленныхъ минеральныхъ источниковъ, находящихся въ 12 верстахъ отъ нашего города, въ живописной мъстности лесистого ущелья «Талги», о! тогда Петровскъ может съ большой пользою заменить Грефенбергъ и Висбаденъ. По разнообразию и в совокупности средствъ для страждующих Петровскъ неоценимъ, и съ нимъ, трудно будетъ потягаться». Действительно, в 1860-х гг. академик Императорской Академии наук, известный ученый-геолог Г.В. Абих обнаружил  вблизи города серно-щелочные грязи в районе озера Ак-Гель, изучил Таркинскую серно-щелочную воду и Туралинское соленое озеро.

Но уже тогда у некоторых горожан и, по видимому, не менее просвещенных, появились размышления несколько меланхолического характера… Сравнивая два новых города, возникших на карте российской империи шесть лет тому назад, Петровск в Дагестане и Николаевск на Амуре — с их современником, американским городом Чикаго, у которого в течение 7 лет  население выросло до 30 тысяч, вздыхали об отсутствии  в их городе «гражданской цивилизации». «Мы  убъждены въ томъ,- писали они, — что отсталость наша зависитъ отъ слъдующих причинъ: в Шикаго частный банкъ выдаютъ ссуды подъ залогъ строенiй. Тамъ городская община распоряжается свободно, неиспрашивая дозволенiя на постройку общественной церкви или ратуши. Городъ Шикаго, въроятно, имеетъ приволье въ городской землъ, доходъ отъ рыбнаго промысла, и жители свободно пользуются лъсом и пастбищемъ. Прежде всего тамъ вниманiе городской общины обращено на общественныя нужды: шоссируютъ и освещаютъ улицы, проводится водопроводъ, устраиваются общественныя прачечныя, школы и биржи. А у насъ…».

Строительство гавани шло полным ходом. Городу Петровску многие предсказывали блестящую будущность, основываясь на том, что даже без гавани морская торговля Петровска развивалась довольно успешно. В нем уже селились именитые астраханские  купцы, строили добротные дома и,  следовательно,  с обустройством безопасной гавани, неуклонный рост торговли и населения был обеспечен. Однако с  начала 1860-х годов ситуация в   Дагестане несколько изменилась, и купцам было над чем задуматься: «как лишние войска оттуда повывели, так и торговля пошла заметно тише». Оказалось, удобная и безопасная гавань «не все еще для торговли – надобны и потребители». Они только теперь догадались, что настоящие потребители, как в Петровске, так и во всем Дагестане — суть военные.

30 августа. 1869 г. город праздновал окончание сооружения гавани: «Несмотря на довольно холодную и ветреную погоду, на северном моле собралось почти все народонаселение Петровска, и, между пестрыми толпами горожан там и сям мелькали горские папахи. Стоящие в гавани суда расцветились флагами. Город, всегда скромный и тихий, оживился, зашумел и принял праздничный вид. …В день открытия гавани было намерение открыть и школу, чтобы одновременно праздновать два великих события в жизни  нашего города. Однако, к сожалению, работы в доме, предназначенном для школы, не были окончены, да кроме того не прибыл еще выписываемый из Ставрополя учитель. На этом основании открытие школы было отложено …до 8 ноября. Жалование учителю будет простираться до 300 р. в год, кроме того он будет иметь казенную квартиру и прислугу….Всего ведь  прошло 25 лет с тех пор, как положен первый камень в основу Петровской крепости. Еще живы те люди, которые помнят те времена, когда на месте нынешнего Петровска была безлюдная пустыня, которые оживляли стаи морских птиц, да буйный ветер полновластным хозяином гулял по всему пустынному побережью. Думал ли Великий Петр, раскидывая на месте настоящего Петровска свой воинский стан, что в этой пустыне почти  через полутораста возникнет город  его имени, зашумит пароход, засветится маяк, откроется училище, закипит жизнь…».

В том же 1869 г. население города  составляло  3.567 человек.

Очень важно помнить о том, что именно сословное деление городского населения Российской империи  формировали образ жизни и ментальность горожан — при сословной организации общества положение каждого человека находилось в строгой зависимости от его сословной принадлежности, которая определяла род его занятий, круг общения, диктовала определённый кодекс поведения.

По «Ведомости  о населении портового города Петровска по сословиям по статистической переписи»  был представлен следующий  состав населения города: дворян потомственных – нет, личных – нет, почетных граждан потомственных – 3, личных – 12, купцов – 165, мещан – 1020, сельского сословия – 71, военных сословий войска – 1475, солдат – 560, иностранцев – 21, инородцев – 240.

Петровск – транспортный узел на юге России. Строительство порта сыграло огромную роль в развитии Петровска, но отсутствие железной дороги остро сказывалось на общем товарообороте порта.  Мечтой петровчан теперь стало проведение к ним железной дороги.

«…В 10 часов вечера показались редкие огоньки Петровска,- писал  в 1877 г. П. Огородников, автор аналитического исследования «На пути в Персию и Прикаспийские провинции»: …Прямо перед нами скучно выглядели артиллерийские казармы и военный госпиталь, у подножия которых, по легкому скату берега стелется маленький, беленький городок с однообразными постройками. Правее, на возвышенном месте стоит мрачное укрепление, в сторонке, точно сторож на его часах одинокая башенка. На заднем плане особняком высится маяк, а слева этой картины вздымаются горы, по которым стелятся тени темной зелени кустов. Солдаты удят рыбу, сидя на громадных камнях, окружающих мол, у берега полощется маленький грузовой пароход «Лебедь», в море белеются паруса трех шхун…Петровск представлял прежде важное значение по снабжению Кавказской армии провиантом с Волги… Торговые операции ограничиваются отправкою в среднюю Азию кож и топленного сала, но если он соединится ветвью с Ростово-Владикавказской железной дороги, без сомнения, его торговое значение увеличится, ибо товароотправители из Персии и Закавказья в Россию предпочтут эту дорогу затруднительному пути по мелководному устью Волги с его разорительными пересадками»…

В 1885 г. высочайше было утверждено  решение кабинета министров начать строительство Владикавказско-Петровской железной дороги. В 1892 году были начаты работы по продолжению Владикавказской железной дороги на Грозный — Петровск — Дербент и Баку. Пассажирское движение на участке железной дороги от реки Сулак до Петровска было официально открыто 17 мая 1894 года.  Железную дорогу первоначально намечалось проложить западнее города, у подножия горы Тарки-тау. Однако этому воспротивились купцы, не желавшие нести дополнительные расходы по перевалке грузов от порта. Не без участия состоятельных рыбопромышленников вопрос о трассе ж/дороги был пересмотрен, и путь на Дербент — Баку пошел через порт и далее вдоль берега моря по песчаной косе. Ее эксплуатация потребовала создания соответствующих депо и мастерских. Мастерские решили строить в 3-4 километрах северо-западнее города. Так возник пос. Петровск-Кавказский, ныне известный как Махачкала-1.

Со строительством железной дороги значение Петровска как транспортного узла значительно возросло, что  заметно отразилось и на росте грузооборота торгового порта. Только в  1903 г. полный грузооборот  Петровского порта увеличился почти в 48 раз по сравнению с 1861 г.
Однако В.С. Кривенко, побывавший в Петровске в мае 1895 г. отзывался о Петровске с изрядной долей скепсиса: «Петровск является лишь передаточной станцией, что еще недостаточно для развития города.  Он не имеет местного значения, не имеет сколь-нибудь значительного района, который экономически к нему тяготел. …С  проведенiем желъзной дороги в Петровске появилось несколько удовлетворительных гостиниц, но в общем город мало изменился». В своих путевых заметках,  опубликованных в «Русскомъ Въстнике»,  он опишет Петровск 1890-х.: «… Улицы все так же невозможно вымощены, какими-то допотопными громадными булыгами. Улицы «с пробором», как заметил мой петербургский спутник. Дождевые протоки промыли себе неправильное ложе, которое еще более мешает удобное проезду. А затем пыль, пыль чудовищная для обитателей Петербурга, Царского Села и Петергофа, и обычная для многих российских граждан. Поливает улицы здесь конечно лишь только дождь, и воображаю, какое смятение вызвало бы распоряжение об обязательной поливке.

…Петровск до сих пор еще мало устроился. Правда за последнее время отделан и освящен новый храм, остававшийся долгое время недостроенным.  Это единственная церковь на весь портовый город. В старом маленьком соборе устроена приходская школа. Храм оцепляет решетка из старых, должно быть послуживших немало, больше-калиберных ружейных стволов. Сколько смертоносных выстрелов вылетело из них! Теперь они как старые, раскаявшиеся грешники, припали под сень креста и молят о прощении.

…На самом возвышенном пункте Петровска прежде сторожевым постом стояла видавшая виды крепостца, а теперь там сурово смотрит большой тюремный замок. …Нельзя не пожелать скорейшего открытия среднего учебного заведения, столь необходимого для закрепления к городу зажиточного населения. Петровск  мог бы служить для Юго-Востока России местом для морских купаний, но для этого городу нужно почиститься и припарадиться».

В том же 1895 году в Петровск, после 25-летнего отсутствия приехал  подполковник Максуд Алиханов-Аварский.  В своих очерках, периодически публикуемых в «Кавказе», он поделился своими впечатлениями, описав «новую физиономию Петровска»: «…Через семь часов пароход доставил нас в Петровск, о котором не раз приходилось слышать за последнее время, что после проведения железной дороги его «узнать нельзя». Высадившись на берегу под впечатлением этих уверений и в какие-нибудь полчаса объехав весь город, я, однако, не только узнал старого приятеля семидесятых годов,- маленький городок штаб-квартирного типа, но даже, напротив, внимательно всматриваясь во все его черты, едва заметил несколько новых зданий, выросших за последние 25 лет, и … больше ничего! Улицы по прежнему с непролазной грязью; кое-где невозможные мостовые. Городской сад – с резвящимися в нем, средь бела дня, телятами. … Все, словом, обстояло в том же неизменном виде, как это было во время оной, в дни юности моей …и Петровска.

Даже железная дорога, вторгшаяся к самому порту, пока украсила город очень мало. На краю города видны цистерны для нефти и несколько строящихся зданий, вот и все. Подвальный этаж старого портового города, вероятно  временно исправляет должность дебракадера, в его тесных клетушках, среди неимоверной давки производится продажа билетов, прием и выдача багажа и т.д.

В одном, впрочем, отношении Петровск изменился. Прежде можно было исходить весь этот город и не встретить на улице его ни души, кроме двух-трех деньщиков и такого же количества полусонной скотины, апатично разгуливающей возле какой нибудь изгороди. Теперь не то. Наплыв сюда искателей наживы всякого вида и положения, по видимому, огромный. Улицы кишат ими с утра до ночи среди скрипа арроб и грохота фаэтонов.

О железной дороге я слышал здесь, что она работает бойко. Это и понятно, хотя Дагестан в этом почти неповинен: петровская дорога отняла у Баку значительную часть грузов, направлявшихся к нему по двум важнейшим торговым артериям нашего юго-востока – именно по Волге и закаспийской железной дороге».

И все же, несмотря на плохо скрываемую иронию именитых современников, город хорошел. После постройки порта, а затем проведения железной дороги Петровск стал  заметно расти. Со строительством железной дороги значение Петровска как транспортного узла значительно возросло. Через Петровский порт в этот период перевозили хлопок, нефть и нефтепродукты, шерсть, кожевенное сырье, сушеные фрукты, рыбу, хлебные продукты, мануфактуру, железные изделия, цемент. Предметами экспорта были главным образом хлеб, мануфактура, цемент, железо и другие фабрично-заводские изделия.  Однако основное  место в товарообороте занимала перевалка нефтяных продуктов, для приема и хранения которых в Петровске был построен парк из 40 резервуаров. Морская торговля вызвала потребность в пароходных, комиссионных, транспортных и других конторах и пристанях. Набережная застроилась пристанями и осветилась электричеством.

С 1896 г. в Петровске,  вместо «казенной и штаб-квартирной самодельщине из саманного кирпича», начали строить добротные каменные дома, улицы оживились большими магазинами и впервые начали моститься. Земля вновь вздорожала и, как иронизировал современник, «бедняки, имевшие небольшие клочки земли сделались людьми зажиточными».

Движение нефтяных грузов вызвало устройство в Петровске железнодорожного коммерческого агентства и нефтяных складов, а также нескольких, контор и агентств различных нефтяных обществ. В 1894 году в Петровском порту было открыто агентство акционерного пароходного общества «Кавказ и Меркурий». Был   еще один   немаловажный фактор, способствовавший быстрому росту грузооборота железнодорожного и морского транспорта, а также общему развитию Петровска — это возникновение и бурный рост рыбной промышленности в Дагестане. Развитие рыбной промышленности шло столь быстрыми темпами, что к 1912 году по дагестанскому побережью Каспия действовало уже 66 рыбных промыслов, а на его предприятиях работало более 2000 человек. В то же время только у   одного рыбопромышленника К.П. Воробьева работало на промыслах до 2000 рабочих,  в Петровск-Кавказском холодильнике 250 рабочих  и на бондарном заводе до 100 рабочих. К концу 1905 года в Петровске и его окрестностях насчитывалось десятки мелких бондарных мастерских, на которых трудилось   свыше 1000 бондарей.

Громадный грузооборот порта и железной дороги в Порт-Петровске нуждался в постоянной рабочей силе. Среди населения Петровска растет число рабочих, обслуживающих порт и железную дорогу.

В 1898 году в годовом отчете Петровского городского общественного управления  отмечалось, что: «… жители г. Петровска крайне бедного сословия, за исключением лишь нескольких торговцев, имеющих свои капиталы. Для поддержания же материального благосостояния местные жители занимаются торговлею мануфактурными, галантерейными и др. товарами, продажей на базаре в незначительном числе необходимых домашних продуктов, извозом, плотничеством, столярничеством, сапожничеством и др. ремеслами и изделия свои сбывают на местных базарах… Жители занимаются в незначительности рыболовством».

Из отчета далее следовало, что в городе имеется один военно-местный лазарет, два железнодорожных лазарета, городская амбулатория для приходящих бедных больных, а также частная аптека и аптекарский магазин. Штатного врача не имелось, а обязанности его, как и в предшествовавшие годы, исполнялись врачом тюремного ведомства. Горожане, нуждающиеся в госпитальном лечении, за установленную плату, пользовались местным военным лазаретом. Город по прежнему отличался питейными заведениями: 15 трактиров, 37 духанов, 15 пивных ларьков, 11 погребов виноградных вин «с продажей распивочно и на вынос».

С развитием города в  Петровске возникает сеть учебных заведений (к 1903 г. здесь имелось уже десять начальных и ремесленных школ),  однако горожане не имели возможности дать своим детям среднее  образование, доступное только в  классической гимназии или реальном училище. Мужская гимназия  будет открыта только в 1905 г., Кавказский учебный округ с трудом дал разрешение на его открытие, сомневаясь, будет ли она укомплектована  платежеспособными учащимися. Зажиточные горожане предпочитали устраивать своих детей в  известных  гимназиях с пансионами в Ставрополе, Тифлисе, Баку,  в других городах России.

К  концу XIX в. Петровск – глубокая российская провинция. Населения в нем к 1896 г. едва насчитывалось до 8 тыс. жителей. Города с населением менее десяти тысяч человек в те времена официально именовались в России «заштатными». «…Население города – татары, грузины, персы, армяне, дагестанцы, русские, евреи. Общественных развлечений в городе почти нет, за исключением клуба. Жизнь в городе носит более семейный характер и разбивается на кружки», — писал  в 1895 г. о Петровске современник    Л. Прибыльский.  По существу Петровск отличался от деревни тем, что здесь проходила железная дорога, имелся морской порт, работало около 10 полукустарных производственных предприятий. К 1914 г. в городском хозяйстве Петровска по-прежнему не было налаженного водопровода, канализации, освещения, городского общественного транспорта.

Как уже упоминалось, сословное деление населения российских городов формировали образ жизни и ментальность горожан, поскольку при сословной организации общества положение каждого человека находилось в строгой зависимости от его сословной принадлежности, определявшей род его занятий, круг общения, нормы  поведения.

В Петровске сословная организация его населения, представленная на протяжении 1844-1860-х годов в основном военно-служилым сословием, а в последующие 1870-1914-е  годы  —  мещанским, но большей частью торгово-ремесленным и рабочим, являлась  основным и ведущим  фактором специфики формирования его городской среды.

14 мая 1921 г. Постановлением Дагестанского революционного комитета Петровск был объявлен столицей автономной республики Дагестан и в честь известного общественно-политического деятеля Махача Дахадаева    переименован в город Махач-калу.  Таким образом, из формата заштатного российского провинциального городка, Петровск неожиданно переходит  к кардинально новым условиям структурирования своего историко-культурного пространства  и формирования  городской среды.

, раздел: История

Автор: П.И.Тахнаева, научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН (г. Москва), кандидат исторических наук
105
0

Поделиться

0

25 Окт 2018 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля