Одиссея «Солнечный Дагестан». Часть II/XII: Сарыкум и Махачкала

16
0

Поделиться

1 октября 2018 г.

Эльдар Михайлов

Миллерово, Ростовская область

Самый большой бархан Евразии
Когда я узнал, что Самый Большой Бархан Евразии находится на территории России, да ещё и в какой-то тысяче километров от моего дома, я не поверил. Ведь я не мог не знать этого раньше. Я ж собаку съел на географии. Я ж с детства часами могу залипать в географические карты. Как я мог не знать такого факта?

Сарыкумские барханы расположены не в пустыне. Эта одинокая песочница находится на границе Прикаспийской низменности и предгорий Кавказа. Песок в современные очертания надуло сюда не более 5000 лет назад. Но, в отличие от большинства своих собратьев, Сарыкум, благодаря ветрам, дующим здесь попеременно со всех сторон 365 дней в году, никуда не движется. Нет необходимости даже закреплять его древонасаждением. Это позволило организовать на бархан туристическую тропу — деревянный настил, ведущий под самый гребень.

На высоте, где заканчивается тропа, находится смотровая площадка – настоящая Сахара! Ветер, раскалённый песок, ни одного растения, солнце… И потрясные виды на хребет Нарат-Тюбе. Сходить с тропы нельзя, но если прям очень хочется, то охранник не возражает. К чему эти условности, если взрослые бородатые дядьки, как дети, босиком готовы носиться, падать, вставать и снова бегать по жёлтому морю песка, визжа и смеясь от удовольствия!

Сарыкум — единственное место в Дагестане, где в течение пяти месяцев, с мая по сентябрь, среднемесячная температура не опускается ниже 20 C°. Августовским полуднем от жары не спасает даже ветер, направление которого, как флюгер, указывает редкая, растущая прямо в песке трава…

О том, как посреди отнюдь не пустынного Дагестана выросла величайшая дюна континента, древние сложили аж пять легенд. Впрочем, ни одна из них не претендует на звание официальной версии.

По одной из них Сарыкум (Жёлтые пески) – это могильный холмик над захоронением великана по имени Замти. По другой – то же самое, но уже над прикованным телом неверной супруги местного хана, звали которую Загидат.

Ещё одна легенда связана уже с реальными историческими персонажами. Железный хромец Аксак-Темир, он же Тимур, он же Тамерлан, ведя своё войско в поход на Тохтамыша, решил подсчитать силы и приказал подчинённым рассчитаться по порядку. Те, не зная математики, зачерпнули каждый по шлему песка и ссыпали его в одно место. Поглядел на гору песка Тамерлан и понял тогда: фиг знает, сколько нас точно, но будь хан Золотой Орды хоть трижды Тохтамыш, а Северный Дагестан ему не удержать!

Существует также красивая, но грустная и удивительно бессмысленная легенда о том, как один горский парнишка по имени Булат так хотел жениться на горянке Барият, что согласился на драконовские условия её отца Ибрагима. А тот, не желая выдавать свою ненаглядную доченьку за кого ни попадя, заказал песчаный холм за речкой Шура-Озень, с которого была б видна сакля их кумторкалинская. Дом то бишь. А песочек для этого следовало брать аж на морском побережье. Дескать, если любовь твоя достаточно крепка, то и холм тебе насыпать – раз плюнуть. Насыпал могучий Булат холм песчаный, увидел саклю ибрагимову, а на крыше той сакли стан женский. Поспешил к своей любимой да обнаружил в ней вдруг глубокую старуху. И себя не сразу признал – дряхлым стариком оказался, с седою бородой в колено. Стал быть, не заметил Булат, как всю жизнь потратил на напрасные земляные работы, ставшие потом Сарыкумом, а Ибрагим не догадался, что своим рационализаторским разумением оставил любимую дочь на всю жизнь старой девкою. А Барият вообще ничего не поняла… Мораль извлекайте сами, я не смог.

Наконец, есть версия, по которой в происхождении Сарыкума виновата баба. Жила она в замке на острове посреди озера, а за хлебом приходилось ей плавать на лодке «на материк». И вот охмурила она однажды сразу двух красавцев-братьев. И говорит им: кто превратит озеро в твердь земную, чтоб могла я на лошади в магаз гонять, тому я отдамся и стану женою. Разными путями пошли братья – один в Кубачи за саблей, что может рассечь утёсы, а другой — в Махачкалу за песком. Старшему повезло больше: пока младший пёр огромный мешок, чтобы засыпать озеро, тот нашёл подходящую сабельку и разрубил горы, которые, осыпавшись, замостили путь к замку хитрой женщины. Потрясённый неудачей младший брат рассердился и умер, а мешок его лопнул, оставив на том месте самый большой в Евразии бархан.

…И всё же как я мог не знать? Высота бархана по разным данным 252 или 262 метра, и, как утверждается многими источниками, это евразийский рекорд. Но есть в этой «самости» некоторое лукавство. Не могу привести авторитетные источники, но в сети попадаются и более внушительные цифры, более четырёхсот метров высоты имеются барханы в пустынях Гоби и Деште-Лут. Кроме того, высота от подножия дагестанского бархана до его гребня всего-то 150 метров, а 252 (262) – это над уровнем моря. Но опять же хитрость: море имеется в виду не Балтийское, которое служит нулевой риской для расчёта альтитуды любого объекта, а близлежащее Каспийское, которое имеет отметку -28 м, и вообще не море, а озеро. Ох, дагестанцы! Ох, хитрецы!

Но пусть вопрос евразийского абсолюта и остаётся открытым, зато российский рекорд очевиден – дюны Куршской косы Сарыкум бьёт вчистую. А других дюн в России вроде бы больше и нет.

Планы снять для ночёвки квартиру в Махачкале были отринуты. Подле барханов десятки уютнейших полянок в тени деревьев. На любой из них присутствуют следы костров, мангалы из подручных камней, вытоптанная трава – всё как везде. Но ни на одной поляне нет ни единой соринки. Мы расположились на ночлег на одной из таких полян. В майский выходной никому до нас дела не было, даже тем, о существовании кого в здешних местах я узнал, только прочтя приобретённую в музее Сарыкума книжку. Уже дома, конечно. Оказывается, бархан и его окрестности кишмя кишат скорпионами, фалангами, сколопендрами, тарантулами, каракуртами, пауками-скакунами… Здесь водится самая крупная и по совместительству самая психованая змея Европы – желтобрюхий полоз, а также самая ядовитая змея России, водящаяся у нас только в Дагестане — гюрза… Сказочное место!

Махачкала

Столица Дагестана, самого многонационального региона России. Столица республики, имеющей 14 (!) государственных языков, и это только реально функционирующих, не считая тех, которые не имеют своей письменности, но тоже считаются государственными. Столица субъекта, располагающего самым многочисленным мусульманским населением среди всех 85-ти. Центр!

Но город у меня восторгов не вызвал. Пыльный, душный, совсем не озеленённый, не очень чистый, с сухим, несмотря на близость Каспия, воздухом. И что самое грустное – совершенно безликий. По этому показателю из всех региональных центров, в которых я бывал, могу его сравнить разве что с Пензой.

Ну, и где тут самый главный променад? Если смотреть на карту, то сомнений не остаётся – должно быть Ак-Гёль. Это небольшое озерцо прямо в центре Махачкалы, отделённое от Каспийского моря песчаной косой, но имеющее с ним подземную связь.

Тут и памятник, и музей, и пешеходная зона – нам туда! Но на деле всё оказывается унылее унылого. На берегу озера какой-то давнишний недострой, явно рекреационного назначения, «Музей истории Махачкалы» со всех сторон красив, но внутри оказывается лишь картинной галереей местных художников, а траву вдоль дорожки не косили, кажется, с прошлого года – бурьян по грудь!

Такое ощущение, что махачкалинцам не до туриста, и вообще не до благоустройства собственной среды обитания. На этом фоне стоящие у озера пара макетов средневековой дагестанской архитектуры выглядят интересно, но как-то чуждо и странно.

На дорогах – та же вакханалия, что и в Хасавюрте. Броуновское движение. Хаос. Какофония из би-би, фа-фа и кря-кря. Дагестанский идол, символ удавшейся жизни, самый и единственный пацанский автомобиль – белая Приора! Заниженная, «на дисках» и в чёрную тонированная – это в качестве опций, но главное, чтобы белая и чтобы Приора! Это многолетний нестареющий тренд! Национальная фича! Самобеглый фетиш! «Дагестан – это край высоких гор и низких Приор» — баян, зато чистейшая правда. Или «Чем выше горы, тем ниже Приоры». А ещё я там услышал такое: что бы ты ни фотографировал в Дагестане, в кадр обязательно попадёт белая Приора. Подтверждаю: так и есть! Они всюду. Нередко набиты четырьмя-пятью выглядывающими поверх тонированных окон небритыми парнями. Фракшнл каршеринг по-махачкалински!

Попытка найти национальную кухню в столице республики оказалась более удачной, чем в Хасавюрте. Чуду с крапивой уже не был колобком, а напоминал, скорее, осетинский пирог.

Курзе на поверку оказались теми же пельменями, только кучерявыми.

В путешествиях по России, особенно по национальным республикам, я стараюсь попробовать местную кухню. Иногда это помогает лучше понять психологию народа, ну и просто любопытно поесть такого, чего никогда не ел. Так вот практически у любого народа России есть свои пирожки, свои пельмени, свой борщ и своя халва. Разница во вкусе, цвете, ингредиентах, внешности и способе приготовления – незначительная, в названиях – поразительная.

Но всегда хочется чего-то особенного, не похожего ни на что. И, как правило, за этим «чем-то» нужно отправляться далеко вглубь «куда-то». Это я помнил, обедая в махачкалинской забегаловке. Так оно потом и вышло…

Источник

16
0

Поделиться

1 октября 2018 г.

0

Комментарии к статье

Показать последние 100 из 1 285 сообщений

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля