Аслан-Кади и его аул

27
0

Поделиться

22 Мар 1997 г.

В 1844 году царское командование на Кавказе организовало из даргинских обществ (Акушинского, Цудахарского, Усишинского, Мекегинского, Урахинского) округ, начальником которого был назначен майор Оленин. После убийства последнего сторонниками мюридизма было восстановлено управление кадия, но только до 1854 г., когда вновь было создано окружное управление. Даргинский округ первоначально входил в состав Дербентской губернии, а затем в Прикаспийский край.

Аслан-Кади Цудахарский — личность, довольно заметная в даргинских обществах времен Кавказской войны. В начале своей политической деятельности он, как и многие даргинцы, не поддержал движения мюридизма, но старался по возможности не быть на стороне царского командования, тем самым как бы придерживаясь нейтралитета.

В своем рапорте о военных действиях (май 1842 год) генерал Аргутинский- Долгоруков так и отмечал: «Аслан-Кади Цудахарский и Магомед-Кади Акушинский с почетными старшинами тех обществ явились ко мне с уверением постоянной их преданности правительству. Мне известно, что в обществах этих спокойствие ничем не нарушалось и никаких замыслов противу правительства не обнаруживалось, а потому с этой стороны не предстоит нам никакого опасения!
За даргинские общества за командование в Дагестане было относительно спокойно. Кроме того, в одном из своих писем Аслан-Кади уверял, «что если кто-нибудь из Андалала, Кази-Кумуха и других покорных Шамилю обществ осмелится явиться в наших границах, то непременно будет нами арестован, и мы никогда не будем иметь сношения с означенным, ибо я вместе с акушинским кадием и всеми обществами Дарги условились и приняли присягу сражаться против возмутителей до тех пор, пока у нас останутся одни только женщины».
Многие цудахарцы, бывшие в то время вне селения, в том числе пастухи и ученики (муталимы), были возвращены в аул с тем, чтобы в случае необходимости встать на защиту Цудахара.
Однако, вскоре настроение стало меняться, и в январе 1843 года Аслан-Кади, Магомед-Кади Акушинский и еще несколько почетных лиц отправили письмо генералам Гурко и Клюки фон-Клюгенау с требованием вывести царские войска из Дагестана: «Русский Государь не имеет намерение завладеть Дагестаном по бедности здешнего края и неимению пользоносной руды, между тем, по возникшим тогда между нашими князьями и жителями спора и неудовольствия, обиженная часть из них просила у русского Государя защиты, а потому войска русские пришли в Дагестан частями для подачи просителям помощи, и через сие были построены здесь укрепления, с обложением здешних обывателей повинностями, которые жители не в состоянии были отбывать и вынуждены были прибегнуть под защиту имама Шамиля с обещанием твердо придерживаться шариату магометанского закона и невозвратно удалиться от русской службы; а потому теперь народ Дагестана решительным образом приготовился действовать против русских, согласно повелению Аллаха. Наконец, теперь цель нашего желания состоит в том, чтобы вы оставили Дагестан и возвратились в Россию, иначе беспрестанно и упорно будем продолжать с вами войну до тех пор, пока будем живы».
Разумеется, на подобное дерзкое послание ответа не последовало. Шамиль же старался привлечь даргинцев на свою сторону и отчасти ему это удалось.
Например, из рапорта генерала Клюки фон-Клюгенау от 3 февраля 1844 г. следует, что «…цудахаринцы получили приказание от Шамиля, к 3-му февраля быть в полной готовности выступить на 7 месяцев в поход, Шамиль обещал им к тому же числу прибыть со скопищем своим в Акуша для начатия наступательных действий против Кази-кумуха и приказал каждому из цудахарцев иметь в запасе для похода по 2 пары сапог, архалук и теплую одежду. Жители цудахаринского общества первоначально решили объявить Шамилю, что они по бедности своей не в состоянии исполнить его требования, но, подстрекаемые доводами Аслан-Кадия, изъявили, наконец, готовность участвовать в будущих враждебных предприятиях его против русских».
В апреле этого же года лазутчики донесли царскому командованию, что Аслан-Кади ездил к Шамилю в его столицу Дарго в Чечне с приглашением имама в даргинские общества.
2 июня 1844 г. несколько отрядов горцев под командованием Кебед-Мухаммада, Мухаммад-Кади Акушинского, Аслан-Кади Цудахарского и других наибов заняли селение Какашура, а на следующий день, оставив часть войск против аула Доргели, где располагался авангард Дагестанского отряда в составе 5 батальонов, 6 орудий и 4 сотен казаков, двинулись основной массой к селению Гелли.
Командир Апшеронского полка генерал-майор Пассек с семью ротами, четырьмя орудиями и четырьмя сотнями казаков преградил дорогу горцам. Недалеко от Какашуры на открытом поле завязался упорный бой, и ввиду явного превосходства противника горцы отступили.
Все последующие годы Аслан-Кади выступал на стороне имама Шамиля против русских войск, но ближе к концу войны покинул имама, как и некоторые другие наибы и сподвижники.
25 августа 1859 года, когда в березовой роще на Гунибе пленный Шамиль разговаривал с князем Барятинским, группа горцев-перебежчиков тихо совещалась между собой, стыдясь своего присутствия. Находившийся среди них Аслан-Кади, между прочим, сказал: «Лягушка, которая упала в отхожую яму, не очистится от нечистот. Так пройдемте же мимо него (Шамиля)».
(Приводится у Мухаммад-Тахирааль-Карахи «Блеск дагестанских сабель…»). И они ушли. Понимая, что в трудную минуту он оставил имама, как и другие, Аслан-Кади, тем не менее, дал справедливую оценку себе и своему поступку.
Цудахар был вовлечен и в события 1877 года. В сентябре восстанием был охвачен Центральный, Южный и Западный Дагестан. Причем в каждом селении перед выступлением происходила борьба между сторонниками и противниками восстания. В Цудахаре до восстания возникли две партии. Одна из них во главе с Ника-Кади и Гази-Мухаммадом выступила за борьбу, другая, руководимая Караевым и некоторыми другими, была против.
После подавления восстания царские войска разрушили Цудахар, как и некоторые другие селения, участники вооруженного выступления были наказаны и высланы за пределы Кавказа.
По переписи населения Дагестана 1868 г. в Цудахаре насчитывалось 2374 дома, мужского пола — 5362 человека, женского — 5010. В «сведениях 1871 года о числе лиц бекского сословия обоего пола и числе мечетей» читаем, что в Цудахарском наибстве беков не было, а количество мечетей — 41.

, раздел: История

Автор: Хаджи-Мурад Доного / Источник: "Дагестанская правда"
27
0

Поделиться

0

22 Мар 1997 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

  • Прославленные воины из Цудахара

    Мне хочется рассказать о боевых и ратных подвигах некоторых прославленных воинов из моего селения Цудахар. В Книге Памяти приводятся фамилии...

    25

    Янв 2005 г.

  • Боги и демоны цудахарцев

    Многовековая традиция исповедования ислама дагестанцами привела к тому, что большинство прежних языческих богов и демонов либо забыто...

    21

    Май 1999 г.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля