Древнее Мекеги

113
0

Поделиться

12 Сен 2012 г.

Старинное дагестанское селение Мекеги с его богатой и самобытной культурой издавна привлекало к себе внимание известных путешественников и ученых. И это неудивительно, если учесть, что здесь, на сравнительно ограниченной территории диаметром 30 км. выявлены многочисленные памятники материальной и духовной культуры, отражающие последовательные этапы культурно-исторического развития населения данного региона с древнейших времен до средневековья включительно. В августе 2012 года благодаря инициативе искреннего друга нашего журнала мэра г. Каспийска и коренного мекегинца Омарова Джамалутдина Омаровича мы посетили это старинное селение.

Селение Мекеги расположено в Левашинском районе у юго-восточного края уникального природного памятника – Мекегинского каньона. Его протяженность 7 км., наибольшая ширина 4,5 км. Вход в каньон довольно узкий всего 4-5 м. Примерно через 80 м, от начала каньона возвышается природная арка шириной 13 м, и высотой 8 м. Она соединяет его с еще более глубоким боковым каньоном.

Панорама Мекегинского каньона величественна. Мощные массивные скалы, нависшие над красивой долиной с густым лесом, прозрачная речка Мекегинка, проложившая свой извилистый путь по дну ущелья, поляны, где отчетливо проявляются очертания древних курганов, — словом, весь этот уникальный памятник природы вызывает восхищение.

В настоящее время нет единого мнения о происхождении названия Мекеги. Озвученные краеведами версии, опирающиеся на местные предания, лежат, на наш взгляд, в русле «народных этимологий».

Знакомство с Мекеги мы начали с осмотра верхней, наиболее древней части селения. Как утверждают археологи, она стоит на древнем могильнике с захоронениями в каменных ящиках. Аналогичное погребение археологи обнаружили и на перевале из Мекеги в сел. Мулебки. Подобный тип погребений характерен для каякентско-хорочоевской археологической культуры (кон. II – нач. I тысячелетия до н.э.).

В старину селение делилось на 12 кварталов. Каждый квартал имел свою мечеть. Помимо них функционировала и большая соборная мечеть с красивым минаретом из тщательно обработанных каменных блоков. Мечеть и минарет были построены в 1815 г. Внешний вид, интерьер, декор и драпировка мечети весьма архаичны. Вокруг селения расположены и старинные кладбища. На старинных камнях высечены языческие символы- солярные знаки, ромбы и спирали различных форм.

В Мекеги в 50-е годы под руководством В.Г. Котовича работала археологическая экспедиция. Во время раскопок были выявлены и предварительно изучены мезолитиче- ская и позднепалеолитическая стоянки древнейших обитателей этой местности. Интересно заметить, что мезолитическая стоянка была использована под могильник более позднего времени. При раскопках стоянки на глубине 0,3 метра были обнаружены полуразрушенные погребенияалбанского времени.

В окрестностях Мекеги расположены и древние курганы, которые еще ждут своих исследователей. Два из них расположены в ущелье близ селения. Еще два кургана находятся на перевале по дороге из Мекеги в селение Мулебки. Один из этих курганов по периметру отмечен камнями. Группа из шести древних курганов находится в 5-6 км к востоку от Мекеги, по дороге в сел. Субахтамахи, в урочище Каждила-кали.

Согласно сведениям «Археологической карты Дагестана», в Мекеги и прилегающих к нему территориях находятся остатки 4-х древних поселений эпохи бронзы.Первое поселение эпох ранней бронзы находилось на вершине холма Детахъера. Здесь во время раскопок были выявлены остатки круглоплановых жилищ, разнообразная керамика, характерная для куро-аракской археологической культуры. Здесь же были найдены каменные и кремниевые орудия. Второе поселение находилось южнее Мекеги в местности ХагIла-када. Здесь выявлены остатки оборонительной башни албанского времени. Третье поселение находилось в окрестностях Мекеги, в урочище Бирхела-када. Четвертое поселение располагалось в 6 км от Мекеги, по дороге в сел. Верхнее Лабко- махи, у основания небольшого холма в урочище Тархубела-хаб.

Говоря о древностях Мекеги, нельзя не рассказать о 3-х уникальных памятниках албанской письменности, которые стали достоянием науки благодаря историку- краеведу Хасбулату Арсланбекову. В 1970 году он в окрестностях сел. Верхнее Лабко нашел небольшую каменную плитку из мягкого известняка, на которой были высечены буквы албанского алфавита. В 1978 году в той же местности были обнаружены еще 2 аналогичные плитки с албанскими письменами.

Наличие памятников албанской письменности, а также остатков оборонительной башни и погребений албанского времени в окрестностях Мекеги (МикIхIи- дарг. ) наводит на мысль, что данный регион входил в состав древнего государства – Кавказская Албания. Если это так, то тогда не здесь ли следует искать следы древнего племени миков – одного из 26 албанских племен, о котором писали античные авторы. Эта гипотеза не выглядит фантастической, если учесть, что восточные источники XIVв., сообщая о вторжении в Дагестан завоевателя Тамерлана, упоминают о взятии и разрушении «укрепления Мика», которое современные историки уверенно отождествляют с мекегинской крепостью, отдельные фрагменты которой сохранились до настоящего времени. И не сталкиваемся ли мы здесь (как это нередко бывает) с сохранением в топонимике названия исторического племени?

Согласно преданиям, в Мекеги стояла крепость с тремя воротами, обнесенная с двух доступных сторон оборонительной стеной высотой до 7 метров. К ней примыкали 2 круглые оборонительные башни. В последние годы местным историком-краеведом Б. Арсланбековым в окрестностях селения были выявлены фрагменты оборонительных стен, перекрывающих доступ в каньон. Значит, крепость Мекеги и вновь выявленные оборонительные стены в различных местах каньона нужно рассматривать как единый фортификационный комплекс средневековья.

Возможно, строительство и функционирование данного комплекса следует отнести к периоду наивысшего подъема Хазарского каганата, правящие круги которого, как из- вестно, исповедовали иудаизм. Упадок и разрушение комплекса, видимо, связаны с периодом наибольшей военно- политической активности арабов в 30–40 гг. VIII в., направленной против каганата. В связи с этим представляет интерес пласт легенд и преданий о якобы еврейском происхождении мекегинцев, исповедовавших иудаизм и оказавших ожесточенное сопротивление арабам. Примечательно, что к северу от селения на расстоянии 300 метров друг от друга расположены два зиярата шейхов, согласно местным преданиям погибших во время исламизации Мекеги. Местная легенда гласит, что один из погибших шейхов был кадием арабского войска. Арсланбеков Багавутдин в своей книге «Мекегинцы» дает целую подборку фольклорных и этнографических подтверждений об исповедовании иудаизма в Мекеги в далеком историческом прошлом. Возможно, рациональное историческое зерно в этих преданиях и присутствует, но более вероятно, что в возникновении этого цикла немалую роль сыграла характерная для местных преданий тенденция отождествлять конфессиональную принадлежность и национальность.

Уникальной достопримечательностью Мекеги являются и два природно- исторических объекта. Это мекегинские пещеры и знаменитое пещерное городище.
Мекегинские пещеры расположены в 2 км к северу от урочища Бирхела-када на левом обрывистом крае Мекегинского каньона. Здесь в скальных известняках расположены рядом 2 небольшие пещеры на высоте около 40 м от дна ущелья. В настоящее время пещеры недоступны для осмотра. У подножия пещер одним из местных жителей найден бронзовый топор, датируемый III тыс. до н.э.

Мекегинское пещерное городище летом 2010 года было предварительно исследовано археологами. Один из участников этой экспедиции известный дагестанский археолог Рабадан Магомедов пишет: «Первым об открытии памятника, названного им «Мекегинским пещерным городищем», заговорил Хасбулат Арсланбеков. Его статья в «Дагестанской правде» произвела фурор среди любителей исторических сенсаций, и к месторасположению объекта потянулись многие любопытствующие. Говорят, первыми памятник посетили с использованием альпинистского снаряжения мекегинцы Гаджихан Гаджиханов и Ильяс Муртузалиев. После этого стали известны примерные размеры памятника (длина 90 м, высота 8-10 м, глубина до 8-11 м), было зафиксировано несколько десятков помещений разной величины, отмечалось, что стены их были оштукатурены. Видимо, с этим первым посещением «пещерного городища» связаны сведения, что там были обнаружены многочисленные вещи, среди них — бронзовое зеркало, железные наконечники стрел, обломки керамики, в том числе якобы испикской. Вскоре за мекегинцами-«первопроходцами» во второй половине 80-х годов «пещеру» посетили школьники из Мекеги, Избербаша и Первомайского, следом за ними — участники Первенства России по скалолазанию (1986-1987 гг.). Похоже, что все эти «исследователи» в разной степени приложили руку к разрушению каменных стен — в поисках ярких находок и кладов они вторгались в культурный слой и перемешивали его. Сейчас трудно сказать, сколько древних находок было извлечено в ходе этих дилетантских «исследований». Какая-то часть этих вещей попала в исторический музей местной школы, некоторые вещи пополнили коллекции местных и приезжих краеведов и коллекционеров, а многое, следует полагать, пропало и вовсе.

В Мекегинское ущелье была организована поездка целой группы специалистов, в которой приняли участие археологи М. Гаджиев, Л. Ильюков и Р. Магомедов, а также представитель Минкультуры РД Б. Гаджиев и издатель Д. Хазамов.

В составе экспедиции были и скалолазы-спасатели из Дагестанского поисково-спасательного отряда МЧС РФ Т. Мазанов и М. Акаев. В Мекеги к нам присоединились Б. Арсланбеков и директор местной школы А. Дибиров. Благодаря сноровке спасателей из МЧС, а также их специальному техническому оснащению троим из нашей экспедиции, не считая самих спасателей, посчастливилось наконец-то проникнуть на территорию столь загадочного исторического памятника. В течение нескольких часов мы внимательно осматривали его планировку, оценивали степень разрушения построек, изучали характер и особенности строительного дела и архитектуры, а потом составили предварительный топоплан-схему всей скальной полки с прилегающими гротами и нишами. Размеры памятника оказались примерно такими, какими они были упомянуты в публикациях Х. Арсланбекова. Подтвердились слова о том, что стены помещений были покрыты толстым слоем белой штукатурки. Удивило, что аккуратной обмазке подвергались не только фасы каменных стен, но и все скальные поверхности, примыкающие к помещениям. В некоторых местах верхний край обмазки скального полотна был не менее 5-8 м от современного уровня пола. Удалось зафиксировать в нескольких местах ряды отверстий в скале с остатками деревянных жердей и прутьев, использовавшихся для своеобразных навесов, защищавших их от ветра и солнца. Дождь и снег на площадку, видимо, особенно не попадали из-за нависающих на разных высотах скальных козырьков-карнизов.

К сожалению, подъемный материал на памятнике оказался незначительным: это обломки средневековой керамики, костяная пряжка, обломок каменного жернова. Значительное количество битой керамики, как и раньше, было собрано у подножья скального массива ниже поселения — вся она датируется по совокупностипризнаков в пределах XI-XIV веков- это предмонгольское (об этом, например, можно судить по керамике с зеленой, а также синей кобальтовой поливой), монгольское и, возможно, самое начало золотоордынского времени. Таким образом, «Мекегинское пещерное городище», как об этом и говорят народные предания, можно связать с попытками местного населения обезопасить себя в тревожное опасное время, когда через Дагестан проходили многочисленные завоеватели.

«Мекегинское поселение» является уникальным для Дагестана и Северного Кавказа историко-археологическим памятником. Его условно можно отнести к категории историко-архитектурных и археологических комплексов, именуемых как «пещерные города». Подобные «города» хорошо известны на Украине (в Крыму – Чуфут-Кале, Эски-Кермен, Мангуп), в Грузии (Уплисцихе, Вардзиа), Армении (Гегард, Хндзореск) и на других территориях Евразии. Главным образом под пещерными городами имеют в виду остатки средневековых комплексов жилых, хозяйственных, оборонительных или культовых (монастыри, храмы) построек, частично наземных, частично в естественных или искусственных пещерах.

«Мекегинское пещерное поселение», согласно постановлению правительства РД №11 от 28 ноября 1997 года, взято под государственную охрану, но это, конечно же, не является полной гарантией его сохранности. На повестке дня стоит вопрос проведения здесь масштабных археологических раскопок. Они позволят в полной мере ответить на целый ряд научных вопросов, связанных с происхождением и временем функционирования этого редчайшего для Дагестана памятника. Такие раскопки должны сопровождаться целым комплексом мероприятий, призванных сохранить особенности его архитектурно-планировочного устройства, воссоздать некоторые комплексы в первоначальном виде. Завершением всех этих охранно-спасательных и консервационно-реставрационных мероприятий должно стать создание в Мекегинском каньоне историко-архитектурного и археологического заповедника (музея) с включением в него таинственного «Мекегинского пещерного поселения».

По мнению Р. Магомедова, археологический материал, выявленный в Мекеги и его окрестностях, относитсяк культуре, ареал которой выходит далеко за границы Кавказа и включает многие земли Турции, Ирана, Сирии и Израиля.

Ценные сведения, касающиеся данного региона, мы находим в источниках восточного и европейского происхождения XIV – XV вв. Это прежде всего произведения современников среднеазиатского завоевателя Тамерлана Низам ад-дина Шами, автора «Зафар-намэ» (Книга побед) и Шереф ад-дина Йезди, автора произведения под тем же названием и документы из архива папской курии и монашеских орденов Европы. Сообщая о походе Тамерлана на Дагестан, Низам ад-дин Шами сообщает, что ранней весной 1396 г.: «…переправившись по льду через р. Терек и придя в Тарки, Тимур отделился от обоза» и с войском двинулся на Ушкуджа. Тимур «…дошел до Ушкуджа, разослав в разные стороны войска, чтобы делать набеги, а сам стоял в той местности, пока не прибыли войска из окрестных мест с награбленным и добычей». Ушкуджа современные исследователи отождествляют с селением Усиша. Шереф ад-дин с удивлением пишет, что на помощь ушкуджинцам, которые к тому времени еще не были исламизированы, в этот тяжелый час поспешили объединенные силы лакцев и аварцев численностью около 3000 отборных профессиональных воинов – войско «шамхала Гази-Кумуха» и «войско Аухара». А ведь раньше они «каждый год и месяц сражались с неверными» и теперь «изменив свой обычай… поднялись на помощь неверным и проявили обратное тому». Но Тамерлану удалось разбить это подкрепление еще на подходах к Ушкуджа, причем сам шамхал пал в бою. С поражением кумухско-аухарского подкрепления участь Ушкуджа была предрешена. После ожесточенного штурма Ушкуджа пала – «всех неверующих убили мечом джихада, из убитых сделали холмы и опустошили всю их область». «Победоносные воины сделали тамошних заблудших пищей для меча газавата и, разграбив крепость, сравняли ее с землей. Большая толпа неверных ушла на склоны и в пещеры горы и укрылась в норах и расщелинах, находившихся среди высоких гор». Вскоре пали и « укрепление Мика» и «укрепление Нергес» их также «сравняли с землей и предали грабежу все то, что там было». Исследователи отождествляют «укрепление Мика» с сел. Мекеги, а «укрепление Нергес’BB с сел. Герга.

Большинство современных историков считают причиной невероятной жестокости, проявленной Тамерланом к жителям Кайтага и Верхнего Дарго, с союзническими отношениями последних с Золотой Ордой. Но, как нам думается, причина подобных действий завоевателя лежит в другой плоскости. Благодаря изысканиям известных востоковедов Ж. Ришара и Ф. Бруна достоянием науки стали документы папской курии и монашеских орденов Европы о действиях католической церкви по распространению христианства в Дагестане. Так, например, к 1349 г. в городе Матрега (на Таманском полуострове) возникает центр архиепископства во главе с архиепископом- францисканцем, черкесом по национальности Жаном де Зики. В 1358 г. он докладывает, что влияние его центра распространилось до Дербента. В 1362 г. внутри архиепископства Матреги выделяется «епископство Каспийских гор», охватывавшее часть Дагестана. К 1392 г., по данным ордена францисканцев, оно насчитывало 10000 обращенных в католичество, а в Дагестане возникли 5 епископских центров. Один из этих центров – Mishlak Ж. Ришар и другие исследователи отождествляют с селением Мекеги. Документы папской курии и монашеских орденов сообщают, что дагестанские католики, опасавшиеся нашествия Тамерлана, готовили новый крестовый поход. Генуэзец Антуан Реккана даже добился санкции папы на строительство на Каспийском море военного флота, который он обещал использовать против Тамерлана. Крестовый поход должен был возглавить францисканец, занимавший ответственные должности в ордене, уроженец Кайтага Антуан Солпан. Можно предположить, что планы папской курии стали известны Тамерлану. Опережая противника, он в 1395 и 1396 гг. нанес превентивные удары и жестким образом предотвратил готовящийся крестовый поход против своей империи. В середине XV века католическому влиянию в Дагестане был нанесен второй и смертельный удар. В 1453 г. турки взяли Константинополь, и свободное проникновение генуэзцев через черноморские проливы к берегам Кавказа прекратилось.

Следующий этап исторического развития данного региона – образование Мекегинского вольного общества. Время его возникновения точно неизвестно. Вероятно, что процесс складывания его начался во второй половине XVII века. Местные предания связывают его с изгнанием талкана, резиденция которого находилась в Мекеги. Вольное Мекегинское общество было составной частью военно-политического союза Акуша-Дарго. В него входило 5 союзов сельских обществ: Акушинское, Усишинское, Мекегинское, Мугинское и Цудахарское. В состав Мекегинского вольного общества входили следующие селения: Мекеги, В. Лабко, административную структуру. Высшим законодательным органом общества был сход представителей джамаатов селений.

Представляют интерес некоторые адаты Мекеги, регулирующие общественную жизнь селения. Так, например, только один раз в течение нескольких лет по разрешению кадия и старшин или джамаата по жребию определялось, кому какой участок леса можно рубить. За самовольную вырубку леса с нарушителя в пользу джамаата взыскивался штраф – один бык. Согласно другому адату, летом весь скот должен находиться на пастбищах, дома разрешалось держать одного барана или козла. За нарушение этой нормы сельские исполнители имели право зарезать не выгнанный на пастбище скот. Мекегинские адаты строго карали за воровство. Если вор был изобличен в краже имущества, то с него в пользу потерпевшего взыскивали в двойном размере от стоимости похищенного, а за кражу барана взыскивали в десятикратном размере.

Жители Мекеги славились в Дагестане как умелые земледельцы и животноводы. Основные пахотные участки Мекеги находились в местностях «Шарала-хъяб» и «Хъбярала-гилала», которые прилегали к селению. В общественном пользовании джамаата были горы Мурбела дубура, Тинбайла дубура, ХIакьала дубура и т. д. Обладая значительными посевными площадями, они не только обеспечивали хлебом себя, но и вывозили его на продажу. Обширные пастбища позволяли им содержать и многочисленное поголовье скота. Так, например, в конце XIX в. жители Мекегинского общества на 921 дым (дом) имели 2835 голов крупного рогатого скота и 24000 овец. Такого крупного поголовья скота не имело ни одно из обществ союза Акуша-Дарго.

В 1860 г. с образованием Дагестанскойобласти вольные общества были ликвидированы. Территория Мекегинского общества вошла во вновь образованный Даргинский округ, состоящий из 5 наибств. В Мекегинское наибство входили: Мекеги, Лабко – махи, Дегва, Джангамахи, В. Мулебки, Урахи, Цизгари, Герга, Мугри, Канасираги, Цураи, Дигбук, Меусиша, Бускри, Шадни, Вихри, Мургук, Н. Мулебки.

На этом наше краткое путешествие в историю древнего Мекеги можно завершить. С конца XIX – нач. XX вв. для него начинается новый этап развития – но это уже другая история.

, раздел: Статьи

Автор: Ильяс Каяев / Источник: журнал "Медиа-Профиль"
113
0

Поделиться

0

12 Сен 2012 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

  • Древние тайны Мекегинского каньона

    Одно из самых древних сел нашей республики — Мекеги — расположено в Левашинском районе у юго-восточного края уникальной природной...

    60

    Июл 2010 г.

  • Мекеги и Мекегинское общество

    История образования мекегинских хуторов берет начало с конца XVII по XIX в. Это был очень длительный процесс. В XIX в. полностью сформировались...

    69

    Мар 2006 г.

  • Женщина-кьуне

    Путник, возвращавшийся из леса, уже было прошел ущелье и достиг выхода из него, как его окликнула удивительная женщина, вышедшая из-за скал, и...

    16

    Май 1999 г.

  • Предание о юноше-охотнике и старце-кьуне

    Двое юношей были на охоте в лесу Къапираг. Один из них снова вернулся в лес, чтобы еще поохотиться за барсуком. Другой же развел огонь и...

    15

    Май 1999 г.

  • Командир партизан из Мекеги

    Из 12 аулов, прославившихся борьбой против белогвардейцев и интервентов в Дагестане, Мекеги Левашинского района занимает особое место, за что...

    119

    Ноя 1998 г.

  • Мекегинское пещерное городище ждет своих исследователей

    Многие читатели, наверное, помнят нашумевшую статью о Мекегинском пещерном городище. После её выхода в прессе Дагестана она была...

    37

    Июн 1996 г.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля