Курахцы и лезгинская литература

29
0

Поделиться

01 Фев 2000 г.

Курах, курахцы, курахская сторона, курахский магал в не очень далеком прошлом были как бы первоосновой, опорной частью нашего родного Кюре, одним из подлинных центров науки, культуры лезгинского народа. Выражения «курахская долина», «курахская сторона» обозначали не только лезгинские горные аулы, расположенные по реке Курах, они включали в себя также нынешние села агульцев лакцев и даргинцев, ныне входящие в состав Агульского района, а также ряд аулов, так называемых яркинцев, верхней, предгорной части Сулейман-Стальского района.

Ощутимый урон Курахскому району нанесло опустение аулов, в которых прежде кипела полнокровная жизнь. Аулы и большие селения, в которых жили по несколько тысяч жителей, имевшие свои собственные традиции, внешние связи, веками проверенные доходные отрасли хозяйства, а также отличные от других фольклорные жанры, песни и пляски, превратились в малочисленные хутора, а от некоторых остались только развалины и древние названия. Если же говорить о национальной культуре, родном языке, особенно о развитии литературы и искусства народных промыслов, сохранении ценных памятников истории и других составляющих национальной культуры — они были сведены на нет. Опустение сел, в которых многие лета жили люди, разрушило нашу культуру. Если не было бы у лезгин сейчас «Лезги газет» и своих радиопередач, у них не осталось бы никаких средств и возможностей для осуществления своих внутринациональных взаимосвязей и культурно-просветительских мероприятий, а также для согласования и решения социальных вопросов.

В результате названных событий прежде и больше всего пострадала наша литература, особенно поэзия. В Курахской долине, как само население, поредели и поэты, даже из родных сел и очагов крупнейших лезгинских мастеров слова не слышны песни, не слагаются там новые стихи.

Однако нельзя допустить, что это надолго и навсегда. Правомерно ожидать сейчас или в недалеком будущем, что лезгины, в частности, курахцы, безусловно, выдвинут из своей среды подлинных народных певцов, поэтов и писателей.

Теперь перехожу к рассказу о художественном вкладе жителей Курах-дере в лезгинскую словесность, к рассказу о людях, которые своими творениями прославили курахское общество.

На самой границе распространения лезгинского языка находится один из красивейших населенных пунктов Дагестана аул Гельхен. На территории этого села находится зиярат Шейха Ахмада, который считается наиболее почитаемым пиром. Шейх Ахмад был крупным ученым, достигшим сана шейха своими трудами в различных областях науки. Вместе с тем он был выдающимся поэтом, писавшим на арабском языке. Об этом занятии и стихах шейха знали только немногие арабисты. Известный собиратель и популяризатор лезгинской поэзии Магомед Галиб Садыки на поэтическом олимпе отводит одно из самых почетных мест Шейху Ахмаду: «Если бы, — пишет М. Г. Садыки, — стихи Шейха Ахмада переводились на русский и иностранные языки, то лезгинская литература в целом прославилась бы на весь мир».

Здесь нельзя не говорить и о том, что наследие Шейха Ахмада, находящееся сейчас в его зиярате, гельхенцы никому пока не дают, оно остается не только научно не исследованным, но также неизвестным вообще.

Несколько ниже Гельхена расположен аул Ашар. Здесь жил талантливый поэт и мыслитель Аши Рамазан. Его перу принадлежит известное стихотворение, посвященное движению горцев под руководством Шамиля и самому имаму. Стихотворение опубликовано в «Лезги газет». По построению это своеобразное произведение, в котором на каждую букву арабского алфавита (от алифа до гамзы) отведено по две строки. При этом само название буквы как своеобразный зачин входит в стих. Эта особенность, а также ритмика и оригинальные цезуры создают возможность читать стихотворения на скандирующий манер и, что весьма интересно, позволяют без особого труда запоминать и декламировать его. Однако главное достоинство стихотворения заключается в том, что поэту удалось в считанных строках пересказать ход событий от возникновения до конца их, дать образ имама и отметить динамику отношений к нему со стороны окружающих. Удивительно и то, что совпадают акценты и оценки поэта с тем, как оценивается движение Шамиля современными исследователями.

Одним из древних и крупных аулов Kуpax-дере было селение Кочхюр. Об этом говорит ряд достоверных фактов: по свидетельству известного ленинградского профессора Я.И. Лаврова, самый старший по возрасту из всех эпиграфических памятников Северного Кавказа найден именно в Кочхюре, он датирован VIII веком. Кроме того, одна из первых больших мечетей, построенных во времена Абумуслима, находится в Кочхюре, а ведь подобные архитектурные сооружения и центры духовной жизни строились не везде. Кочхюрская мечеть — ровесница мечетей таких крупных населенных пунктов, как Дербент, Ахты, Рича, Орта-Сталь, а по своему изяществу и архитектурному решению представляет собой подлинный памятник культуры. Селение Кочхюр подарило лезгинской литературе поэта и бунтаря Сайда Кочхюрского, непримиримого врага всяческих притеснителей свободы и узурпаторов. К великому сожалению, таинство зарождения бунтарского духа поэта, равно как истоки и поэтика его стихов, до сих пор не исследованы. Все, что пишут о Сайде, пока еще зиждется только на легенде, рассказанной Сулейманом Стальским. Есть основание считать, что поэт лишился зрения не из-за нескромного взгляда на ханшу, а по другим причинам, прежде всего по социальным, из-за взглядов поэта на отношения простого народа и власти. Остались без ответа вопросы: кто такой сам поэт? Кем были его родители? Откуда взялось его возмужание и непреклонность? Одной встречей с ханом все это не объяснить.

Думается, что гневные стихи Сайда появились не после, а раньше, чем ему выкололи глаза. Будучи незрячим, он только повторял их как ашуг и это было для поэта единственно возможным занятием для существования и стало по существу смыслом его дальнейшей жизни. В решении этих и других вопросов жизненного и творческого пути Кочхюрского огромное поле деятельности открывается для наших историков, в первую очередь историков — представителей Кураха.

На той же стороне Курахчая, где расположен Кочхюр, находилось еще одно селение, имеющее отношение к лезгинской поэзии — это селение Цилинг, жители которого ныне переселились в селение Аглоби Дербентского района. Уроженцем Цилинга является отец великого лезгинского поэта Етима Эмина Севзихан, один из образованных и авторитетных людей своего времени. Еще не до конца решен вопрос о том, когда родился его сын — Магомед Эмин: до переезда Севзи-хана в с Ялцуг на должность кадия или же после этого назначения. Нам думается, что будущий поэт все же родился в Цилинге, в малолетнем возрасте вместе с родителями оказался в Ялцуге, где он впоследствии стал жить и работать, и получил известность как Ялцуг Эмин, а в своих произведениях стал именовать себя Етимом Эмином.

Выше названы имена наиболее известных представителей Курахской стороны, имеющих большие заслуги в развитии лезгинской поэзии. Притом только мужчин, тогда как известно, что в литературном процессе, в частности, в создании поэтических произведений принимали участие и женщины: Айшат из Кабира, Нафисат из Кураха и другие. Их творчество еще пока остается не только не изученным, но и не собранным.

Однако связи курахцев с национальной литературой, творчеством названных поэтов не завершаются, в ней плодотворно работали раньше и трудятся сейчас многие курахцы. Таковы, например, кабирцы Мемей Эфендиев и Буба Гаджикулиев, икринцы Кази Казиев и Садко Гаджиев, курахцы Шамсудин Исаев, Мирзали Омаров, штулец Магомед Салих Эфендиев, цилингец Якуб Яралиев, проживающий сейчас в Новая-Мака, крупный прозаик Абдулбари Махмудов, поэт Гельхен Мухтар и многие другие.

Наконец, нельзя не отметить и то, что курахцы принимали самое активное участие в сборе и популяризации поэтического наследия прошлого, в деятельности лезгинских газет и журналов, в исследовании и издании научных работ по творчеству лезгинских поэтов и писателей. Так, в работе лезгинской республиканской газеты в качестве сотрудников не один год работали и работают сейчас: Кази Казиев (зам. редактора, потом ответственный редактор), Селимханов Эмирхан (зам. редактора), Керимов Рамазан (зав. отделом), Бейбалиев Дайр (ответственный секретарь), Ибрагимов Нариман (зав. отделом), Гаджикулиев Буба (редактор журнала и сотрудник газеты), Гамзатов Гамзат (лит. работник) и другие.

Говоря о вкладе представителей Курах-дере в дело сохранения и изучения литературного наследия, прежде всего должен упомянуть следующих лиц: это Ахмедов Тагир из Кураха — он один из трех составителей первого сборника лезгинской поэзии, изданного в Москве в 1928 г., в котором впервые увидели свет произведения Етима Эмина; Эфендиев Джалалдин из Усуга — один из соавторов первой научно-критической статьи о творчестве Е. Эмина (издана в Баку); брат Ахмедова Тагира доктор Ахмедов Рамазан, который как родной сын, ухаживал в кремлевской больнице за Сулейманом Стальским, а после довел до нас слово в слово все, что сказал поэт, будучи больным; хпеджец Нариман Ибрагимов издал сборник стихов Курбана Хпеджского, наследие которого считалось утраченным.

Проявляя некоторую нескромность, скажу, что и автор этих строк, курахец из Икра, неравнодушен к делам литературным. Начиная с 1945 года он занимается сбором творчества Е. Эмина, написал о нем несколько статей, завершил монографию о жизненном и творческом пути поэта, опубликовал статьи и отдельную книгу о языке и поэтике Сулеймана Стальского, опубликовал литературно-критические статьи о Гаджибеке Гаджибекове, Кесиб Абдуллах, Абдуселиме Исмаилове, о Гаджи Ахтынском, о первой повести и других произведениях Ахеда Агаева, Самуэле Мехтиеве, о поэтическом альманахе, найденном в с. Икра Курахского района, имеет отношение к составлению сборников Етима Эмина и Сулеймана Стальского, изданных в 1999г., и др.

Курахская земля и сообщество, несомненно, выдвинут новые имена талантливых поэтов, писателей и литераторов.

, раздел: Культура

Автор: Ражидин Гайдаров, профессор ДГУ, доктор филологических наук / Источник: "Дагестанская правда"
29
0

Поделиться

0

01 Фев 2000 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

  • Дагестанцы – Герои Советского Союза. Эсед Салихов

    В мае 1943 года комбат Салихов придумал неожиданное решение. Предстояла атака немецких позиций в районе Сычево (у Старой Руссы). Нападения с...

    6

    Окт 2019 г.

  • Судьба заброшенных сел Лезгинии в руках самих лезгин

    Заброшенные села Лезгистана – это печальная страница истории народа. Были оставлены села в 1963- 67-х гг. по указу властей по программе отселения...

    212

    Авг 2018 г.

  • Верхний Штул

    Село Штул (лезг. Штул) — село в Курахском районе Дагестана. Сейчас современное село Штул находится в долине (нижняя часть села), но его...

    71

    Авг 2018 г.

  • Древний Гияр-Курах

    Древний Гияр-шехер (Гияр-город) по преданию, был расположен севернее современного Кураха — на невысокой горе и у ее подножия с юга и...

    102

    Дек 2000 г.

  • Село Икра — Родина моя

    Икра — родина моя. Для каждого человека самым дорогим местом на свете является Родина. О Родине слагают песни и сочиняют стихи. Человек,...

    19

    Янв 1970 г.

  • Кири Буба – лезгинский «Робин Гуд»

    В период борьбы с завоевателями и угнетателями лезгинский народ выдвинул из своей среды немало храбрых народных мстителей. Одним из таких...

    161

    Янв 1970 г.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля