Дорогое сердцу место

38
0

Поделиться

01 Янв 1998 г.

Есть у каждого из час на земле дорогие сердцу места. Среди которых для меня селение Алмак Казбековского района занимает особое место. Признаться с родным Согратлем, что высоко в горах, я его не сравню, но все же Алмак стал родным и близким. При первом же его посещении, это было лет 25 назад, меня очаровал он восхитительной красотой богатого зеленого наряда с клокочущими на дне ущелья хрустально чистыми водами Акташа. Здесь и люди показались мне особыми, характер которых впитал в себя во многом умиротворяющий дух окружающей природы. Они, добры, обаятельны и, как сказал Бестужев-Марлинский, за гостя готовы умереть. Подкупает особенно мягкость интонации их говора.

Раз побывав в Алмаке, трудно преодолеть искушение приезжать сюда снова и снова. Не только по делам служебным. Стало, например, традицией для меня в 70-е годы каждым летом несколько дней отдыхать тут с семьей. Ежегодно где-то в конце августа на цветущей лужайке, что в десяти шагах от девственного леса, возникала наша палатка. И если хоть раз нарушал традицию или задерживался на недельки две, то мои близкие знакомые алмакцы, как я узнал после, с беспокойством спрашивали друг друга: «Может, что случилось? Почему же задерживается?»

В память об этом удивительном уголке Дагестана сохранилось множество фотографий. На одной из них — старейший житель Алмака, ныне покойный Янда, прирожденный земледелец, отличный садовод, наимирнейший человек. Хотя было ему далеко за восемьдесят, во время сенокошения размахивал косою, ничуть не уступая молодым.

От Янды я узнал много интересного из истории Алмака. Однажды, указывая на большую поляну за постройками совхозной зверофермы, он сказал, что долина, которая простирается там, называется Гайли и находится на границе с Чечней. Раньше, поведал он мне, у Гайли ежегодно по завершению уборки урожая проводились спортивные праздники. Помериться силами, посостязаться в ловкости, джигитовке, метании камня собиралось много молодежи. Главное место занимали в празднике конные скачки. Как правило, участие в состязаниях принимали и жители из соседних с Алмаком чеченских сел Гелани, Самсири, Зандак, Магкар. Тогда, полтора с лишним десятка лет назад, слушая старого алмакца, я даже близко в мыслях не мог допустить, что над этой долиной когда-нибудь прозвучат автоматные и пулеметные очереди, что тут разразится настоящий бой, что камни Акташа /это слово в переводе означает белый камень/ увидят алую человеческую кровь. Ведь совсем недалеко отсюда, у местности Амир-Корт, 22 декабря погиб один из ополченцев, четверо получили ранения.

Жизнь изменилась на сто восемьдесят градусов. Долину мира, где люди, говорящие на разных языках, встречались как друзья, делились бедами и радостями, изрезала полоса подозрений. Тут и до вражды дойти недолго. 22 декабря был беспокойным для всего Дагестана. Лишь сутки спустя, я узнал о том, что на волоске от смерти был мой друг, уроженец этого самого Алмака, Айтемир Сатираев, работающий заместителем генерального директора АО «Чиркейгэсстрой. В опаснейшей ситуации он вызвался выступить парламентером, предотвратить пролитие крови мирных людей. Но вдруг кто-то открыл огонь. Боевики восприняли это как провокацию и тоже открыли огонь. В перестрелке Айтемир получил контузию и упал замертво.

Сколько с Айтемиром пройдено мною троп в этих местах, не сосчитать. Он, как и автор этих заметок, страстный любитель горного туризма. Вместе не раз поднимались до верховья Акташа, до местности Ишахи, которую не грех земным раем назвать где, кстати, стык границ Казбековского и Гумбетовского районов с Чечнею.

Так вышло в жизни, что меcта, облюбованные мною для отдыха, пеших походов, оказались по всему периметру Казбековского района границей с Чечней (от Калининаула и до местности Ишахи), За Калининаулом на самом берегу Ак-таша есть окаймленный боярышником, дикими грушами и зарослями кизила удивительно красивый пятачок лужайки. Однажды, найдя здесь срубленные боярышники, сломанную гусеницами трактора грушу и пепел костра на зелени трав, сел за статью «Что же после тебя?» Она была опубликована 20 мая 1981 года и вызвала отклики. Тогда преследовал цель — внушить читателю мысль о недопустимости мириться с расточительным, варварским отношением к природе. А теперь думаю не только об этом. Что будет здесь, на этой земле, после нас во взаимоотношениях новых поколений людей? Это, пожалуй, более серьезный вопрос.

В Ишахинской долине с пастухом колхоза имени Тельмана Сайгидом Магомедовым я встречался раньше каждый год летом. Тянулись друг к другу. До поздней ночи не угасал костер возле нашей палатки. О чем только ни заходил разговор! Как-то Сайгид рассказал о своем кунаке чеченце /имя сейчас точно не помню/, работающем, как и он, животноводом.

— Может, пойдем в гости? Вон за горой ферма, где он работает. Полчаса ходьбы, и будем там, — предложил Сайгид. — Увидишь, как у них там благоустроено, приятно смотреть. А у нас тут развалины…

Несколько лет, как я не был в ишахинской долине. Сайгид давно уже на пенсии, покинул глушь. Встретил как-то его сына Ахмеда, решившего после службы в армии продолжать отцовское дело. Но он, я заметил, уже с некоторой настороженностью смотрел в сторону границы. И время показало, что не напрасны были его беспокойства. В сентябре 1996 года на стоянку одной из отар колхоза имени Тельмана совершили набег грабители, пришедшие с той стороны. Увели они 700 овец, да захватили в заложники одного молодого чабана, которому удалось вырваться из плена и сообщить о происшедшем. В статье «Непрошеные гости в Чвахдеро» /»Дагестанская правда» за 13 сентября 1996 года/ были изложены подробности.

Говорят, что настоящий турист одно и то же место дважды не посещает. Чепуха это! Я был в Ишахах бесчетное количество раз. Этот очаровавший меня уголок природы тянет к себе вновь и вновь. Ведь туда нет автомобильной дороги. Уже это хорошо для сохранения тамошней первозданности от нашествия любителей «отдыхать». Без машины и волоком не потащишь таких дальше полверсты от шоссе.

В душе всегда теплится радость, что есть у меня друзья, которым, как и мне, от форельного Акташа, с его покрытыми лесами берегами верховья, много и не надо. Не за царской рыбой-красавицей мы добираемся сюда, неся на себе тяжеленные рюкзаки. Достаточно посидеть на берегу живой речки, еще не загаженной и не опустошенной «электроудочниками» и прочими двуногими хищниками. Хорошо побывать несколько дней наедине с первозданной природой! Впрочем, нельзя забывать, что правительство Дагестана, приняв решение о том, чтобы считать Алмакское ущелье памятником природы, лишний раз подтвердило значимость для республики этого уголка Салатавии.

Вот к этому памятнику очередную «вылазку» намечали мы с Айтемиром Сатираевым, жителем поселка Бавтугай Исалмагомедом Абдурахмановым и кизилюртовцем Абдуллой Абдурахмановым 19 декабря. Отдохнув там, 22 декабря, в День энергетика должны были вернуться. Но путешествие пришлось нам отложить на более поздний срок. Окажись мы здесь 22 декабря, как было первоначально задумано, могли точно так же, как ехавшие горцы из селения Тлох Ботлихского района, оказаться на пути боевиков. Помните из предыдущих моих материалов расстрелянную на рассвете машину «УАЗ» и убитого парня?

Еще в недавнем прошлом мирные дороги, тихие чащи лесов, чарующие взгляд долины теперь вызывают чувство настороженности. Но верится мне, что это все скоро кончится. Будут холить и ездить друг к другу на свадьбу и просто так – в гости – чеченцы и дагестанцы, как ходили наши предки.

, раздел: Статьи

Автор: Магомед Абигасанов / Источник: "Дагестанская правда"
38
0

Поделиться

0

01 Янв 1998 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля