Кого пугает слово «Губден»?

10
0

Поделиться

27 Мар 2012 г.

Многие знают, что такое «секонд хэнд». Переводится как «вторые руки», означает: вещь уже была в употреблении. Точно так же иногда информация попадает в разряд «секонд хэнда», когда она появляется на свет через вторые руки, со ссылкой на другие источники. А побывать на месте, попытаться самому разобраться в ситуации, поговорить с людьми у нашего брата журналиста не всегда бывает время. Иногда и желания. В последнее время Карабудахкентский район все чаще становится фигурантом многих новостных лент. И новости эти зачастую окрашены в черные и тревожные цвета – тут взорвали, там убили… Что происходит в районе? Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно-то совсем немного: побывать на месте, поговорить, понаблюдать. И вот договариваюсь о встрече с главой района Капуром Исаевым. Первые все же руки!

Сугубо житейские вопросы

Застаю в кабинете главы района представительную делегацию из селения Губден. Люди пришли обсудить с ним сугубо житейские вопросы. Проблем у сельчан накопилось достаточно. И самая главная из них – возрождение некогда крепкого хозяйства. Совсем недавно губденская земля обеспечивала зерном и иными продуктами сельского хозяйства чуть ли не половину равнинной части республики. При этом и сами работники внакладе не оставались – по тонне бесплатной пшеницы на каждого труженика здесь считалось в порядке вещей. Но…

Сейчас ситуация совсем иная. То, что можно было продать, – продали. То, что нельзя унести, – разрушили. Земля бурьяном заросла. При этом люди сидят без работы. Так дальше продолжаться не может. И администрацию села, и СПК возглавили новые люди, которые поставили своей целью возродить былую славу села и хозяйства. Хотя бы на первых порах значительно улучшить. Чтобы люди поняли: это возможно. Чтобы поверили. Дальше видно будет…

— Я через несколько дней приеду в Губден, соберем актив села, если нужно – и сход, обсудим все наболевшие вопросы, — обещает Капур Исаев.

Жемчужина без блеска

Не будем сегодня говорить о том, что по многим социально-экономическим показателям район находится в числе лидирующих. Не будем говорить также о том, что объем валовой продукции из года в год растет, что в малое предпринимательство вовлекается все больше и больше народа, что растет поступление налогов и сборов в бюджеты всех уровней. Не будем говорить об инвестициях – реальных и предполагаемых. Вот и на последнем Совете при Президенте РД по инвестициям три проекта, которые будут реализованы в Карабудахкентском районе, попали в разряд приоритетных.

Сказать, что Карабудахкентский район является жемчужиной республики, — значит не сказать ничего. Это не только географический центр республики. Почти 60-километровое побережье моря – от Избербаша до Каспийска – это воистину большой капитал. Распорядившись этим богатством по-умному, можно иметь неплохие дивиденды.

Все это есть. Но, как говорилось выше, не растущий уровень жизни людей попадает на новостные ленты. Как самородок без соответствующей огранки бриллиантом не зовется, так и эта жемчужина остается без блеска. На неё толстым, беспросветным слоем ложатся как социально-экономические, так и нравственно-политические проблемы.

Экстремизм в маске религии

Карабудахкентский район у некоторой части дагестанцев ассоциируется с религиозным экстремизмом. Да, в некоторых селах района влияние ислама велико. Да, не все приверженцы ислама хотят мириться с тем, что другие молятся не так истово или не так, как они сами. Но можно ли на этом основании говорить о религиозном экстремизме? Не является ли само понятие «религиозный экстремизм» спорным, ведь ни одна религия мира людей к экстремизму не призывает? Не сталкивается ли общество с элементарным бандитизмом, прикрывающимся исламом?

— Я подолгу беседовал, — говорит Капур Исаев, — с религиозными лидерами как одного, так и другого направления. И убедился: неразрешимых противоречий между ними нет. Это признают и сами приверженцы как традиционного, так и «чистого» ислама. Хотя СМИ и вешают на губденцев разного рода ярлыки, экстремизма в этом селе ничуть не больше, чем в остальных селах республики. При беседе со мной один из лидеров приверженцев «чистого» ислама Умар Алибеков сказал: «Если бы я своих сторонников призывал уходить в лес, браться за оружие, то их было бы не 4-5 человек, а значительно больше. Я их к этому не призываю и призывать не буду».

Сейчас радикального течения ислама придерживаются четверо губденцев. Я беседовал с родными и близкими этих людей, убеждая в том, что их можно и нужно вернуть к нормальной жизни. Если за ними не числятся какие-то преступления – по нашим сведениям, кровавого следа они не оставили, — то можно воспользоваться возможностями, предоставляемыми комиссией по адаптации. Мои собеседники ухватились за эту идею, и, надо полагать, вопрос будет решен положительно.

— Если сказать честно, — включается в беседу советник главы района по делам религий Джапар Мирзаев, сам выходец из Губдена, — беседы с религиозными лидерами обнадеживают. Прежде всего тем, что люди начинают понимать: по большому счету всем нам делить нечего, мы являемся приверженцами одной религии. Мировые религии, как большие деревья ветвями, обрастают разного рода течениями. Они есть и в христианстве, и в исламе, и в других религиях. Ну и что с этого? Это же не значит, что мы должны воевать друг с другом. Если несколько лет назад приверженцы как одного, так и другого течения ислама практически были непримиримы, то сейчас многие поняли – это наши братья, сельчане, родственники, и враждой друг с другом мы ничего не добьемся. Это противостояние унесло жизни уже более 30 губденцев. Цифра должна отрезвить всех нас. Во время каждой проповеди об этом же говорит и имам губденской мечети. Сейчас, можно сказать, люди уже переболели этим противостоянием. И нам нужно воспользоваться этим переломным моментом.

Как разомкнуть круг

Руководство района понимает: для того чтобы инвесторы начали вкладывать средства, нужна общественно-политическая стабильность. А для того чтобы возникла такая стабильность, нужно вкладывать деньги, развивать предпринимательство. Круг замыкается.

В районе большие надежды возлагают на проекты, которые планируется реализовать на его территории. Они, уверен Капур Исаев, позволят поднять на качественно новый уровень все стороны жизни: это и рабочие места, и дополнительные налоги в бюджет района. Эти проекты потянут за собой развитие более 30 отраслей экономики. Вот почему в районе уже подготовлены все условия для их реализации.

Но не одними надеждами на инвестпроекты жив район. Здесь каждодневно думают о развитии среднего и малого бизнеса. Предпринимательство считается основой процветания любого общества. Занятых в малом предпринимательстве с каждым днем в районе становится больше. Производство пластиковых окон и дверей, стройматериалов, пошив обуви и трикотажных изделий, производство мебели, ремонт компьютерной техники, развитие сети магазинов – всего и не перечислишь.

Прибавим сюда личные подсобные хозяйства, которые уже определились, чем будут заниматься, что будет приносить прибыль. Немало людей в районе занимаются откормом крупного и мелкого рогатого скота, выращиванием птицы и производством молока. И уже в производстве продукции сельского хозяйства доля ЛПХ составляет более 80 процентов. И оборот субъектов малого предпринимательства составляет не одну сотню миллионов рублей.

Жизнь губденцев – виртуальная и реальная

В Интернете статей, рисующих губденцев в неприглядном виде, хоть пруд пруди. «Это страшное слово – Губден» — так называется материал одного заезжего московского журналиста. В нем были и небылицы, правда и ложь перемешаны в сплошную кашу. Чего стоит хотя бы такой пассаж: «В таких селах и главы администраций – сплошь ваххабиты, подсадные утки. Днем ставят печати, заодно собирают информацию, а ночью берут автомат — и в лес». Прочтя такой материал, какой-нибудь житель центральных регионов России может воскликнуть: ужас! И будет при случае пересказывать его содержание. Такова виртуальная жизнь жителей села. А реальная?

— Нам уже надоело каждый раз и по каждому случаю оправдываться, — говорит председатель Совета старейшин села Убайдулла Багомедов. – Кому-то, видимо, очень не нравится, что в нашем селе нет воров, наркоманов, пьяниц. Не нравится, что в подавляющем большинстве своем губденцы – законопослушный и богобоязненный народ.

— Отмываться от наветов, грязи тяжело, — соглашается с ним имам местной мечети Магомедмурад Раджабов. — Где бы и что бы плохое ни произошло, везде упоминают Губден. Происходящее «в лесу» и в селении никак не пересекается, это разные вещи. Иногда в село приходят вооруженные люди, убежденные, что у нас живут чуть ли не дикари. Видимо, те, кто их сюда присылает, стараются как можно сильнее напугать. Когда же приходят в село, посмотрят на все своими глазами, поговорят с людьми, когда мы их приглашаем домой, кормим – отношение к нам меняется. И почему-то, проводя КТО, военные ни разу не поставили в известность ни главу села, ни меня как имама мечети, ни наших старейшин. А ведь мы на месте знаем намного больше, могли бы помочь. Общими усилиями нам удалось переломить ситуацию, нашу молодежь обмануть уже нелегко. Иншаалла, наступит день, когда в селе снова будут мир, порядок и спокойствие. Мы не только молимся и надеемся на это, но и работаем совместно с главой села, руководителем хозяйства, старейшинами.

— Во время Великой Отечественной вой­ны 1000 губденцев ушли на фронт, больше половины из них не вернулись, — говорит председатель Совета ветеранов Абидин Зайнудинов. — Те, кто остался, показывали образцы героического труда, чтобы фронтовики ни в чем не нуждались. Еще 1200 жителей села в это время возводили оборонительные рубежи. Кроме того, свой вклад в общую победу губденцы внесли и деньгами, собрав приличную сумму на постройку танковой колонны и авиаэскадрильи. И потомков этих людей пытаются представить носителями экстремистских идей. Если побываете в школе, сами сможете убедиться, раздельно ли обучаются наши дети, правду ли пишут о селе.

Полон оптимизма и недавно избранный главой администрации села Магомедэмин Нухов. По его словам, со стороны как районных, так и республиканских органов власти он находит полную поддержку. В план этого года включено строительство дамбы, дороги, спортзала, детсада и других объектов.

У читателя может возникнуть мнение, что автор хочет уверить, что ни в районе, ни в одном из крупных сел, Губдене, нет никаких проблем. Они, конечно же, есть. Если совсем недавно сельскохозяйственное предприятие Губдена насчитывало 1400 рабочих, то сейчас их меньше полусотни. Да и те месяцами не получают заработной платы. Не осталось тракторов и машин, нечем обрабатывать поля. Как выйти из этой ситуации? Ответить на эти вопросы должны сами губденцы. Больше — некому.

От редакции. Пока готовился материал к печати, стало известно, что сход жителей села Губден назначен на субботу, 17 марта. «Дагестанская правда» намерена осветить это мероприятие, а значит разговор еще не окончен.

 

, раздел: Статьи

Автор: Гази Гасайниев / Источник: "Дагестанская правда"
10
0

Поделиться

0

27 Мар 2012 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

  • Богатый Губден. Бедный Губден

    Селение Губден, что в Карабудахкентском районе, известно не только в Дагестане, но и во всем мире. Информации о нем в Интернете много. Однако...

    16

    Апр 2015 г.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля