Сайт работает в тестовом режиме. Скоро официальное открытие.

Дагестан: продолжаем знакомство с Хунзахским плато

9
0

Поделиться

16 мая 2018 г.

Наталия Семчина

Краснодар

Во время Кавказской войны в 1834 году Аварским ханством правил жестокий имам Амзат-Беке, свершивший переворот, захвативший власть у законных ханов и правителей и уничтоживший их: его резиденция находилась в Хунзахе. В переводе с арабского слово «имам» означает «тот, кто стоит впереди» и уточняется- во время молитвы. В Северо-Кавказском имамате титул имама носит глава этого государства.

В 1837 году русские войска ненадолго взяли аул Хунзах под свой контроль. Для успеха обеих сторон, горная Авария, оставшаяся островком недосягаемости, приобретала особое значение.

В 1843 Хунзах оказался во владении имама Шамиля, лидера горцев Дагестана и Чечни, чей наиб Хаджи-Мурат, знакомый нам всем по повести Льва Толстого, стал новым правителем всех аварских селений. «Наиб»-в переводе с арабского- заместитель. В имамате Шамиля — это его уполномоченный, осуществлявший военно-административную власть на определенной территории.

Возможно, кто-то из вас думает, что Хаджи-Мурат это вымысел автора, собирательный образ героя-горца времен Кавказской войны 19 века. Но смельчак действительно существовал в реальном мире и в течение 10 лет был правой рукой Шамиля, организовав множество ошеломляющих набегов, сделавших его имя легендарным. В те места, где мог появиться Хаджи-Мурат-«призрачный», так его называли, русское командование направляло лучшие отряды из элитных воинских частей. Хаджи-Мурат был самым выдающимся из всех горских воинов, а его храбростью восхищались не только в Дагестане, в Чечне и на всем Кавказе, но и в России.

Но интриги завистников сыграли роковую роль в разладе между Шамилем и Хаджи-Муратом, отношения между ними обострились и в итоге, после неудачного и заведомо обреченного на провал очередного похода, имам сместил его с должности наиба.

В 1851 году Хаджи-Мурат, узнавший, что его семья взята Шамилем в плен, а его самого хотят убить, сделал тяжелый для себя выбор и перешел на сторону русских. Но жизнь, власть ничего не значили для смелого горца без горячо любимой семьи, и он принимает решение вновь бежать в горы, где и погибает в неравной стычке с превосходящими силами казаков и горской милиции.

Отсеченную голову бесстрашного героя доставили в Петербург, а затем череп передали в Кунсткамеру, где она находится до сих пор. О Хаджи-Мурате сняты фильмы в Германии, Турции и Италии, а съемки фильма в России режиссера Данелии по сценарию Расула Гамзатова были запрещены.

А селение Хунзах в 1853 году вновь было взято царскими войсками.

Мы тем временем заезжаем в маленькое селение Цада, (в переводе с аварского название села означает «в огне»), расположенное у подножия скал, в четырех километрах от Хунзаха, родину поэта Расула Гамзатова.


Но оказалось что в двухэтажном доме-сакле с низкими потолками родился и жил отец Расула — Гамзат Цадаса, великий поэт, драматург, переводчик. Фамилия-это псевдоним. В доме, сохранившем дух ушедшей эпохи и память о великих людях Дагестана, сейчас находится музей, который мы и хотели посетить, но он оказался закрыт- ну да, ведь сегодня 1 Мая, праздничный день! С интересом заглядывая в узкие улочки, дворики, рассматривая старинную мечеть и разрушенные подворья прямо сразу за стенами музея,


мы даже не успели огорчиться, а навстречу нам с улыбкой идет очаровательная женщина, открывает ворота мемориального музея Гамзата Цадасы и его семьи и с улыбкой приглашает войти.

Невероятно интересную экскурсию провела для нас четверых искуствовед Айшат Патахова, бесконечно влюблённая в семью Гамзатовых, в поэзию и в своё дело. Я до этого дня даже не слышала о поэте Гамзате Цадасы, основоположнике аварской литературы.

Личные вещи Цадасы собирались и бережно хранились еще задолго до открытия музея и на сегодняшний день в его фондах хранится более тысячи экспонатов, связанных с повседневной жизнью и творчеством поэта: здесь и личные вещи, мебель, кухонная утварь, домотканные ковры, фотографии, книги поэта.

В этом доме, отреставрированном в 1970-е годы, до самой своей смерти в 1965 году проживала супруга поэта. Гамзат Цадаса, в 1934 году признанный первым народным поэтом Дагестана, в основном писал для детей, это были сказки, стихи, басни и именно благодаря его переводам, жители этого региона познакомились с творчеством Пушкина.

Справа от дома-музея стоит стела с тремя бюстами: Гамзата Цадаса, Расула Гамзатова и еще одного известного представителя этой семьи, брата Расула: Гаджи Гамзатова- литературоведа, востоковеда.

Как здесь не поразиться, что в одной семье, проживающей в горном мини-селении, далеко от цивилизации оказались такие умные, всесторонне развитые, удивительно образованные люди!

А перед селением вот уже больше 30 лет взмывает в небо журавлиная стая. Первый монумент памяти павших в великой Отечественной войне и созданный по инициативе Расула Гамзатова «Белые журавли» был воздвигнут именно здесь, на Родине автора стихов:


«Летит, летит по небу клин усталый,
Летит в тумане на исходе дня.И в том строю есть промежуток малый,
Быть может, это место для меня.Настанет день, и с журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле,
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле.»
Позже на слова Яна Френкеля была написана песня в память об умерших и как знак протеста против всех без исключения войн и любого насилия, услышав которую, невозможно удержаться от дрожи и мурашек. Я до сих пор шепчу эти строки, а проникновенный голос Марка Бернеса будет преследовать меня еще долго.В оригинале эти стихи были написаны Расулом Гамзатовым в 1965 году на аварском языке и позже переведены на русский Наумом Гребневым. Что же послужило толчком для написания стихотворения «Журавли», этих пронизывающих и берущих за душу слов?«Находясь в Японии Расул Гамзатов увидел там памятник японской девочке, которая свято верила в то, что, если она своими руками сделает из бумаги тысячу журавликов, она сможет загадать желание, которое исполнится. Дети со всего света помогали ей и присылали в Японию своих журавликов-оригами. Но чудо не случилось: облученная радиацией девочка погибла от лейкемии. Погибшему ребенку был воздвигнут памятник: девочка держит журавлика в поднятых над головой руках.»Во всем мире установлено уже более 150 памятников журавлей, белая, парящая и стремящаяся в небеса стая растет, память человеческая не иссякнет. А на родине поэта в память о нем с 1986 года проводится праздник «Белые журавли».


В моем списке был еще один пункт программы, обязательный к посещению — Матлас, но что там, я не знала, дома не заострила внимание в поисках информации. Для контроля уточнила у смотрительницы музея: «Надо ли ехать?» «Да, да, конечно, там интересно!»-и все! Заезжаем в старинное селение Матлас, крошечное, миниатюрное и ничего, что могло бы привлечь внимание. В растерянности принимаем решение проехать чуть дальше по отличной трассе и через пару километров останавливаемся перед огромным обрывом, и при взгляде вдаль я теряю дар речи!


Перед нами раскинулась шикарная панорама ущелья ограниченная волнообразными хребтами. Вдали по склонам гор разбросаны крошечные и большие селения, светлой атласной лентой вьются серпантины дорог.


Откуда-то снизу донеслись голоса и тоненькая воздушная струйка дыма принесла запах жареного мяса- большая семья устроила в этом изумительном месте пикник в честь Первомая! Спустившись на нижнюю террасу, услышали шум водопада- из узенькой речушки Тобот, спешащей сюда из Хунзаха и больше похожей на ручей, вниз с обрыва падала скупая струйка воды.

Вдали, на ровном плато Матлас, на самом краю обрыва, обдуваемый ветрами находится мемориальный комплекс и посвящен он двум совершенно разным людям: Льву Николаевичу Толстому и Хаджи-Мурату.

Памятник-напоминание, в 2012 году установленный здесь на средства спонсоров, земляков наиба, соединил образы героя Дагестана, уроженца этих мест и писателя, увековечившего и его имя, и память о нем для всего мира.1851 год оказался для обоих значимым: 23-х летний Толстой вместе с братом, военным, отправился на Кавказ, Хаджи- Мурат в силу обстоятельств перешел на сторону русских, об этом я писала выше.

«Ехал для того, чтобы быть одному, чтобы испытать нужду, испытать себя в нужде, чтобы испытать опасность, испытать себя в опасности, чтобы искупить трудом и лишениями свои ошибки, чтобы вырваться сразу из старой колеи, начать все снова — и свою жизнь и свое счастье»-так объяснял Лев Николаевич это свое решение. Толстой прожил в казачьей станице на берегу Терека почти три года, бывал в Тифлисе, Кизляре, Владикавказе. Сначала добровольно участвовал в военных действиях, потом его приняли на службу. Но что интересно, повесть о герое Кавказской войны Хаджи-Мурате он написал гораздо позже, в последнее десятилетие своей жизни- в конце 19, начале 20 веков, а издана она была уже после смерти автора.

«Автор сумел передать читателю тот особенный исламский дух, которым пронизана была вся жизнь горцев. Хаджи-Мурат показан Толстым именно как праведный мусульманин — он набожен, соблюдает обязательные молитвы, которые тоже являются прямой обязанностью истинного мусульманина, он воюет за веру.»Надо ли говорить, первое, что я сделала, приехав из своего этого путешествия, прочитала повесть Л. Н. Толстого «Хаджи-Мурат». До поездки в Дагестан, я совершенно не ожидала, не догадывалась, что мне настолько глубоко захочется окунуться в прошлое этого региона, читать и перечитывать историю знаменитых людей, прославивших республику в далеком прошлом и оставшихся в памяти народа навечно.

Книгу зачитали птички.
Помните, еще я рассказывала вам о поразившей меня целенаправленной вырубке лесов во время Кавказской войны 19 века? Об этом Толстой упоминает и в повести «Хаджи-Мурат», а что стало для меня открытием, так это рассказ: «Рубка леса», написанный Львом Николаевичем в 1853 году, когда он еще находился на Кавказе.Недалеко от мемориала построена красивая небольшая каменная церковь,


ее архитектурные формы напомнили мне христианскую постройку.

Вообще в Дагестане мусульманские храмы строят везде, даже на заправочных станциях, чтобы путник мог всегда зайти и спокойно помолиться.

На этом плато в горах с совершенно потрясающими панорамами планируется построить курорт «Матлас», уже имеются несколько готовых коттеджей и смотровая, с видом на каньон и окрестности.


Стоя на краю обрыва, внизу, на следующей террасе я разглядела движущиеся фигурки-люди? Но как они туда попали? Мне сразу же захотелось спуститься к ним.

Побродив между небольших глыб в поисках спуска, я нашла расщелину,

а, пройдя еще немного, увидела и лестницу из каменных плит, ведущую вниз, в прохладное подземелье или пещеру.

Отвесные скалы практически смыкались над головой, пряча солнечный свет, кое-где огромные валуны висели над тропой, зацепившись за стены узкого ущелья, но в конце тоннеля уже маячил свет!


Выбравшись, как кроты из своих норок, щурясь от яркого солнца, еще раз полюбовались панорамами, а в прогуливающихся парнях узнали ребят из нашего гостевого дома- поистине мир тесен!

Вернувшись в Хунзах, перекусили и отправились знакомится с каньоном Цолотль, буквально врезавшемся в Хунзахское плато и расколовшим его надвое. Нам очень повезло и жилье находилось на окраине селения в паре-тройке минут от каньона.


Зайдя, прямо скажем, со стороны огородов, мы обомлели, остолбенели: из каждого двора прямо в каньон были проведены трубы и вниз текла вода! Мне до сих пор дурно об этом воспоминании — КАК ТАКОЕ ВОЗМОЖНО? Я допускаю что это не канализация, тогда что, стесняюсь спросить?Брезгливо отворачиваясь от этого безобразия идем дальше. Главным украшением, как селения так и каньона служат два водопада, образуемые речушками Тобот и Итлятляр, низвергающие свои воды вниз.

Небольшая речушка Итлятляр течет со стороны селения Арани, входящего в состав Хунзаха и водопад, изящно падающий с нее, натыкаясь на несколько уступов огромной отвесной скалы, расплескав и разбрызгав и без того скупые воды, далее продолжает свой путь по дну ущелья.

Второй водопад Тобот более знаменитый и более мощный- воды его, шумно срывающиеся со стометровой высоты, эффектным мощным потоком летят вниз

и соединившись с водами водопада Итлятляр дальше текут уже дружно вместе рекой Тобот.На окраине селения Арани, чуть дальше водопадов, прямо на краю обрыва находится огромное фортификационное сооружение — это Хунзахская или Аранинская крепость, построенная в годы Кавказской войны 19 века.

В крепости построен двухэтажный особняк, в котором в 1871 году останавливался на ночлег российский император Александр II. Внутри большой территории крепости расположен военный городок для пограничников со всеми социальными службами.

В 2018 году в крепости должна начаться масштабная реконструкция, где в последствии планируют открыть кадетскую школу.
Хунзах находится в очень важном стратегическом месте и здесь во все времена располагались военные гарнизоны. До настоящего времени многие хунзахские мужчины-воины и служат в местном погранотряде.

Вот я так плавненько и ненавязчиво подошла к случайно оброненной фразе в конце прошлого рассказа, которая всех очень заинтересовала и заинтриговала: а парни-то кто?А парни в гостевом доме -военные, оставшиеся на сверхсрочную службу. Я особо не вникала в их рассказы, но видимо жить все время на службе, ночевать в казармах не совсем комфортно, поэтому они, приезжая сюда на полугодовую службу, снимают это жилье. Одному из них было за 30 лет и он, да этого просто не может быть- наш земляк из Краснодара! Другим чуть больше 20, совсем еще юные мальчики, один из Тувы, другой откуда-то с Урала, у остальных не спрашивала, ну и занесло же их!Кстати к тому парню, которого мы встретили в подземелье Матласа, приехал отец и они как раз выехали прогуляться в окрестностях. Далеко уезжать военным не положено, мало ли что!А мы, практически расплавленные нещадно палящим полуденным солнцем, налюбовавшись каньоном, бредем по улочкам без единого деревца, ограниченным глухими заборами в старый Хунзах.


Затем все же решаем опять свернуть к обдуваемому ветрами каньону и далее идем по его краю, но не долго: вся эта территория поделена местными жителями на участки и ограждена заборами. Где-то мы их обошли, где-то калитки оказались не запертыми и выпустили не прошенных гостей, а упершись в забор, уходящий по склону в обрыв, стали искать путь к отступлению.

Он нашелся, калитка отворилась и мы прошли через чью-то ферму, рассматривая с одной стороны горных скакунов, размеренно жующих сено, а с другой старое кладбище.

В Хунзахе много родников и они заботливо оборудованы питьевыми кранами не только для людей, но и емкостями для домашнего скота.

Питьевой родник: справа в домике кран для людей, слева под навесом емкости с водой для домашних животных.
Такое соседство доказывает, как важны копытные животные для горцев: коровы здесь вообще в особой привелегии-гуляют, где хотят!

А мы, испив ледяной и невероятно вкусной водицы, побрызгавшись, наконец-то оказались в аутентичных кварталах селения и с трудом осознали, что это не декорации к какому-то фильму, это реальная жизнь реальных людей: сплошные заборы, старые каменные домики, желтые газовые трубы, провода и практически полное уединение.


Создалось впечатление, что мы бродили по пустынным улочкам какого-то покинутого селения, но изредка в конце улицы все же мелькали женские фигуры в длинных темных платьях.Я никогда не была в Средней Азии, но мне почему-то казалось, что я перенеслась куда-то в старые районы Бухары, возможно, этому способствовала жуткая жара и воспоминания сюжетов из исторических фильмов.Затем дорожка привела нас опять к каньону и что же мы увидели!

Я никогда не фотографирую не эстетические виды-зачем? Но здесь это было чудовичное безобразие! Отгрохать себе особняк, практически замок на краю каньона с ошеломляющими видами и бросать мусор прямо из окон! Слов от возмущения просто не было и мы, возмущенные, вернулись в улочки.Проходя мимо храма, пообщались с пожилым дагестанцем, который никак не хотел нас отпускать, с трудом подбирая русские слова, что-то рассказывал и рассказывал.

Потом пожелали здоровья бабуле, сидевшей у ворот своего дома


и все кружили, кружили по улочкам, не веря в реальность происходящего.

Усталость взяла свое и мы нехотя побрели к дому, держа путь через новый, более современный Хунзах.

А дома, если можно так сказать, по очереди оккупировали душевую кабину, испытав настоящее счастье от прикосновения нежных струй горячей воды. Потом отправились на кухню, и каково же было наше удивление, когда увидели там парней, суетившихся у стола: нарезка, фрукты и коньяк! О, какое завершение дня! Наш земляк полюбопытствовал, где мы гуляли и услышав, что ходили в старое селение удивлено остолбенел: «Вы серьезно? Здесь такие как вы в одиночестве не ходят, ну по крайней мере за 7 лет, что я служу ни разу не видел!» Вникать в детали и уточнять, что не так, мы не стали, и самим понятно, что со стороны выглядим экзотично: в брюках, кепках-панамках, с рюкзаками и камерами.Засиживаться с ребятами было некогда: рано утром нас ждал рассвет, который мы договорились встретить хотя бы один раз за неделю поездки, а здесь такой удобный случай: пара минут и мы у открытого со всех сторон каньона!Чудовищно ранний подъем- в четыре утра еще ночь, я еле-еле разлепила глаза: кто я, где я? Но обещания надо выполнять и вот уже тихонько выбравшись из дома, мы шагаем по темной улице к окраине, выходим к каньону и холодный, пронизывающий ветер мгновенно пробирает до костей!


Не буду томить вас- рассвет в этот день не случился, но час проведенный в его ожидании закалил, мы то прятались от ветра за забором, то выбегали к краю каньона, чтобы ничего не мешало увидеть наступление нового дня, то боясь пропустить что-то важное, в ожидании вышагивали туда-сюда по краю, как солдатики, пытаясь согреться!

Наверное, я вас уже утомила, столько всего захотелось рассказать, но еще один момент и тогда уже точно — про Хунзах все!А вы знаете, что в Дагестане- одном из самых религиозных мусульманских районов России, христианство имеет давнюю историю?Согласно арабским источникам чуть больше тысячи лет назад аварские горы были центром страны Серир, принявшей христианство, селение Хумрадж, расположенное рядом с современным Хунзахом- было ее столицей. В 11 веке страна Серир исчезает, распавшись на несколько частей-регионов, а в 13 веке, после монгольского вторжения меняется религиозный баланс в регионе. В горах резко усиливаются позиции ислама, вскоре эта религия завоевывает и Хунзах.Вот теперь о селении Хунзах- бывшей столице Аваристана, все!

Источник

, раздел: Туризм

9
0

Поделиться

16 мая 2018 г.

0

Комментарии к статье

Показать последние 100 из 1 285 сообщений

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля