История села Казмааул периода Второй мировой и Великой Отечественной войн 1939-1945 годов

31
0

Поделиться

01 Янв 2010 г.

События общественно-политического и военного характера, происходившие после установления фашистских режимов сначала в Италии, а затем в Германии вовлекли в пучину войн и вооруженных конфликтов миллионы людей, живших в на различных территориях нашей планеты. Миллионы из них погибли. Особенно большие людские и материальные потери понесли народы Советского Союза. На алтарь победы в одной только Великой Отечественной 1941-1945 годов была положена жизнь 27 миллионов советских граждан.

Самое активное участие в военных событиях 1939-1945 годов приняли народы многонационального Дагестана. Об этом свидетельствуют следующие факты. Участником антифашистской борьбы испанского народа из нашей республики стал сын Председателя Президиума Верховного Совета Дагестана Адиль-Герея Тахтарова, военный лётчик Борис Тахтаров.

Немало дагестанцев приняло участие в событиях, развернувшихся в Азии и Европе. Тысячи дагестанцев отстаивали интересы нашей страны на песчаных сопках Манчжурии и заснеженных полях Финляндии.

С событий периода советско-финской войны зимы 1939-1940 годов нам удалось проследить участие моих земляков — казмааульцев в событиях военных лет периода Мировой и Великой Отечественной войн 1939-1945 годов.

В историографическом плане укажем на то, что в нашей постановке данная проблема в отечественной исторической науке ставится впервые. Впрочем, такое состояние характерно для истории военной поры практически всех сельских населенных пунктов страны. Между тем, именно сельское население страны, а это женщины, школьники-подростки и старики непризывного возраста вынесли основную тяжесть по обеспечению фронта хлебом, мясом и другими съестными припасами. Поэтому считаем, что изучение истории каждой деревни периода военных действий в стране и мире является одной актуальных и малоразработанных проблем отечественной историографии.

Очень слабо разработанной остается наша проблема также в источниковедческом отношении. Если говорить в этом плане относительно Казмааула, то следует отметить, что за исключением воспоминаний первой трактористки — горянки Дагестана Унай Абдурахмановой, опубликованных на страницах сборника документов «Дагестан в годы Великой отечественной войны: Восп. участников» (Махачкала, 1962) и перепечатанных издающейся на русском языке республиканской газетой Дагестана «Новое дело» 28 апреля 2000 г. ни одного публичного документа по данной проблеме до сих пор нет.

Будет, думается, логичном, если изложение проблемы начать с вопроса об участии казмааульцев в военных событиях изучаемых лет. Предварительно отметим, к началу Мировой войны в Казмаауле было 130 хозяйств.

В боевых действиях периода Второй мировой и Великой Отечественной войн принимало участие 111 уроженцев Казмааула. По данным «Книги памяти Хасавюрта», в огне войн 1939-1945 годов погиб или пропал без вести 71 казмааулец. Некоторые семьи потеряли в годы войны по 2-3 члена: из семьи Шахмановых не вернулись с фронтов 3 сына — Абдулмуслим (10 августа 1942 г.), Айдемир (декабрь 1943 г.) и Шахман (август 1943 г.). Младший из братьев — Шахман (1919 года рождения) — участвовал также в войне с финнами. На фронте погибли также 2 брата — Ибрагим и Исмаил — Ахмедхановы1.

Предположительно еще 2 казмааульца погибли в советско-финскую войну зимы 1939-1940 годов. Речь идет о рядовых Данияле Солтамутове, Джапире Коймурзаеве, призванных в ряды Красной Армии еще в 1939 году. К сожалению, сведения, содержащиеся в «Книге памяти Хасавюрта», сайта Министерства обороны Российской Федерации и другие источники не позволяют точно сказать о времени и месте гибели этих уроженцев Казмааула.

Высказывая мнение о том, что, возможно, указанные казмааульцы погибли в войне с финнами, мы опираемся на содержание письма Данияла Солтамутова от 23 февраля 1940 г. своему другу Асапу Муртазалиеву. Письмо подготовлено к печати и опубликовано недавно с нашими комментариями на страницах кумыкской республиканской газеты Дагестана «Ёлдаш»2. В письме сказано об уже имевшей место отправке Дж. Коймурзаева к месту боевых действий на территории Финляндии и о предстоящем уходе туда же самого Д. Солтамутова.

Когда началась Великая Отечественная война на фронт ушел также получатель письма Данияла Асап Муртазалиев. В возрасте 33 лет (он был 1908 года рождения) его призвали в армию 26 февраля 1942 г. Погиб младший сержант 12-го кавалерийского полка А. Муртазалиев под г. Минск в сентябре 1943 г.3

В основной своей массе казмааульцы служили в стрелковых частях, хотя были среди них десантники, кавалеристы, моряки, саперы и танкисты.

Среди погибших на полях сражений казмаульцев двое были офицерами. Это гвардии старший лейтенант 335 гвардейского стрелкового полка 117 стрелковой дивизии 81 отдельной стрелковой бригады Ильяс Абдурахманов (1909 года рождения, был призван 1 февраля 1942 г., погиб 10 марта 1944 г.). и младший лейтенант, командир танка 1-го гвардейского отдельного мотоциклетного полка 5-й танковой армии Садырсолтан Шагаев.

Анализ возрастного состава погибших в войну казмааульцем показывает, что самым пожилым из них был Сулейман Алиев, родившийся еще в 1898 году. До призыва в армию он успел поработать директором школы села Казмааул. Сельский учитель ушел на фронт 16 октября 1941 года. Умер рядовой С. Алиев от полученных в бою ран 13 января 1942 года и похоронен в братской могиле г. Ростов-на-Дону4.

На год моложе С. Алиева был Мухтар Абдуразаков. Призвали его в армию 23 марта 1942 года. Гвардии рядовой 147 гвардейского стрелкового полка М. Абдуразаков погиб 15 января 1943 года в г. Ростов-на-Дону.

Сорок второй год жизни шел на момент призыва в армию 7 сентября 1942 года Абдул-Мажиту Гусейнову. Рядовой 28 стрелковой бригады погиб 17 января 1945 года под г. Варшава.

В возрасте 35 лет, чуть старше или моложе, были к моменту ухода в армию Атай Аблашов, Рашитхан Аджиев, Шихсолтан Бакиев, Кагир Биймурзаев, Конакмурза Казиев, Сираждин Казиев, Тажутдин Казиев, Темук-Ата Капуров, Сулейман Усманов, Хабиль Юнусов, Шавхал Юсупов, Абдул-Муслим Шахманов.

Среди погибших в годину испытаний казмааульцев немало было тех, кому едва исполнилось 20 лет. Самым молодым из них был Магомед Магомедов, 1924 года рождения, который погиб в 1945 году. Сайдулла Аджаматов, 1922 года рождения, был призван в армию 12 июня 1942 года. В сентябре 1943 г. рядовой С. Аджаматов погиб в боях за родину на территории Одесской области. 1922 же года рождения был Ахмед Бийболатов. Призванный в армию 3 января 1942 года, он погиб в боях за освобождение Крыма в январе 1944 г.

1921 года рождения были казмааульцы Хизири Ахмедов, Датай Конакбиев, Саид Саидов, Абдулла Умалатов; в 1920 году родились Басир Абувов, Шарав Гаджиев (Умар-отар), Ильяс Казакбиев, Шарабдин Минатуллаев, Даниял Солтамутов, Садирсолтан Шагаев, в 1919-м — Шукур Аджаматов, Исмаил Ахмедханов, Шахман Шахманов, в 1918-м — Магомед Ашурлавов, Джапир Коймурзаев, Айдамир Шахманов, в 1917-м — Рашитхан Гаджиев, в 1916-м — Шарабдин Алыпкачев, Индирбий Атаев, Басир Казбеков и т.д.

Все они положили свои жизни на алтарь победы. Вечная им слава!

Сведения о некоторых моих земляках — участниках Великой Отечественной войны не совсем полны, а порой искажены. Это можно проиллюстрировать на судьбе рядового 106 запасного стрелкового полка Атая Дадаева, 1912 года рождения. Он был призван в ряды Красной Армии 7 сентября 1941 г. Умер от ран 10 феврале 1942 г. в эвакогоспитале г. Гори Грузии. Впервые сведения о нём были опубликованы на страницах республиканской молодежной газеты «Комсомолец Дагестана» в 1986 г.5

В те годы газета под названием «Помним всех поименно» начала печатать списки погибших в годы войны бойцов из Дагестана. В газетной публикации фамилия и имя казмааульца написаны в форме «Дадаов Атан», т.е. допущены ошибки в написании и фамилии и имени бойца. Их правильная форма в виде «Дадаев Атай» приведена в «Книге памяти Хасавюрта». Газетная информация не позволяет, к сожалению, также узнать от чего скончался красноармеец: от ран, от болезни и т.д. Некоторую ясность в этом вопросе можно получить из информации, помещенной о Дадаеве в «Книге памяти Хасавюрта», где говорится о том, что он являлся рядовым 106 запасного стрелкового полка. Но в запасном полку получить ранение практически невозможно, если только не поможет трагический случай.

Некоторую ясность в данный вопрос внес ветеран и инвалид Великой Отечественной войны ныне покойный Загир Ватиев. После публикации в «Комсомольце Дагестана», я обратился к нему с вопросами о том, кто из родственников Атая живет в Казмаауле, отчего он умер, куда его жена исчезла и т.д. На свои вопросы я получил ответы: Атай Дадаев на фронте не был, ранений не имел, а умер от болезни во время прохождения учебных курсов в г. Гори; жена его по имени Джамилат после окончания войны уехала из Казмааула, а куда — ветеран не знал.

Несомненно, каждый ветеран и труженик тыла заслуживает того, чтобы ему посвятили отдельную книгу, возможно, и не одну, однако рамки нашей статьи позволяют нам рассказать о воине из Казмааула с наиболее насыщенной фронтовой судьбой. Как мне представляется и будет сказано не в обиду другим ветеранам — казмааульцам, такую яркую и насыщенную боевую и мирную жизнь прожил Нажмудин Умаров.

Будущий ветеран Великой Отечественной и Второй мировой войн родился в 1914 г. в сел. Казмааул Хасавюртовского округа Терской области. В родном селе окончил начальную 3-классную школу, а затем — курсы трактористов при Хасавюртовской МТС и стал, таким образом, одним из первых квалифицированных специалистов сельского хозяйства района.

Некоторое время после начала Великой Отечественной войны Нажмудин продолжал работать в колхозном производстве села в ожидании призыва в ряды Красной Армии. Время шло, а призыва в армию всё не было, и не было. Причина кроилась в том, что на Нажмудина, как и на некоторую часть специалистов сельского хозяйства района, была наложена бронь. Вскоре он добился, чтобы его отправили на фронт как добровольца.

Боевой путь бойца из Казмааула начался на Северном Кавказе. В жестоких и кровопролитных боях за Новороссийск он получает первое серьезное ранение и проходит лечение в одном из госпиталей г. Геленджик. После выздоровления Нажмудин попадает на Волгу и становится участником знаменитой Сталинградской эпопеи. Вместе с наступающими бойцами Советской Армии наш герой, освобождая землю от фашистской нечисти, прошел сначала по родной земле, воочию обозревая зверства оккупантов, а затем оказывался на территории Европы, в основном Восточной Пруссии. Одним из главных сражений, в котором Нажмудин принимал участие на прусской земле, стала битва за Кенигсберг. На прусской же земле встретил казмааулец окончание Великой Отечественной войны.

Вскоре вместо ожидаемой демобилизации бойцов некоторых воинских частей, в том числе, той, в которой проходил службу Нажмудин Умаров, перебросили на восток на территорию Манчжурии. Оттуда советские войска с тяжелыми боями прошли по землям северного Китая и северной Кореи. Во время одного из боев Нажмудин получил второе серьезное ранение и был направлен в госпиталь китайского города Порт-Артур. Здесь он встретил окончание боевых действий на дальнем Востоке. Несмотря на окончание Второй мировой войны, военная служба Нажмудина Умарова продолжалась до ноября 1946 г.

В течение последующих 12 лет бывший воин работает трактористом родного колхоза Казмааульский (до февраля 1953 г. колхоза им. К.Маркса ). На тракторе «Универсал» Нажмудин участвует во всех видах работ сельскохозяйственного производства.

С периодом работы ветерана войны и труда Н.Умарова трактористом связан любопытный случай, о котором непременно следует рассказать. Однажды, когда Нажмудин на своем порядком устаревшем «Универсале» проезжал по соседнему с Казмааулом селу Адильотар, с оси трактора вдруг сошло колесо. Не желая перебивать беседу сидящих на очаре мужчин, Нажмудин — человек физически очень крепкий — плечом приподнял упавшую сторону трактора, но понял, что без посторонней помощи загнать колесо на место ему не удастся. И только повернувшись в сторону очара, он увидел, что там уже никого нет. Кое-как и с большим трудом ему все же удалось починить трактор и продолжить путь.

Человек очень скромный от природы Нажмудин никому об этом случае не рассказал. Казмааульцы узнали об этом лет через 15 после случившегося от молодого человека из Адильотара, который, еще маленьким, сам наблюдал за происходящим.

В 1958 г. в связи истечением срока эксплуатации колхоз списал трактор «Универсал», на котором работал Нажмудин. Хозяйство в эти года начало получать трактора и технику нового поколения, и ветеран мог получить любую из них, но он почему-то не захотел больше работать механизатором.

Пока позволяло здоровье, Нажмудин работал поливальщиком. Будучи подростком, автору этих строк удалось однажды любоваться работой ветерана во время орошения колхозного поля. Это был гимн труду! Нажмудин похряхтывал от удовольствия, переворачивая землю и направляя воду в нужное русло своей большой самодельной лопатой, изготовленной специально для него сварщиком.

В последние годы трудовой деятельности он работал на колхозном огороде, зернотоке и на дробилке при молочно-товарной ферме и т.д. Продолжал трудиться ветеран, даже находясь на пенсии, до самой смерти, настигшей его в 1978 г. в возрасте 64 лет.

Ратные подвиги и трудовые достижения Нажмудина были высоко оценены Родиной и государством. Грудь демобилизованного бойца Советской Армии Нажмудина Умарова украшали награды: орден Великой Отечественной войны второй степени, 2 ордена Слава (второй и третьей степеней), а также медали: «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией», «За победу над Японией». Кроме того, ему были вручены 2 грамоты, подписанные Верховным Главнокомандующим Вооруженными Силами СССР И.В.Сталиным: одна благодарственная и другая «За переход гор и болот с боевой техникой в Манчжурию».

В мирное время к боевым наградам ветерана добавились юбилейные и памятные медали и знаки, а также благодарности, премии другие поощрения от колхоза, партийных, советских органов и т.д.

Среди 40 вернувшихся живым с войны уроженцев Казмааула был Зайналабит Давудов, служивший в армии связистом. Он едва ли не единственный наш сельчанин, который дошел до поверженного Берлина. Как он рассказывал незадолго до своей кончины автору этих строк6, ему удалось посетить бункер — логово и последнее прибежище главарей фашистской Германии.

Как известно, победа куется в тылу. Тыл обеспечивает фронт вооружением, людскими ресурсами, продуктами питания, обмундированием, одеждой и т.д. При этом основная тяжесть производства легла на плечи женщин, подростков, учащихся школ, и людей старшего и пожилого возраста.

Свою лепту в Великую Победу внесли труженики села Казмааул. Мужчины, освобожденные от призыва в армию по возрасту, состоянию здоровья и брони вместе с учащимися старших классов и женской частью населения села — все как один трудились во имя победы.

Из числа мужчин — казмааульцев, освобожденных от призыва на войну по брони, значителен вклад в победу в Великой Отечественной войне у Датава Далгатова и Мусы Солтамутова — работников местной МТС — некоторых других, Датав все годы войны трудился по 10-12 часов в сутки механиком и обеспечивал своевременный и качественный ремонт сельскохозяйственной и иной техники. Его неоднократные обращения в военкомат с просьбой направить на фронт не увенчались успехом: ему сказали, что своим трудом в тылу он принесет больше пользы воюющей Родине,

Героем трудового фронта стал в годы войны Муса Солтамутов. Ежегодно он добивался высоких производственных показателей, о чём свидетельствуют данные из фондов архивов Дагестана и публикации на страницах СМИ республики. Из довольно большого числа этих публикаций и материалов приведем один, относящийся к 1944 г. Речь идет о статье секретаря Хасавюртовского райкома (б) А.Султанхамедова «Уберем урожай без потерь», опубликованной в начале июля 1944 г. на страницах издаваемой на русском языке республиканской газеты «Дагестанская правда»7. В ней говориться о том, что в колхозе им. К. Маркса села Казмааул начали косить озимую пшеницу. С каждого гектара комбайны намолачивали по 15,7 центнеров зерна. В числе передовых комбайнеров и на этот год находился стахановец Муса Солтамутов. За три дня при норме 24 гектара он убрал 45 га. За свой труд передовик производства Солтамутов получил только в виде дополнительной оплаты за указанные 3 дня 180 кг зерна.

За свой добросовестный труд М.Солтамутов не раз был отмечен высокими наградами государства, в том числе орденами и медалями.

Не умаляя роли мужчин в производстве, отметим, что подлинными носителями всей тяжести военной поры в Казмаауле, как, впрочем, и во всей стране, стали женщины. На их хрупкие плечи легли работы и на полях, и на животноводческих фермах и т.д. По направлениям трудовой деятельности женщины были объединены в специальные бригады и звенья. Одна из таких бригад включала в себя 60 женщин-тружениц, из них были сформированы 12 звеньев.

Одним из этих звеньев руководила на начальном этапе войны Унай Абдурахманова, ставшая впоследствии первой трактористкой — горянкой Северного Кавказа8.

Когда началась война и в производстве не стало хватать механизаторов, Унай решила стать трактористкой и предложила женщинам поехать на курсы. На её предложение откликнулись колхозницы Умразият Абдурахманова, Вагидат Акавова, Чубар Умарова9 и жена председателя колхоза Тотай Алибекова10.

По прошествии 20 лет Унай Абдурахманова вспоминала о своей работе в годы Великой Отечественной войны следующее11: «Закончив курсы, я стала работать прицепщиком, но вскоре многие трактористы ушли в армию и мне пришлось пересесть на трактор. Ра ботала я в своем селении, в брига де Солтамутова Мусы, на тракторе «СТЗ-Нати». Через некоторое вре мя мой трактор взяли для нужд фронта, а мне дали видавший виды «Универсал». И тут начались всякие мои злоключения.

Мой трактор двигался более или менее благополучно по ровной местности, но как только попадал в какую-нибудь канавку, так сразу глох, а завести его у меня не хвата ло сил. До слез обидно было прос таивать по такой нелепой причине; ждешь, бывало, когда подойдет бригадир или другой тракторист и заведет трактор. А в нашей бригаде тогда оставалось только двое муж чин. Иногда я все же пыталась заво дить трактор сама. Однажды, нап рягая все силы, повернула завод ную ручку, но ручка сорвалась, уда рила меня по руке, да так, что выби ла сустав. Пришлось обратиться к хирургу. Руку вправили, но болела она у меня долго, а ждать, пока за живет, не хватало терпенья. Так не которое время я и водила трактор одной рукой».

Несмотря на все перипетии и трудности, из всех трактористок Дагестана, а их немало было в годы войны в селах равнинной части республики, только Унай Абдуллаевна продолжала трудиться трактористкой до 1957 года. За трудовую деятельность в годы войны в конце 1945 г. Унай Абдурахманова была награждена орденом Знак Почета.

Казмааул в период Великой Отечественной войны жил заботами военного времени. Сельчане, как и вся страна напряженно трудилась во имя победы. Архивные материалы показывают, как эта работа была организована. В селе особое внимание уделялось организации работ в весеннюю пору, т.к. от этого зависел урожай и прибыль колхозников. Вот как этот процесс был организован в 1943 г. 31 января того года на собрании колхозников был рассмотрен вопрос о ходе подготовки к весенней посевной кампании12 Решено было вызвать на соцсоревнование колхозников соседнего села Костек. Для руководства им была сформирована комиссия в составе 5 человек, от женщин — передовиков производства — в состав комиссии вошла Нажав Сотавова, в отношении которой следует дать небольшую справку. Муж Нажав — Марай — был раскулачен и выслан в 1937 г. за пределы северокавказского края. Из мест ссылки он так и не вернулся назад и, согласно данным семейной хроники, умер в 1942 году в одном из Тайшетских исправительно-трудовых лагерей. Однако Нажав, оставшаяся с 4 несовершеннолетними детьми на руках, старшему из которых было 13 лет, а младшему — 2 года, нашла в себе силы забыть обиду, нанесенную её семье властями, и вместе со всеми трудиться во имя победы. Позднее, кстати, её муж был реабилитирован, как необоснованно репрессированный.

Благодаря принятым мерам, казмааульцы успешно справились с взятыми обязательствами, выполнили все плановые задания.

Другой документ из того же 1943 г. показывает, что среди моих сельчан было немало тех, кто рвался на фронт в желании способствовать скорейшему освобождению Родину от захватчиков. Показательно в этом плане собрание тружеников села, которое прошло 11 февраля 1943 г. с привлечением 100 взрослых человек13. На повестке дня стоял вопрос о проработке решения Дагобкома ВКП (б) и Хасавюртовского РК ВКП (б) о добровольном принятии в ряды Красной Армии военнообязанных. Среди подавших заявление с просьбой призвать в армию казмааульцев был 65-летний старик, а также вернувшийся с фронта после ранения под Севастополем инвалид Агав Асаков. Он женской части села подала такое заявление Акбатув Казбекова.

Ежегодно казмааульцы отправляли на фронт в адрес бойцов и офицеров сотни различных подарков, в сборе которых активное участие принимали все, в том числе учащиеся местной школы. Как и в случае с весенне-полевыми работами, эта работа проводилась организованно. В нашем распоряжении имеется архивный материал о проведении данного мероприятия в 1944 г.

6 февраля 1944 г. на очередном заседании актива села обсуждался вопрос о сборе подарков для Красной армии в честь её ХХV годовщины14 Решением актива для организованного проведения мероприятия была создана комиссия из передовиков производства, в которую вошли члены колхоза С.Адильханов, А.Атаев, Х.Атаев, Х. Исаев и Д.Муцалханов. Из них же была сформирована группа охотников для организации сбора для фронта мяса и шкур диких зверей и птиц, которыми изобиловали поля Казмааула тех лет.

Несмотря на трудности военного времени, в центре внимания советского государства оставались вопросы обучения и воспитания подрастающего поколения. Местные особенности в выполнении этой важной задачи можно проследить на материале школы Казмааул военной поры.

Учитывая важность вопроса, сельская администрация и педагогический коллектив Казмааула уделяли большое внимание состоянию школьного дела. Только во второй половине 1941-42 учебного года учителя и партийный актив села несколько раз поднимали данную проблему. Серьезному анализу состояние обучения и воспитания учащихся подверглось на партийном собрании колхозников села 27 февраля 1942 г. С докладом на нём выступил директор школы Ш.Ханмурзаев, который отметил, что явка детей на учебу составляет 65-70%15. По мнению руководителя школы, этот вопрос совершенно не заботил родителей учащихся.

15 февраля 1942 г. при обсуждении вопроса «Об обеспечении кооперативом колхозников и учителей»16, было отмечено, что учителя в течение целого года не получили от кооператива ни единого куска материи. Это, разумеется, не могло не сказаться на общем состоянии школьного дела.

9 мая 1942 г. коммунисты села вновь обсудили вопрос о состоянии учебы в школе. Директор школы Ш. Ханмурзаев отметил, что явка детей в школу очень слабая. Крайне мало детей приходит в школу из числа учащихся 5-8 классов. Как один вариантов выхода из создавшейся ситуации в посещаемостью, в принятом решении партийного собрания председателю колхоза было поручено не принимать школьников на работу и не оплачивать их труд17.

31 января 1943 г. на собрании третьим по порядку был рассмотрен вопрос о посещаемости школы учащимися. Докладчик обвинил родителей в плохом воспитании детей18. Собрание поручило секретарю парторганизации и председателю сельисполкома проверить состояние посещаемости учащимися школы и принять меры по 100% охвату детей учебой.

Открытое партийное собрание 26 марта 1943 г. обсудило вопрос об успеваемости и посещаемости детей в школах Казмааула и Умар-отара. Докладчик отметил, что, благодаря нажиму на родителей посещаемость в последнее время составило 80-90%19. Удовлетворительной была также успеваемость. Собрание выступило перед коллективом колхоза с просьбой об оказании помощи в ремонте школы.

Выступивший секретарь партийной организации сказал, что родители не отпускают детей в школу и используют их в домашних работах20. Он предложил применить принудительные меры в отношении тех родителей, которые не пускают своих детей в школу. Зав. школой Арсланову собрание поручило в период весенних каникул произвести ремонт школы и добиться 100% явки детей в школу.

29 октября 1943 г. партийное собрание колхоза среди 4 вопросов повестки дня обсудило вопрос об учебных делах21. На собрании было отмечено, что ни Казмааульская неполная средняя, ни Умаротарская начальная школа не получили к началу учебного года ни одного куска дров. Директор Казмааульской неполной средней школы Токаев сказал, что выделенные на 1943-44 учебный год для школы деньги получил предыдущий директор, но не понятно, куда они делись. Об архиплохом состоянии школы говорили следующие факты: в окнах школы были выбиты 60 стекол, а некоторые окна были закрыты доской; двери школы не закрывались, отсутствовала крыша уборной, не отремонтирована была кладовая комната. Сторожа школы не получали заработную плату по 7-8 месяцев. Из-за холода в классах резко уменьшилась посещаемость детьми учебы, хотя учителя ходили по домам таких учащихся по 5 раз. Сельисполком не оказывал школе в разрешении ее проблем никакой практической помощи. Поэтому собрание приняло постановление, в котором обязало сельисполком в срок до ноября устранить все указанные недостатки в работе местной школы.

16 февраля 1944 г. коммунисты выслушали информацию директора НСШ Т.Токаева и предсельисполкома Х.Исаева о состоянии школьного дела22. На нем было отмечено, что с начала 1943-44 учебного года в школе не был произведен ремонт, поэтому школа находилась в плачевном положении — двери и окна покосились, крыша прохудилась. По итогам первого полугодия посещаемость в школе составила 77%, а успеваемость — 55%. Из 124 учащихся школы на занятия являлись от 100 до 117 человек. Выделенные на 1943 год денежные средства не удалось освоить все. Обсудившее данный вопрос партийное собрание колхоза постановило потребовать от сельисполкома выделить на ремонт школы денежных средств, а перед педколлективом школы и общественности и родителей села была поставлена задача — добиться 100% явки детей в школу.

Как видно из приведенных данных, из-за вовлечения учащихся старших классов в производственную деятельность и целому ряду других причин посещаемость учащимися школы в Казмаауле за все годы войны оставалась низкой. При подведении итогов 1944-45 учебного года отмечалось, что Закон о всеобуче в Казмааулькой неполной средней школе остался не выполненным. При 90-процентной посещаемости в среднем по школам района учащиеся Казмааула имели всего лишь 80-процентную явку23.

Несмотря на указанные упущения и недостатки в работе, коллективы Казмааульской неполной средней и Умаротарской начальной школ справились с поставленными перед ними государством задачами по обучению и воспитанию подрастающего поколения. Учащиеся указанных школ принимали самое активное участие во всех патриотических начинаниях молодежи района, республики и страны. Они собирали средства в фонд фронта, вязали и отправляли на фронт для бойцов Красной Армии носки, кисеты и носовые платки, а в летнее каникулярное время принимали непосредственное участие в сельскохозяйственных работах (подготовка семян, посев и уборка хлопка, кукурузы, огородных культур и т.д.).

В суровые годы войны школой села Казмааул руководили24: 1941-42 и в 1942-43 учебном годах — Ш.Ханмурзаев, 1943-44 — Т.Токаев, 1944-45 — Б.Байсултанов, 1945-46 — Ш.Бакиев; заведующим Умаротарской25 начальной школой в том году работал Х.Забитов. Под их руководством добросовестно трудились десятки учителей и технических работников, общими усилиями которых обеспечивался учебный процесс в школах села и хутора.

Изложенный выше материал позволяет сделать вывод о том, что история села Казмааул Хасавюртовского района Республики Дагестан военной поры ничем не отличалась от истории сельского населенного пункта любого региона страны. Часть казмааульцев принимала самое активное участие в сражениях на фронтах, а другая — трудилась в тылу во имя Великой Победы.

Источники
1. Книга памяти Хасавюрта / Сост. Н.Г.Тажутдинов, Б.П.Дорогобед. — Махачкала: Юпитер, 1994. Кстати, в книгу вошли 73 фамилии. Как удалось выяснить автору этих строк в результате беседы с родственниками погибших фронтовиков, фамилии двух из них, а именно — Гусейнова Абдулмажита и Капурова Темук-Аты — записаны два раза. Составителей Книги памяти ввело в заблуждение, возможно, то, что фамилии указанных участников войны в другом случае записаны несколько иначе, с искажением, в виде «Гусейнов Мажид» и «Гапуров Темук».
2. См.: Ёлдаш. 2010. 26 февраля. Кум. яз.
3. Интересно отметить, что родители А. Муртазалиева в конце ХIХ века переехали в Казмааул из села Какашура тогдашнего Темирханшуринского округа Дагестан-ской области. Ныне представители разросшегося рода Муртазалиевых живут не только в Казмаауле, но и в ряде населенных пунктов Хасавюртовского района, в т.ч. г. Хасавюрт и т.д.
4. Встречающиеся в статье сведения обо всех казмааульцах и других уроженцах Хасавюртовского района, погибших на фронтах Великой Отечественной войны 1941-1945 г., почерпнуты нами из указанной выше «Книги памяти Хасавюрта».
5. Комсомолец Дагестана. 1986. 13 марта.
6. Муцалханов М.С. Слово о ветеране // Дружба (г. Хасавюрт). 1986. 9 мая.
7. См.: Дагестанская правда (г. Махачкала). 1944. 2 июля.
8. Советская историческая энциклопедия. — М., 1974. Т.7. С.494. Вообще-то,
первой по счёту горянкой — трактористкой Дагестана была Маржанат Османова из села Буглен Буйнакского района, но она еще до начала войны переучилась на шофера. На фронт Османова ушла водителем автомобиля и прошла им всю войну. В послевоенные годы, вплоть до выхода, она проработала водителем автомашины «Скорая помощь».
9. Абдурахманова У. Воспоминания о годах войны // Новое дело. 2000. 28 апреля.
10. Магомедов Ю. Унай-первая трактористка // Ленин ёлу. 1991. 1 января. Кум. яз.
11. Рассказ Унай Абдурахмановой о годах войны впервые был опубликован в 1962 г. на страницах сборника документов «Дагестан в годы Великой отечественной войны: Восп. участников» (Махачкала, 1962) и, как указано выше, перепечатан газетой «Новое дело» (2000. 28 апреля. )
12. ЦГА РД. Ф. 1218-п. Оп.1. Д.7. Л. 6.
13. Там же. 8. Л.14.
14.Д.10. Л.2.
15. ЦГА РД. Ф. 1218-п. Оп.1. Д.6. Л.8.
16. Там же. Л.7.
17. Там же. Л.14.
18. Д.7. Л.6.
19. Там же. Л.16.
20. Там же. Л.17.
21. Там же. Л.42.
22. Д.10. Л.3.
23. Там же. Ф.34-р. Оп.10. Д.50. Л.225.
24. Там же. Ф. 1218-п. Оп.1. Д.6. Л.8; Д.10.Л.3.
25. Хутор, находящийся в подчинении Казмааульской сельской администрации.
 

(Статья опубликована в книге «Народы Кавказа и Юга России в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов: Материалы Региональной научной конференции (с международным участием), Махачкала. 22 апреля 2010 г. / Отв. ред. проф. М.С.Муцалханов». Махачкала. 2010. С.146-157.)
, раздел: История

Автор: Муцалханов М.С. / Источник: сайт селения Казмааул
31
0

Поделиться

0

01 Янв 2010 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля