Согратль. 1877 год

28
0

Поделиться

07 Фев 2009 г.

25 августа 1859 г. нельзя считать датой окончания освободительной войны на Северном Кавказе. Начался новый этап, формы и методы и идеология которого были обусловлены новой политической ситуацией в регионе, следствием чего стали 18 восстаний и выступлений (с 1859 до 1877 г.), вошедших в историю Кавказа, как примеры мужества и героизма.

1877 г. — горестная дата в жизни горцев крепко и надолго осталась она в памяти народа. В 1877 г Согратль стал последним оплотом восстания против Российской империи. Причинами восстания было грубое попирание российской администрацией прав и свобод, предоставленных дагестанцам Императором после окончании Кавказской войны. «Военно-народное управление», декларировало эти права, но на практике давало возможность чиновникам на местах и местной знати беспощадно эксплуатировать горцев, что постоянно приводило к восстаниям.

Чечено-дагестанское восстание длилось почти год, и усмирение его было жестоким: разрушались непокорные аулы, сжигались хлеба и хозяйства горцев, тысячи семей выселялись в Сибирь, где многие находили вечный покой. На что рассчитывали восставшие горцы, которые не имея поддержки, подняли оружие против могущественной империи? Видимо не от хорошей жизни, видимо так допекло, вот и подняли.

По свидетельству российского современника, пожар злобы и вражды горцев к «урусам» раздувался «грубым и наглым отношением русской администрации» к горцам. Просвещенная Европа сочла неудобным вмешаться в дело истребления и выселения горцев Чечни и Дагестана, а Турция не прислала обещанной помощи, и они оказались предоставленными сами себе лицом к лицу с державой.

В феврале 1877 г. в связи с волнениями, в Дагестане объявлено военное положение. 13 апреля одновременно с началом военных действий на Кавказском фронте русско-турецкой войны вспыхнуло восстание в Чечне. Чеченцы объявляют газават. В первые же дни восстание охватило 47 аулов Ичкерии с населением 18 тыс. чел. Бои горцев с царскими войсками не прекращаются ни днем, ни ночью, захватывая все новые аулы. В середине мая восстание перебрасывается в Дагестан. Великий Князь Михаил Николаевич сообщает царю: «Как видно зараза гнездится глубоко и искоренение ее будет стоить не малых забот и времени». А через месяц командующий войсками Терской области генерал-адъютант А.П.Свистунов объявляет войскам вознаграждение 25 рублей за каждого повстанца, доставленного живым или мертвым.

18 июня огнем полностью уничтожен аварский аул Асах, руководители сопротивления отправлены в ссылку. А через месяц генерал Свистунов дает указание о выплате единовременного пособия в размере 50 рублей семьям добровольцев, погибших в боях с повстанцами и обещает андийцам чеченские земли, если «они будут хорошо драться с бунтовщиками». Чеченские аулы выселяются на плоскость, дабы «выморозить их всех зимою, как тараканов и уничтожить голодом». Восстанием охвачено более 500 населенных пунктов Дагестана и Чечни.

28 августа представители всех джамаатов Дагестана и Чечни, простые горцы, желающие только одного – достойного проживания и свободы, встретились около Гуниба, где решался вопрос о восстании и имаме. В виду преклонного возраста Абдурахман — Хаджи ас-Сугури, и его отрицательного отношения к восстанию, четвертым имамом Дагестана был избран его сын Мухаммад — Хаджи. Абдурахман Хаджи ас-Сугури – известный религиозный деятель, приближенный имама Шамиля, побывал в плену у русских и отлично знал к каким трагическим последствиям приведет восстание, но дал согласие на избрание своего сына имамом Дагестана, тем самым отдав его в жертву желаниям народных масс. Этот момент запечатлел художник М.Шабанов на картине «Провозглашение Мухаммеда-хаджи четвертым имамом. Согратль 1877 г.»

Это явилось началом всеобщего антиколониального восстания в Дагестане, после чего царская администрация оказалась не в состоянии планово вести борьбу против восставших. 12 сентября к генералу Смекалову прибывают старейшины некоторых поселений, с просьбой не выселять их аулы на плоскость.

Ультиматум Смекалова: «за пощаду аулов выдать руководителей восстания». Старики ответили: «требуй от народа возможного, но то, что ты предлагаешь, свыше сил наших, и не может быть исполнено ни за горы золота, ни под страхом потери всего имущества, семейства и самой жизни».

После ожесточенных боев в середине октября восстание горцев было окончательно подавлено. Руководители нашли убежище в Согратле. Однако бои продолжаются за каждую пядь родной горской земли.

Отряды российской армии истребив ряд аулов, к концу октября подошли к последнему оплоту восставших горцев — Согратль — место пребывания 4-го имама Дагестана и его штаба.

М.Ю.Лермонтов в одном из своих стихотворения прекрасно передал чувства человека, видящего разорение родного края:
…Куда черкес направит путь,
Где отдохнет младая грудь
И усмирится дум волненье.
Черкес не хочет отдохнуть.
— Ужели отдыхает мщенье?
Аул, где детство он провел,
Мечети, кровли мирных сел,
— Все уничтожил русский воин.
Нет, нет не будет от спокоен
Пока векам грядущим в поученье
Он не воздвигнет мавзолей
И не отомстит за униженье
Любезной родины своей.

…Согратль готовится к осаде. Чтобы ускорить строительство крепости, старейшинами было принято беспрецедентное решение, сломать и перенести к месту строительства каменные надмогильные памятники. Кто знает Дагестан, понимает, что такое ломать надмогильные памятники предков. Но согратлинцы решили, пусть предки тоже участвуют в борьбе за свободу. Все камни были перетащены к месту строительства крепости женщинами.

31 октября царские войска занимают боевые позиции напротив Согратля и начинается его осада. 2 ноября Согратль окружен. С раннего утра идет бомбардировка и после сильного артобстрела начинается штурм крепости, продолжавшийся почти двое суток. Наступление идет с трех сторон. В 4 часа дня часть стен передовых укреплений разрушены и царские войска, превосходившие горцев численностью в 10 раз, не сумев овладеть крепостью, забив все входы и выходы в крепость соломой подожгли ее. В 10 часов вечера – непрерывный бой стих и на месте защитной башни образовалась груда камней, которая засыпала подвал башни, образовав свежую могилу защитников. Ночью между руководителями начинаются разногласия о целесообразности дальнейшей борьбы, а 3 ноября в 8 часов утра – согратлинцы присылают своих старейшин с изъявлением покорности. В этот же день царскими войсками было истреблено 13 аулов.

8 ноября из Согратля были выселены жители, а селение разрушено и сожжено. Ругуджинцы, как родных приняли обескровленных согратлинцев в свои семьи. Несколько дней подряд, не смыкая глаз, без воды и пищи, проявляя беспримерное мужество, последние из оставшихся в живых защитников крепости отчаянно отбивали бесчисленное количество атак русских. Маленький клочок земли, площадью всего в несколько десятков метров, был до основания вспахан тяжелыми ядрами пушек. Против укрывшихся в темном подземелье осажденных было использована горящая смола, которую каратели выливали на головы умирающих от смертельных ран последних защитников Согратля. Защитникам особые мучения доставляла жажда, т.к. в чане для запасов воды приходилось гасить зажженное тряпье, пучки сухой травы и ветки, забрасываемые в бойницы амбразуры, осаждавшими крепость.

Сохранилась могила одного из гази, который в поисках родника выполз из этого круга ада с вывалившимися внутренностями и отдал душу Аллаху и борьбе за свободу, не дойдя всего несколько метров до источника. Рядом с его могилой построен зиярат, и люди, посещая это место, совершают здесь намаз.

Хотя русские войска фактически победили, все прекрасно понимали, что победила лишь сила, заключающаяся в численном превосходстве противника. Следствие было дикое и ужасное. Полуживых, израненных, без сил лежащих у стен крепости и вокруг горцев, солдаты разрубали на куски, конечности отделяли от тела, которые, как и отрубленные головы, спускали по крутому склону горы вниз. Где впоследствии сестры и матери, жены и невесты жертв подбирали останки героев и хоронили.

У подавленных увиденным, психологически надломленных от потрясений сельчан слез не было – они давно высохли, не сотрясал родные горы плач – горе уже давно было выплакано. Кровопролитие давно стало повседневностью. Сверху донизу, тут и там, валялись обезображенные тела мучеников. С высокого неба доносилось тревожное клокотанье орлов. Низко над ущельем кружились огромных размеров черные грифы.
Согратля не стало, на месте сожженного аула остались лишь закопченные каменные стены. Это были руины аула. (Новый Согратль будет построен немного выше).

9 ноября отряд царских войск вел тысячи пленных со связанными за спиной руками, подвергая их в пути насмешкам и оскорблениям. Руководители и активные участники восстания были преданы военно-полевому суду. Казнено 274 человека. В назидание, четырех руководителей восстания казнили публично, согнав все население из окрестных аулов. Их тела не разрешали снимать с виселицы, но в одну из ночей ругуджинцы выкрали их. По труднодоступным горным тропам, преодолев за ночь десятки километров скалистой горной дороги, тела четырех согратлинцев доставили в сожженный Согратль. На рассвете тела были преданы земле, а известная аварская певица Анхил Марин, сложила песню о бесстрашных героях. С 17 декабря по 15 января 1878 г. продолжалось отправление арестованных в ссылку. По официальным данным 4875 семейств, что равнялось приблизительно 30 тыс. чел. Половина из них умерла в местах заключения.
С гор спустившись, идут по тракту,
Звеня оковами на ногах
В молчании, но с печалью на глазах
Горцы, окруженные русскими солдатами
Позади глядят на них жены и дети,
Плача навзрыд, текут ручьями слезы.
Матери старые протяжные песни поют
Ведь их сыновья идут в Сибирь, откуда нет возврата.

Идут они, идут навечно в Сибирь —
В чужедальнюю сторону, лишенные родины.
Разлучены герои навечно от родных семей,
От мест родных, честь которых защищали в боях.

Никто в целом мире не произнес ни одного слова в защиту горцев. Пылкая, подвижная, легко воспламеняющаяся, бурная в своих порывах Чечня, и уравновешенный, холодно-рассудочный, спокойно хранящий не менее горячее сердце – Дагестан – опять безрезультатно пытались обрести свободу.

Сколько же таких ярких страниц в жизни кавказских народов! Разве мало было проявлено героического духа и жертвенного порыва! Восстание горцев в 1877 г. – это поединок Голиафа и Давида. У народа, способного на такой подвиг, есть будущее. Такой народ можно истребить, но такой народ нельзя поработить, нельзя сломать его духа. Говорят, что каждый народ вправе гордиться той историей, которую он имеет. И в большей мере это относится к горцам Кавказа!

, раздел: История

Автор: Наталья Абдуллаева / Источник: "Школа жизни"
28
0

Поделиться

0

07 Фев 2009 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля