Свадьбы, обряды и адаты

27
0

Поделиться

30 Ноя 2003 г.

Свадебный ритуал шитлибцев состоит из трех актов: сватовство, сговор, свадьба. Все акты состоят из определенных ритуалов и обрядов, сопровождающихся обрядовой поэзией. Свадебно-обрядовая поэзия — часть свадебного ритуала, поэтому свадьба без него не существовала.

В песнях свадебного обряда пелось не только о женихе и невесте, но и друзьях, родителях, родственниках, а также об их отношении к свадьбе и создании новой семьи.

Свадебная поэзия шитлибцев, как и у многих дагестанцев, весёлая, праздничная и возвышенная. Традиционная шитлибская свадьба, как и у всех народов, имела определенное назначение — взять хорошую невесту из приличной семьи. Приличными считались те семьи, которые имели достаток в доме и уважение в селе. А сама невеста — здоровая и сильная, так как её берут для работы в поле и дома. Обычно невесту выбирали родители, а у девушки не всегда спрашивали согласия. При выборе невесты предпочтение отдавалось своему тухуму. В Шитлибе браки заключались преимущественно по сватовству. Брачный возраст девушек колебался от 14 до 18 лет, юношей от 16 до 30 лет и старше.

Сватовство в Шитлибе состояло из двух актов: предварительного спроса о согласии на сватовство и сватовство (обручение). Период обручения длился от 2 до 8 и более лет. Для спроса о согласии родителей девушки на сватовство в прошлом ходил близкий родственник — уважаемый в тухуме человек. Лишь получив положительный ответ, родители парня посылали сватов.

Сватать в прошлом ходили 1-2 человека. Они относили невесте подарки. После сватовства родители жениха и невесты необходимо было сговориться о точных сроках свадьбы и объявить об этом односельчанам. Следует отметить, что в отличие от обычаев других селений в Шитлибе ходили на свадьбу без приглашения. После обручения родственники жениха и невесты близко сходились между собой, помогали друг другу во всём. В дни религиозных и народных праздников родители жениха делали подарки невесте. Жених с близкими людьми ходил в гости к невесте.

До свадьбы, когда оставалось пару дней, совершался обряд бракосочетания (магъар). Этот обряд совершался почта тайком, так как боялись порчи жениха. Этот обряд совершался в доме жениха с участием отца или близкого человека, а также родственника со стороны невесты, которому дали «пурман» (разрешение) на проведение данного обряда. При проведении бракосочетания присутствовали по два свидетеля с обеих сторон. Обряд завершался чтением 112 суры из Корана (кьулгьу) и угощением всех присутствующих на обряде.

Подготовка невесты. В этот день с раннего утра идет подготовка невесты. У нее собираются близкие родственницы и подружки. Невесту купают и наряжают. Во время одевания невесты не забывали дать ей и последние напутствия. Это делала мать невесты, которая чаще всего говорила: «Поведение этого дома оставь здесь, а у жениха пользуйся поведением их дома!» Муж всегда будет доволен тобой, если сумеешь с радостью ужиться с его родителями, родственниками. Для невесты подготавливали чемодан с халвой и другими подарками и маленький чемодан с личными вещами невесты. Привод невесты в Шитлибе являлся центральным актом свадебного торжества. Для привода невесты составлялось свадебное шествие из родственников жениха. Сам жених в приводе невесты не принимал участие. Свадебное шествие являлось в дом невесты, и устраивали перед домом танцы и пели песни. Потом их приглашали в дом родителей невесты и угощали. Столько же людей в свадебное шествие назначала и сторона невесты. Среди них распределялись обязанности. Так, те, которые должны были вести невесту (двое женщин). Из мужчин назначалась охрана для свадебного шествия. Одна женщина отвечала за выкуп невесты в случае остановки свадебного шествия на дороге. Когда свадебное шествие было готово, чтобы невеста вышла из дома, исполняли специальную обрядовую песню-приглашение для невесты. После обрядовой песни, под возгласы собравшихся, выводили невесту под руки из дома Выводят невесту, окруженную подругами. Она наряжена в красивое платье, в старинный платок, лицо закрыто вуалью (пардав), впереди держат зажженную керосиновую лампу, перед ней ведут телку (корову), тащат большой сундук, обитый цветным металлом, за ними идут нарядные девушки и женщины, мужчины, несущие приданное. Впереди шествия идут несколько мужчин с кувшинами бузы, вина, водки с закуской, которые предлагают новобрачным. При входе невесты в дом жениха его мать на голову невесты бросает различные сладости: шоколадные конфеты, орехи и др., которые молниеносно подбирают дети из-под ног взрослых.

Невесту и ее подруг приглашают в красиво убранную кунацкую. Перед ними ставится «ул» (низкий стол), искусно накрытый конфетами, халвой, различными испеченными сладостями, тортами, пирожными, бутылками разных напитков. Этим столом распоряжается старшая подруга невесты которая дипломатично требует к себе, невесте и гостям внимания.

В комнату невесты жениха ведет его друг, через некоторое время друг жениха покидает их, вслед за ним выходит подруга невесты. Они, озабоченные покоем новобрачных, оберегают их от любопытных и завистливых. Может, кто спрятался под кроватью, нет ли подслушивающих на крыше или под окном и дверью. Они ревностно оберегают покой новобрачных и сами с большим интересом следят и подслушивают за «борьбой» жениха и невесты.

Утром в комнату новобрачных первой заходит подруга невесты, убирает их постель и показывает доказательности невинности невесты родителям жениха. Тогда негласно расходится молва об этом, их поздравляют «с добрым утром».

Иногда бывают драматичные случаи, когда жених не может взять невинность, тогда говорят, что «жених связан по заклинанию кровников, завистников». И наоборот, если же невеста неудачника оказалась не девушкой, то жених или тотчас выгоняет ее, или временно оставляет по ее просьбе или из уважения к ее родителям и родственникам. К большому сожалению, в Шитлибе подобные события имели место.

Наставницы невесты и сама невеста не прикасались к еде, пока мать жениха не давала невесте мед и орехи. К вечеру в сопровождении своего друга жениха приводили к невесте.

На следующий день с утра продолжается одаривание невесты деньгами, и начиналось главное свадебное торжество с музыкой, танцами, песнями и пиршеством. Утром невеста вручала близким родственникам жениха подарки.

Мужчины и женщины садились пировать сначала отдельно, потом — вместе. Свадьбой руководит тамада «всенародно избранный шах» (один из дипломатичных, авторитетных родственников) и 2 или 3 помощников-исполнителей. Тамада обладает неограниченной властью, и все участники свадьбы беспрекословно исполняют его распоряжения и указания.

Тамада объявляет танец невесты и жениха, согласно ритуала. По завершении этого танца к вечеру в сопровождении подруг невесты и друзей жениха идут в свой дом. К вечеру гости расходятся, а в доме жениха остаются мать, подруга невесты и друг жениха.

На вторые сутки родители жениха приглашают родителей невесты, а также близких родственников и родителей невесты, устраивают маленькую свадьбу.

На третьи сутки после свадьбы невесту в сопровождении девушек, женщин и мужчин с музыкой, песнями провожали к роднику по воду. По пути салютовали выстрелами из ружья (сегодня этот ритуал украшают выпусканием ракеты из ракетницы или хлопушки), и это шествие сопровождалось угощениями женщин сластями, мужчин напитками.

Такие свадьбы шитлибцы играли до 1985 года, затем начали сокращать некоторые ритуалы. Эти сокращения привели к тому, что свадьба заканчивается в течение одного дня.

Сейчас в селении Шитлиб живут одни старики, поэтому свадьбы стали редкостью. В настоящее время, в основном, шитлибцы живут в различных городах Дагестана и селении «Новый Шангода-Шитлиб». Теперь шитлибцы играют свадьбы в банкетных залах с приглашением односельчан, проживающих в других городах и районах. На свадьбах звучат народные песни и национальная музыка в исполнении современных ансамблей и певцов.

Адаты — неписаные законы горцев. Обычаи и традиции горцев в совокупности всех норм обычного права (адаты) сложились на протяжении многих веков.

Шитлибские адаты — уважение старших, забота о больных и детях, почитание родителей, гостеприимство, куначество, взаимовыручка и взаимопомощь, ответственность за свой род (тухум), доброта, трудолюбие, честность, верность данному слову и присяге, милосердие, неприятие лжи, готовность к защите своей общины, ненависть к врагам, отзывчивость, ответственность за воспитание детей, презрение к слабодушии и трусости, мужество и самоотверженность и т.д. — были неписаными законами горцев, нормами их поведения.

Шитлибцы всегда любили гостей. Семьи, куда приезжали, считались самыми счастливыми. Особо много гостей в Шитлиб не приезжали из-за бездорожья и меньшего количества жителей.

Вместе с тем нужно отметить, что в нашем селении нашли вторую родину жители из Тебекля Акушинского района, из Телетля Советского района, из Аймаки Буйнакского района, из Бухты, Мегеба и Шангода Гунибского района. В колхозе работали много чабанов, приехавшие из разных даргинских и аварских сел. Некоторые из них женились на шитлибских женщинах и создавали свои семьи. Отношение к этим людям было самое радушное и доброе. Очень интересна судьба двух братьев, которые приехали работать чабанами. Оба брата Магомед и Ибрагим женились на шитлибках, у них родились дети. И в настоящее время Ибрагим живет со своей женой Пасихат. Они счастливы, что создали семью и нашли вторую родину в селении Шитлиб.

Весенние обряды

Праздник первой борозды — это мусульманский Новый год, который называется в среднеазиатских республиках и южном Дагестане «Наврузом», а у горцев праздником «оц бай». В Шитлибе этот праздник был одним из самых любимых и веселых. К празднику готовились заранее. Женщины выпекали большие баранки хлеба «гор, кIулач», утыканные яйцами, орехами и украшенные лентами и лоскутами ткани. Вместе с большой баранкой вешали на рога быков и маленькие баранки.

В назначенный день, обычно в начале марта, все сельчане собирались на условленном месте, обычно около здания школы или канцелярии. Задолго до дня первой борозды взрослые тренировали скаковых лошадей, готовили бузу и резали барана или теленка на случай победы коня на скачках.

Мужчины отправлялись в поле, где должны были провести первую борозду. Пахари одевались во все новое, чтобы урожай был богатым. Из быков выбирали самых лучших, их наряжали самыми разноцветными лентами и тканями.

Как только пахари начинали проведение первой борозды, нападали на них, бросали кусочки земли, мазали лицо грязью. Во время проведения борозды собравшиеся приговаривали: «Пусть расцветут поля. Пусть год будет благополучным и урожайным».

После проведения ритуальной борозды устраивались спортивные различные состязания, главным из которых был бег. Соревнование по бегу устраивались по возрастным группам среди детей, взрослых и стариков. Кроме бега проводили соревнование среди камнеметателей. Праздник первой борозды завершался скачками лошадей. На скакуна и жокея одевали дорогую одежду. Хозяин победившего коня получал подарки.

После завершения всех видов соревнований победителей награждали, и все сельчане за одним столом в клубе или на открытой площадке устраивали торжественный обет в сопровождении музыки, песен и танцев.

Сейчас такие праздники стали редкими. Многие посевные угодия заброшены, обработать земли некому, быков и лошадей в хозяйстве практически нет.

Праздник первой борозды в Шитлибе остается только как обряд бывших жителей села.

Молитвы о дожде

Для жителей сельских районов урожай зерновых, картофеля и других культур и трав на полях для скота зависит от дождей. Засуха для жителей сел — это страшное бедствие. В Дагестане была большая засуха в 1913 году. Горцы говорили, что это божья кара за грехи. Поэтому один из таких дней Шитлибцы посвящали посещениям святых мест, раздаче «цадакъа», делали жертвоприношения. Святым местом в нашем селении считается маленькое кладбище в центре селения и некоторые места, где похоронены жители, погибшие в битве с Надир-Шахом. Обычно мулла читает молитву в сопровождении пения «лайла» женщин, умаляя бога о послании дождя.

Бывало, что непрерывно поливали дожди, которые мешали созреванию и уборке урожая. Паводки разрушали мосты и дороги, вызывали обвалы. В таких случаях религиозные мужи села выходили из дома, поднимались на крышу или на вершину холма у села и читали из корана суры с надеждой улучшения погоды и создания условий для созревания урожая.

Я помню в детстве, как мой дедушка Омар из какой-то религиозной книги читал эти молитвы. Одни молитвы читались для прекращения дождей, а другие — для взывания их!

Среди жителей села были и другие религиозные деятели, которые читали молитвы с аналогичными просьбами, обращенными к Аллаху о погоде.

Культурная революция

Грандиозные успехи в области народного хозяйства, достигнутые горцами Дагестана за годы советской власти, сопровождаются, как и всюду, большими изменениями в социальной и культурной жизни сельского населения. Новое, социалистическое здесь, как и в других республиках, рождалось в ходе острой борьбы с классовыми врагами и с пережитками прошлого в сознании и в быту трудящихся. В этом отношении наиболее показательным и в то же время типичным примером служит наше село Шитлиб.

До 1930 года, то есть до открытия начальной школы, в селении не было грамотного человека, который мог писать и читать, кроме как по-арабски. Письменность до этого периода в горах была на арабском алфавите (аджам). Почти всё взрослое население умело писать и читать по аджаму. Но советская власть считала их неграмотными. В тридцатых годах по всему Дагестану, во всех селениях началась компания по обучению населения грамоте на латинском алфавите. Называлось это ликбезом (ликвидация безграмотности).

С 1928 года введен латинский алфавит. В 1937 году Президиум ВЦИК удовлетворил ходатайство трудящихся Дагестана о переводе письменности народностей республики с латинизированного на русский алфавит. В Шитлибе на русский алфавит, как и повсеместно в Дагестане, перешли в 1938 году.

Советская власть стала проявлять заботу о людях, в том числе и о повышении их культурного уровня. По окончании гражданской войны и коллективизации в селении Шитлиб, как и в других селениях, работали культармейцы. Мой отец Омаров Магомед, когда ему исполнилось 18 лет (1930 год), поступил на курсы культармейцев и после окончания этих курсов мы течение двух лет учил односельчан чтению и письму.

В начале 30-х годов юноши селения Шитлиб ходили в школу в соседнее лакское селение Палисма. Обучались, конечно, на лакском языке. В 1931 году открылась начальная школа в Шитлибе. Школа находилась в частном доме у Шуайбова Магомеда, в последующем школа была переведена на один год в дом Омарова Магомеда (его считали в селении самым богатым человеком). Сюда ходили учиться мальчики из соседнего селения Шангода. Учителем был Адамов Адам. Обучались на латинском алфавите. Строительство нового школьного здания было завершено в 1933 году. К этому времени в селение после окончания годичной советско-партийной школы в селении Кумух приехал Магомед Омаров, который стал заведующим Шитлибской начальной школы. Вместе с ним работала учительница из Чоха — Гайдарова Патимат. В новой школе уже учились все дети селения — мальчики и девочки.

Первым учителем, который имел аттестат об окончании в 1942 году Буйнакского аварского педучилища, был Омаров Магомед Омарович. Он был строгим и принципиальным педагогом.

После окончания начальной школы продолжить учебу в 1937 году из селения в Гуниб поехали двое мальчиков: Адамов Омар и Гаджиев Абдулла. По окончании Гунибского педучилища Адамова О. призвали в армию, и он погиб на фронте. Гаджиев Абдулла работал учителем во многих школах Гунибского района в течение 30 лет.

С начала 40-х годов, по окончании начальной школы дети стали ходить в Мегебскую семилетнюю, а потом среднюю школу. Многие окончили Согратлинскую среднюю школу, а оттуда поступали в средние специальные и высшие учебные заведения республики Дагестан.

Первыми, окончившими Согратлинскую среднюю школу и поступившими в вузы, были: Омаров Шамиль Магомедович — медицинский институт (лечебное дело) — окончил в 1961 году; Кадирова Абидат Абдулкадировна — педагогический институт (физико-математический факультет) — окончила в 1963 году.

В настоящее время высшее и среднее специальное образование имеют более 100 человек.

Абдуллаев Ибрагим Абдуллаев Шахбан Абдуллаева Аксана Абуркасов Шамиль Абуркасов Юнус Алиева Роза Баширов Исмаил Баширова Биркис Баширова Зада Баширова Заира Баширова Хадижат Гаджиев Арсен Гаджиева Джамиля Гаджиева Майсарат Гаджиева Патимат Гаджиева Роза Газиев Гази Газиев Зайну Газиев Тажу Газиева Батина Гамзатов Гамзат Гамзатова Зарема Гамзатова Раисат Гамзатова Мадина Гапуров Мурад Гапуров Ризван Гапуров Фатаали Гапуров Жаватхан Гапуров Заур Гапурова Патимат Гусейнова Жавгарат Давудов Арсен Давудов Иманали Дибиров Абдулла Дибиров Давуд Дибиров Магомед Дибиров Максуд Дибирова Меседо Дибирова Патимат Жамалов Жамалутин Кадырова Абидат Каралов Абуркас Омаров Анзор Омаров Ахмед Омаров Камал Омаров Магомед (Шарапудинович) Омаров Магомед (Гаджиевич) Омаров Мурад Омаров Омар Омаров Шамиль Омаров Шарап Омарова Зульфия Омарова Сакинат Омарова Сидрат Патахова Айшат Раджабов Арсен Раджабов Заирбег Раджабов Раджаб Раджабов Руслан Раджабов Шамсутин Раджабова Хадижат Саидов А-Самад Суяейманова Рукият Хабибова Хадижат Шапиев Курбан Шапиева Хулаймат Шуайбов Багавутин Шуайбов Малик Шуайбов Суяейман Шуайбов Хайдар Шуайбова Аминат Шуайбова Написат Шуайбова Басират Шуайбова Саида Шуайбова Муи Шуайбова Эмиля

Наступило хорошее время, когда колхоз стал крепким, богатым, рентабельным, и самое главное, колхозники стали зажиточными, упорно стремились к знаниям и культуре.

В селении функционировали начальная школа, медицинский пункт, клуб, библиотека. Шитлибская молодёжь никогда не успокаивалась на достигнутом. Окончив среднюю школу, получив высшее образование, шитлибцы учились в аспирантуре, ординатуре, докторантуре и успешно защищали диссертации. На сегодня в данном маленьком селении 5 кандидатов наук: Алиева Р., Омаров Ш. М., Омаров М. Ш., Дибиров Д. А., Газиев Г. М., один доктор медицинских наук, профессор — автор этой книги Омаров Ш. М. Немало у нас заслуженных врачей и учителей РФ и РД, работников культуры и науки.

Считаю необходимым упомянуть имена таких замечательных педагогов, как Заслуженный учитель РФ и РД Омарова А. А., более 10 лет работала директором первого республиканского инновационного учебного заведения, ныне Республиканский многопрофильный лицей имени члена-корреспондента АПН Магомедова А. М.; директора Республиканского многопрофильного лицея, учителя XXI века; исполнительный директор при министерстве образования по компьютеризации сельских школ, Заслуженного учителя РД, Народного педагога, кандидата физико-математических наук Омарова М. Ш.; учителя химии и биологии высшей категории Шангодинской средней школы Гунибского района Магомедовой СО.; учителя-физика той же школы Баширова И. М., филолога — Абдуллаева Ш. А.; ныне пенсионера Гаджиева А. Г. и др.; заслуженных врачей РД — Гамзатова Г. М., Гаджиевой Р. А., заместителя главного врача республиканского Госсанэпиднадзора Омарова А. Ш., ассистента кафедры клинической фармакологии Дагестанской государственной медицинской академии Омаровой З. Ш., заслуженного работника образования РД, директора детсада МВД РД Шапиевой А. П., старшего лаборанта кафедры биологии Дагестанской государственной медицинской академии Омаровой П.А. — в 2000 году была награждена за трудовые успехи в подготовке специалистов здравоохранения почётной грамотой Министерства здравоохранения РФ.

Музыкальное искусство шитлибцев своими корнями уходит в далёкое прошлое. Об этом свидетельствуют дошедшие до наших дней обрядовые песни и танцы. Самыми древними музыкальными инструментами были дудка — свистулька, соломенная свирель, зурна — более сложный духовой инструмент, без которого в селении не проходит ни одно увеселительное мероприятие. Следует отметить, что в Шитлибе сама музыка (свадебная, торжественная)называлась барабан-зурна. Барабан является древнейшим музыкальным инструментом. При его отсутсвии в прошлом использовали и медный тазик. Чунгур, а позднее и кумузы шитлибцы приобретали у известных мастеров из других сел, сами изготавливать не умели. Чунгур в Шитлибе стал ведущим музыкальным инструментом, а позднее здесь появились и другие инструменты: мандолина, скрипка, баян.

Основными праздниками, сопровождавшимися музыкой в Шитлибе, были: праздник первой борозды, проводы в армию, рождение ребенка, выборы, приезд в селение почётных гостей и т.д. Несомненно, самым главным музыкальным праздником являлась свадьба. Нам удалось собрать некоторые сведения о музыкантах. Многие чабаны и пастухи не только изготавливали самодельные свирели, но и играли на них. Известными зурначами в селении Шитлиб были: Нухов Жахбар; Габилов Магомед Али; Дибиров Цаху; Давудов Магомед Камиль; Халилов Абдурашид; Хабибов Магомед. На чунгуре и мандолине хорошо играли: Ахмедов Абдулкадир; Омаров Али; Шуайбов Шуайб; Гаджиев Абдулла; Гамзатов Магомед; Исмаилов Хабиб. На скрипке играл Исмаилов Абдулла, его музыкальные способности перешли и к сыну Исмаилову Арипу. На баяне играл младший брат Абдуллы Исмаилов Ахмед.

В песенном репертуаре шитлибцев присутствуют разные мелодии: весёлые, грустные, быстрые, протяжные и т.д. Песни исполняют лирические, героические, любовные и шуточные. Среди известных певцов прошлого шитлибцы называют: Маллаеву Жавгарат, Давудову Батину, Гайдарову Баху, Омарову Хадижат. В 1960-е и последующие годы известными певцами среди женщин стали: Дибирова Марьям, Габилова Хадижат, Гамзатова Салихат и другие. Среди мужчин популярными певцами считались: Габилов Магомед Али, Архулов Багавудин, Хазамов Магомед, Омаров Магомед Гаджи, Омаров Али, Гаджиев Абдулла, Исмаилов Арип, Дибиров Максуд и Дибиров Эльдар.

История художественной самодеятельности села началась в начале 1950-х годов. К сожалению, нам не удалось точно установить имена первых её участников. Художественная самодеятельность получила развитие в 1960-е годы, когда почти еженедельно в субботний день устраивались танцы в клубе. На таких танцах до поздней ночи оставалась и молодёжь из соседних сел (Палисма, Мегеб, Шангода). Активными участниками и организаторами песен и танцев были зав. клубами и художественной самодеятельности: Сулейманов Абусупьян, Халилов Шамхал, Гайдарова Айшат, Исмаилов Арип и др.

Сельхоздеятельность, быт и досуг

Еще в глубокой древности земледелие и скотоводство были развиты на территории селения Шитлиб. Более 20% пахотных земель были естественными, около 80% составляли террасы. Террасы — один из показателей высокой земледельческой культуры имеют в Дагестане многовековую историю. Самые древние террасы в Шитлибе расположены в местности «Къурул рагъалда» и т.д. Трудно даже представить, с каким трудом создавались предками эти маленькие участки. Здесь можно выделить террасы разных конфигураций, в том числе созданных с помощью подпорных каменных стен. Применение плуга привело к увеличению обрабатываемой площади земли.

Основными формами землевладения в Шитлибе являлись: общинное землевладение (джамаатские земли), частные земельные угодья, примечетская земельная собственность (мечетские земли).

Джамаатские земли находились в собственности всех членов общества. Пользование этими землями регулировалось обычным правом. Спорные вопросы решались на общем сходе джамаата села.

В селении Шитлиб почти 90% крестьян имели земли, у какого-то тухума больше, у другого рода меньше. В Шитлибе не было крупных землевладельцев. В частной собственности находились более 90% земельных угодий, а также покосные земли и лесные угодья. Владелец частных земельных угодий мог свободно распоряжаться своей землей. Он мог продать свои земельные угодья, подарить, передать по наследству, уплатить за кровомщение, сдать в аренду, передать в пользу мечети и т. д.

Возникновение примечетской собственности на землю связано с утверждением ислама. Существует несколько форм возникновения примечетских земельных угодий: земельные угодья, завещанные отдельными землевладельцами в пользу мечети (такие земли в Шитлибе, как и в многих других аварских обществах, получили название вакуфные земли, т.е. «завещанные земли»). Верующий, завещавший свои земельные угодья в собственность мечети, надеялся на отпущение своих грехов, так как часть доходов от этих земель шла на поддержание сирот и инвалидов. Таким же образом пополнялись и джамаатские земли, так как некоторые землевладельцы завещали свои земли или дарили общине. Назывались такие земли – оставленные для общины. Земельные угодья оставшиеся без наследника, по решению джамаата передавали в собственность мечети.

В основном шитлибские землевладельцы обрабатывали свои земельные угодья самостоятельно, силами семьи. Часто во время сельскохозяйственных работ, когда самостоятельно не могли справиться с работами, устраивали «гвай» (взаимопомощь), на которые собирались родственники, друзья соседи. После окончания работ хозяин устраивал для участников торжество с угощением или давали подарки. В Шитлибе практиковалась аренда, при которой арендатор половину урожая оставлял себе, половину отдавал землевладельцу. Такая форма чаще применялась при использовании вакуфных земель. Но сдача вакуфа в аренду осуществлялась только по решению джамаата села или духовенства.

Самое больное место крестьян — это обеспечение семей своим хлебом. Малоземельные шитлибцы так аккуратно обрабатывали свои скудные участки земли — еще и еще раз водили волов с сохой по верхнему и нижнему краю террасы, что, казалось, вот-вот волы провалятся в обрыв. После распашки террасы женщины разбивали комья, разравнивали борозды, подбирали сорняки и сажали картошку. Детворе приходилось целыми днями возить на ишаках сначала удобрения, затем сено, скошенный хлеб на гумно домой. Кроме того, особенно детям, пожалуй, и взрослым мужчинам и женщинам, приходилось выполнять такую нудную работу — после жатвы подбирать колосья и подготовить площадь для последующего посева.

Своим хлебом кормить всю семью за счет урожая, полученного со своего участка, не всегда удавалось, поэтому шитлибцам приходилось ездить в разные села района, в частности, в селение Салта, Кудали, Казикумух, села других районов. Обычно шитлибцы выменивали продукты животноводства на кукурузу, фасоль, пшеницу, фрукты и овощи. Возделывались на полях Шитлиба пшеница, рожь, ячмень, просо, овес, горох и чечевица.

Главная тяжесть в сельскохозяйственных работах ложилась на плечи женщин: прополка, очистка от сорняков, вязание снопов, перевозка на гумно. Мужчины принимали участие в пахоте и скирдовании. Обмолот производился с помощью молотильных досок вроде широких лыж, в которые снизу вбивались особой твердости камни. На молотильные доски укладывали небольшой груз и с помощью быков ездили по расстеленным на току снопам. Участников молотьбы после завершения работ приглашали на обед, а детям дарили сласти.

Токов для молотьбы в Шитлибе было четыре. Мякина использовалась в качестве корма для скота, а также как строительный материал. Зерно же, очищенное и высушенное, мололи на водяных мельницах соседних селений Мегеба, Палисма, Согратль, иногда Шангода. Чаше всего ходили на мельницу селения Палисма Лакского района, где мельником работал выходец из селения Шитлиб Халилов Ахмед. Он был очень честным, порядочным и интересным собеседником, за помол брал меньше, чем другие мельники! Лично автору книги с дедушкой Омаром приходилось возить на ишаках зерно для помолки в мельницу Ахмеда. Всегда Ахмед угощал гостей, а дедушка Омар очень часто оставался ночевать у него. Они готовили свое любимое национальное блюдо — аварский хинкал с курдюком и за трапезой проводили время, читали суры из корана, обсуждали житейские проблемы.

Земельные угодья ныне находятся в неприглядном, запущенном виде. Пахотная земля в размере 25 соток каждые 10 лет по жребию распределяется между сельчанами. Очевидно, поэтому владельцы не заботятся о своих участках, которые через определенное время должны прейти к другим жителям села. Земли заброшены, они не обрабатываются и с каждым годом пахотные земли превращаются в пастбища.

В настоящее время, когда бывшие сельчане имеют свой транспорт, они завозят продукты питания из городов и районов, что намного облегчил труд оставшихся стариков и пенсионеров села.

Главную роль в развитии частного хозяйства и экономики села играло животноводство. Сельскохозяйственная отрасль, как и в других селениях, возникла много лет назад. Животноводство села включало в себя овцеводство, скотоводство, коневодство, птицеводство, пчеловодство и др.

Особое место занимает овцеводство. Шитлибцы разводили отары овец, перегоняли их с летних пастбищ Цунтинского, Лакского районов на зимние кутаны и обратно в горы на летние пастбища. Многие шитлибцы работали чабанами. Что касается работы чабана, то можно сказать о ней, что она самая тяжелая работа, которая требует постоянного нахождения чабана под открытым небом в любую погоду от зари до зари, оберегания отар от волков и медведей, рискуя своей жизнью, укутавшись в бурку рядом с овчаркой. Зимой чабаны зимовали в неотопляемых, сырых землянках, без каких-либо элементарных условий жизни. Вечером им приходилось смазывать чарыки бараньим жиром, сушить талма (мох). Все создавало духоту, неприятный запах. Чабаны ложились спать, не раздеваясь, питались плохо, каждый «хинк» был на учете. Чабаны, работавшие круглые сутки в течение года, получали 10-12 баранов в год от колхоза. Детей, семью они могли видеть во время перегона овец 2 раза в год.

В Шитлибе постепенно росли отары овец особых шерстяных пород. Барановоды приобретали пастбища на кутанах и в высокогорных аулах.

После создания колхоза, как мы отмечали раньше, произошли коренные изменения в развитии экономики колхоза, а также в развитии животноводства. Улучшились породы овец, коров, увеличились кормовые базы, появились современные фермы. Жизнь чабанов и доярок улучшилась, появились жилые дома для доярок и чабанов. Оплата за труд чабанов и доярок увеличилась.

Отдельные хозяйства в прошлом занимались пчеловодством. В далекие времена в селении Шитлиб пчел содержал Магомед Омаров, Архулов Архулав (старший), Омаров Омар. В последующием разведением и содержанием пчел занимались Омар Алиев, Абдуяла Исмаилов, Магомед Халилов, Савдат Омарова. В последние годы пчеловодством успешно занимаются Шамхал Халилов и Исмаил Баширов. Так, для содержания пчел в прошлом из прутьев берез и липы плели ульи, обмазываемые снаружи глиной. На передней стенке оставляли леток, который на зиму закрывали наглухо. За лето пчелы роились около 5 раз. Вылетевший из улья рой садился поблизости. Чтобы рой далеко не улетал, ударяли камешками друг в друга и посвистывали. Затем пойманный рой пересаживали в новый улей. Мед из ульев брали осенью, для чего их переворачивали, пускали дым из тлеющего моха. Затем вытаскивали соты. В 1960 году пчеловод Абдулла Исмаилов привез в село ульи заводского изготовления и начал разводить пчел рамочным способом. Ныне к такому способу перешли все пчеловоды. Извлекают мед из сотов с использованием специальной медогонки или откладывают мед в виде сот для их последующей реализации. Шитлибский мед считается ценным, разнотравным, экологически чистым, так как в селении поля и пастбища не подвергаются химической обработке, а также не удобряются химическими удобрениями.

В Шитлибе большинство мужчин являлись ремесленниками, в основном лудильщиками, кузнецами, сапожниками, каменщиками. Известными лудильщиками и кузнецами были Гаджи Гаджиев, Гусей Гусейнов, Гапур Исмаилов, Абдулла Абдуллаев (Мохрочил), Сулейман Сулейманов, Багаудин Архулов, Джамал Джамалов и др.

Известными сапожниками были Омар Алиев, Магомед Омаров, Мирза Шапиев, Ахмед Кадыров, Каралав Сулейманов, Рашид Халилов и др. Сшитая обувь мастерами Омаром, Ахмедом и Мирзой славилась не только в селении Шитлиб, но и в других лакских селах.

Многие шитлибцы жили бедно и для обеспечения своих семей они были вынуждены выезжать на заработки на Азербайджанские нефтяные промыслы, в Темир-Хан-Шуру, Порт-Петровск, Ростов, Грозный и другие города России. Там они работали в качестве мастеров, сапожников, лудильщиков, рабочих нефтепромыслов, на других работах. Сохранилось предание о том, что жители селения Шитлиб занимались ювелирным делом. Правда, по имеющимся данным, известно о ювелире Айшат Исмаиловой. Она занималась изготовлением разнообразных женских колец, браслетов, сережек и других украшений женской одежды из драгоценных металлов. К большому сожалению, золотые украшения и серебряные изделия ювелира Айшат исчезли из дома. Существует предание о том, что после гражданской войны все изделия были отправлены в селение Бухты и Обох к ее родственникам. До сих пор остается загадкой, где и у кого хранятся эти ювелирные изделия Айшат.

В одно время сумахи и шерстяные коврики, зимние одеяла и другие ткацкие шерстяные изделия готовили для своих нужд дома компаниями женщин и девушек, работой которых руководила опытная мастерица.

В селе были специалисты-зубные техники Сулейманов Сулейман и его брат Магомед, самоучки, без специального образования, и умели искусно ставить металлические коронки.

Одной из самых распространенных форм досуга являлось посещение мужчинами годекана с целью общения. Здесь мужчины не только обменивались новостями, советовались, беседовали и занимались некоторыми работами (обрабатывали овчину, пропуская ее через каменные мялки), то есть на годекане стояли специальные приспособления для обработки кожи и шкур.

Одной из форм досуга был мальчишник или посиделки у огня; девичник или вечеринка на дому. На посиделках («гвай») расчесывали шерсть, плели веревки, вязали носки и джурабы, пели песни, беседовали и т.д. Самыми распространенными играми в Шитлибе были прятки, жмурки, бросание камней в цель, катание на санках, игра в мяч и бабки, спортивные состязания — метание камня, прыжки, бег, борьба и т.д.

27
0

Поделиться

0

30 Ноя 2003 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля