Пансионат «Радде» — Цена четвертой звезды

412
0

Поделиться

01 Окт 2006 г.

В начале девяностых, когда иностранные туристы в страну уже ехали, а Чечня была более-менее спокойна, Исрапилу АБДУЛАЕВУ удалось зарегистрировать в ведущем мировом туристическом каталоге пансионат «Радде», расположенный в Верхнем Гунибе. И выяснилось, что наш регион очень привлекателен для гостей из самых благополучных стран. В результате в Гунибе побывали немцы, англичане, швейцарцы (несмотря на то, что правительство Швейцарии официально не рекомендует ездить на Кавказ) и даже японцы. Кроме того, беспрецедентным на тот момент для республики уровнем сервиса «Радде» с удовольствием пользовались сами дагестанцы. После того как в Чечне началась война, об иностранных туристах пришлось забыть. На время. Ведь Исрапил всегда знал и сейчас знает, что наступит момент, когда въездной туризм в Дагестане снова станет актуальным, востребованным и прибыльным. Правда, эти времена все еще не наступили. Но мы продолжаем на это рассчитывать. А Исрапил Абдулаев к ним основательно готовится.

Почему дагестанским любителям отдыха в горах приходится вот уже несколько лет обходиться без комфортабельного «Радде»? Дело в том, что самого директора не устраивал уровень комфорта, который он обеспечивал постояльцам. И он приступил к полной, радикальнейшей реконструкции пансионата.

Въездной туризм — это бизнес третий по прибыльности после торговли нефтью и оружием. Бюджеты многих стран живут исключительно за счет него. Туризм — это и рабочие места, и инвестиции, и налоги, и уровень жизни! А еще подсчитано, что на каждый доллар, который турист отдает за путевку, еще 50 он оставляет в стране пребывания. То есть покупает там продукты, сувениры и много чего еще. Все это общеизвестно. И в нашей республике тема туризма, как еще одного способа пополнения бюджета, — одна из самых популярных: и у политиков, и у чиновников.

Но усилий по созданию (отчасти восстановлению) полноценной туристической отрасли в Дагестане, предпринимаемых на официальном уровне, явно недостаточно. В государственных структурах надеются, что в отрасль придет частный инвестор. А предприниматели сетуют, что у них нет для этого ни выгодных условий, ни надежной господдержки. А главное, что все, даже самые красноречивые призывы приезжать в Дагестан на наше море и в наши горы, по меньшей мере бесперспективны, пока не решены экологические проблемы побережья, заливаемого нечистотами, и не окончена антитеррористическая операция в Чечне, из-за чего продолжают гибнуть десятки людей. Поэтому многие бизнесмены воздерживаются от масштабных вложений денег в сферу въездного туризма. И конкретных туристических объектов, которые можно с гордостью предъявить приезжим даже с минимальными запросами, — в республике практически нет. Исрапил Абдулаев в этом смысле — исключение. Потому что его вложения, его усилия и результаты его работы снова предельно конкретны и беспрецедентно масштабны.

ЭКСТРИМ, НО С ГОРЯЧЕЙ ВОДОЙ

— Чтобы турист пришел в Дагестан, одних только природно-климатических условий недостаточно. Море, горы и Дербентская крепость — это, конечно, хорошо. Но и исторические памятники, которыми мы гордимся, тоже для туриста — не главное. А главное, знаете что? Горячая вода в номере! — точно знает Исрапил Абдулаев.

Когда к нему стали приезжать первые иностранцы, они не скрывали, что для них посетить Дагестан — значит испытать острые ощущения, оказаться в прошлом, своими глазами увидеть ту стадию развития общества, которую их страны уже прошли. Для них пребывание в наших горах — туризм экстремальный. Им подавай пешеходные маршруты с тряской верхом на осликах, с ночевками в дальних селах, чуть ли не на кутанах. Но!

— После того как они возвращаются из пешеходного путешествия в высокогорное селение, где восхищаются тем, как горянка несет в кувшине воду из родника, — им нужны все условия для отдыха. А это: горячая ванна, пища, приготовленная из экологически чистых продуктов, безупречная питьевая вода. Все это оговаривается заранее. Однажды, когда мы везли иностранцев в Гуниб, по дороге они заметили крыши крытые шифером. В Европе этот строительный материал запрещен, так как с точки зрения экологии он далеко небезупречен. Так вот туристы успокоились, только узнав, что в пансионате шифера нет. Они платят за тот уровень обслуживания, к которому привыкли. А привыкли они, сами понимаете, к самому высокому уровню. Индустрия туризма во всем мире набирает обороты, конкуренция страшная, цены падают, а сервис совершенствуется.

Так что экстрим экстримом, а бытовые условия должны быть на уровне мировых стандартов. Поэтому хозяин «Радде» начал реконструкцию с прокладки нового водопровода. А так как пансионат располагается в Верхнем Гунибе, то тащить трубы пришлось снизу вверх. А это долго и дорого. В ценах 2001 года водопровод обошелся Исрапилу в 12 млн рублей. Еще 14 млн ушло на реконструкцию крыши и стен. Но самым дорогостоящим, технически сложным мероприятием оказалось строительство бассейна.

— Существует международная классификация отелей, все знают, что 5-звездный отель — это нечто роскошное. Но не все знают, какие именно услуги должны стоять за каждой присвоенной заведению звездочкой. Так вот, какими бы ни были условия, без бассейна больше чем три звезды гостинице не дадут. С бассейном — их четыре. А еще мне просто хотелось, чтобы в пансионате был крытый бассейн. Представляете, вы купаетесь, а кругом лес…

Чтобы сделать все по высшему разряду, Исрапилу понадобилось 3 года и 30 млн рублей. Процесс реконструкции и ремонта был долгим, на него ушло много душевных и физических сил, а также все финансы Абдулаевых. Сейчас семья, которая поддерживает Исрапила во всех его начинаниях, живет на съемной квартире, потому что свою, махачкалинскую пришлось продать. «Радде» — бизнес семейный, а уютная, именно семейная атмосфера всегда была еще одним плюсом пансионата.

Еще одно достижение цивилизации, без которого немыслимо пребывание современного человека в современном отеле, — Интернет. В «Радде» спутниковый Интернет проведен в каждый номер. А зимой там будет организовано катание на лыжах и санках. То есть пансионат впервые за свою историю начнет работать круглый год. Горячая вода-то есть! А раз так, значит, можно поговорить и о том, что составляет уникальность этого места отдыха за стенами пансионата.

Во-первых, в Гунибе рекордно большое количество солнечных дней, по безветренности местность где-то недалеко от стопроцентно безветренной Алма-Аты. А воздух тут и вовсе целебный, с рекордно высоким содержанием озона: настоящее спасение для астматиков. Все это вместе называется климатолечением. Ученые признают, что по климатическим условиям Гуниб ни в чем не уступает швейцарскому Давосу.

Кроме того, Гунибское плато является эталоном природного биологического разнообразия всего Горного Дагестана. Здесь на небольшой по площади территории (1470 га) сохранилось большое количество редких и исчезающих видов растений (таких, как реликтовая береза Радде) и животных, разнообразных экосистем и сообществ, отражающих особенности горного Дагестана, в том числе горно-лесных, нагорно-ксерофитных, горно-степных, субальпийских и др. Но!

ПЕРВЫЙ ЗАКОН ГОСТЕПРИИМСТВА

— Гунибский лес с давних пор служит излюбленным местом для пикников и у гунибцев, и у жителей соседних сел, да и у многих горожан. И к этой уникальной природе они относятся не трепетно — потребительски. Бутылки стеклянные и пластиковые, железные банки, полиэтиленовые пакеты стали бичом наших мест. Я уже не говорю о том, что каждый под свой шашлык разводит костер, где ему вздумается, а на земле потом остаются выжженные пятна. А мы не можем обвинить во всех этих безобразиях «каких-то приезжих». Интересно, что иностранцы так поступать по определению не могут. Экологическая культура воспитывается у них с детства. На нашу заповедную розовую ромашку они только смотрят, им и в голову не придет сорвать ее.
И главное, если не для иностранных туристов, так для дагестанских: Гуниб органично и привычно живет прошлым и настоящим одновременно. Здесь много исторических мест, тут их средоточие. Начинать перечисление экспонатов музея Гунибского плато под открытым небом нужно все-таки с самого древнего — с поселения первобытного человека, которое датируется 2 тысячелетием до н.э. Экологическим экспонатом можно считать редкую березу без ствола, растущую как бы кустом, и называемую по имени ее открывателя — березой Радде. Доктор Радде впервые увидел ее именно в Гунибе, заметив необычное дерево недалеко от беседки Шамиля.

Рядом знаменитая «Царская поляна», сохранившая очертания вырытых в земле столов и скамеек для участников торжественного обеда с участием императора Александра II. Именно с этой поляны открывается вид, запечатленный художником Занковским на картине «Аул Гуниб». (Помимо Занковского Гуниб писали такие известные художники, как Ф.Рубо, Е. Лансере, Г. Горшельт, И. Айвазовский и др.) Ниже — крепость Гунибского гарнизона с сохранившимися фортификационными сооружениями и административными зданиями, построенная в 1864 году (137 лет назад!), входные ворота которой названы в честь генерала-фельдмаршала князя Барятинского, а верхние — в честь имама Шамиля.

Тоннель между Гунибским плато и Карадахским ущельем, проделанный в скале, в народе поэтически называют «Тоннелем в облаках». Вход в него не виден снизу, он и действительно в облаках.

Сам аул Старый Гуниб уникален по месту своего расположения. Это единственное дагестанское селение, жителей которого в 1859-м насильственно расселили за ожесточенное сопротивление, оказанное царским войскам. Гунибцев разделили и поселили в Буйнакском (с. Аркас и с. Манасаул) и Казбековском районе (с. Дылым). А современный Гуниб образовался собственно вокруг гарнизона. Тут и располагается маленький дворец, выстроенный для больного астмой наследника, сына Александра II. Позже в этом дворце родилась ставшая знаменитой писательницей дочь коменданта крепости Ольга Форш. Ну и главная достопримечательность — сама Беседка Шамиля, возведенная над тем самым камнем Барятинского. Кому-то сам факт ее существования показался оскорбительным, и в 1992-м ротонду взорвали.

— А меня оскорбил факт взрыва беседки. Пришли какие-то люди, не наши, не гунибские, и разрушили старинное массивное добротное историческое сооружение. На мой взгляд, больше всех беседка над камнем Барятинского должна была задеть как раз гунибцев. Мы же смотрим на нее совершенно с другой точки зрения. Мы уважаем нашу историю, нам нечего стыдиться, есть что вспомнить и чем гордиться. Кроме того, именно беседка в советские времена, когда имя Шамиля произносилось полуофициально, служила единственным материальным памятником, куда люди могли придти поклониться его памяти. И дальше будет служить, — говорит Исрапил Абдулаев.

Он знает, о чем говорит. Потому что по собственному проекту и на личные средства построил новую беседку, максимально повторяющую строение 1864 года.

— На создание проекта ушло больше года. Потом целое лето 2000-го опытные строители долго и кропотливо возводили сложные колонны и свод беседки. Они сказали, что за это время могли бы построить два хороших дома. Мы старались. Мне помогали друзья, и от «Дагэнерго» привозили стройматериалы.

А еще под началом Исрапила находится детский оздоровительный лагерь, работающий в три смены, в каждой из которых отдыхает по 300 человек. В «Орлином гнезде» ведется эколого-воспитательная работа: детей водят по местам «стоянок» отдыхающих — собирать мусор. Организованы и исторические экскурсии «По Шамилевским местам», «По Апшеронской тропе». Кстати, если иностранный туризм можно считать туризмом «для денег», то исторический — это для своих, для души.

— Сейчас многие с ностальгией вспоминают патриотическое воспитание советских лет, не знают, чем его заменить. Я глубоко убежден, что поездка в Гуниб в сопровождении хорошего историка любого дагестанского школьника сделает и образованней и патриотичней.

Но если дагестанские школьники — это настоящее, то будущее — приезжие из регионов России, и иностранцы.

— По всей России, в странах СНГ и в Европе живут люди, побывавшие когда-то у нас в гостях. В Дагестане отдыхали сотни тысяч туристов! Они полюбили наш край, они терпеливо пережидают времена политической напряженности на Кавказе. Они скучают по Дагестану, рвутся на старые места, на свой страх и риск делают первые робкие поездки… а у нас даже приличных гостиниц нет.

За не самые респектабельные номера, например, в махачкалинских гостиницах надо выложить от 1200 до 1500 рублей в сутки. И это без питания. Для сравнения: отдых в комфортабельных условиях турецких отелях по системе «все включено» обходится туристам $25-30 в сутки. Аналогичную цену Абдулаев собирается назначить за пребывание в ныне люксовом пансионате «Радде». Но!

— Я знаю, что туризм — это не только гостиничный номер. Это еще и обустроенные города, и хорошие рестораны, и умение местных жителей общаться с приезжими, атмосфера радушия и гостеприимства. А еще — надежная гарантия безопасности гостя, дать которую могут только власти. Это и есть первый закон гостеприимства, который в горах всегда свято соблюдался.

Я как предприниматель сделал все для развития туризма в Дагестане: во-первых, создал максимально благоприятные условия для пребывания здесь, а во-вторых, рассказал о них всем и в республике, и далеко за ее пределами. Следующий «ход» за государством.

ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА

• Рекреационное хозяйство республики начало создаваться в 70-е годы XX века. В 80-е Дагестан уже располагал развитой сферой обслуживания курортников и туристов. А в 1990 году республику посетило более 350 тысяч отдыхающих. В 1992 году общий объем туристической сферы достиг 42 тыс. мест, в том числе 22 тыс. мест в учреждениях туризма, базах отдыха и санаторно-курортных учреждениях и 17 тыс. мест на пляжных территориях.

• До того, как на официальном уровне было принято решение развивать в Дагестане туристическую отрасль, наша республика находилась на 16-18-м месте в СССР по количеству туристов и сумме средств, «оборачиваемых» в отрасли. За десятилетие от начала 80-х до начала 90-х годов Дагестан вышел по этим показателям на четвертое место в СССР после Москвы, Ленинграда и Краснодарского края.

• В 1992-1995 годах в туристической сфере Дагестана наблюдаются стагнационные явления: снижается количество отдыхающих, падает объем услуг, законсервировано строительство санаториев, туристических баз, детских оздоровительных учреждений. Негативно отразился на состоянии ряда приморских баз отдыха подъем уровня Каспия.

• В настоящее время около 7% туристических предприятий республики занимаются организацией въездного туризма, хотя и в настоящее время Дагестан может принимать в год около 220 тысяч отдыхающих. Работают санатории «Каякент» (270 мест, водо- и грязелечение), «Каспий» (490 мест, термальные и минеральные воды, иловые сероводородные грязи озера Турали), «Талги» (280 мест, единственная в мире лечебница, основанная на использовании сульфидных высоконцент-рированных вод с содержанием сероводорода), «Дагестан» (санаторий федерального значения на 256 мест) и т.д. Но многие базы отдыха и турбазы были перепрофилированы либо разрушены (например, турбазы «Приморская», «Парус», «Ботлих», «Гергебиль», «Махачкала» и пр.).

• В 2002 году в Дагестан приехало 12,6 тысяч организованных туристов и еще примерно 25 тысяч «дикарей». В 2003-м количество официальных курортников составило 35 тысяч человек. По данным Министерства культуры и туризма, в 2005-м в республике отдохнули 75 тысяч детей и около 70 тысяч взрослых.

• Самодеятельных отдыхающих учесть очень трудно — на выходные они приезжают на автобусах из близлежащих регионов — Ставрополья, Калмыкии, Чечни, — оккупируют пляжи и уезжают на исходе воскресенья.

• Действующими частными турбазами на сегодняшний день можно считать «Терменлик» (186 мест), «Прибой» (240), «Орлиное гнездо» (110), «Дербент» (180), «Чайка» (300), «Рубас», «Золотые пески», «Радде», «Леззет» (150), «Чиндирчеро».

Гунибский район, с. Гуниб, пансионат «РАДДЕ», 8(258) 2-11-61


Автор: Полина Санаева / Источник: Журнал "Бизнес-Успех", № 3
412
0

Поделиться

0

01 Окт 2006 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля