Жизнь одного воина

50
0

Поделиться

01 Ноя 2009 г.

Уроженец селения Чох, сын аварского узденя Давудилава, офицер лейб-гвардии императора Александра II и адъютант султана Османской империи, маршал турецкой армии — это один и тот же человек: Мухаммад-Фазиль Давудилав, Магома Даудилов, Мухаммад Фазиль-паша Дагестани (1853 — 1916). Несколько лет Мухаммад Фазиль-паша Дагестани являлся губернатором Ирака, один из его сыновей стоял у истоков становления демократического государства Ирак, а один из его внуков породнился с королевской семьей Иордании…

Необыкновенная судьба мальчишки из дагестанского горного аула, наверное, была предопределена, и прежде всего тем, что его отец Давудилав, брат известного автора «Записок очевидца о Шамиле» Гаджи-Али Чохского, в 1841 г. примкнул к имаму Шамилю. В отличие от своего знаменитого брата, он не оставил какого-либо заметного следа в движении. Давудилав не занимал в имамате ни одного значительного поста, не являлся наибом. И, тем не менее, его положение в окружении Шамиля вызывало зависть. В 1854 г. имам Шамиль, заподозрив его в шпионаже, ссылает Давудилава с семьей в глухой горный аул. Его сыну Мухаммад-Фазилю было тогда 8 месяцев. За опального друга хлопотал сын имама — Газимухаммад, который все это время настойчиво доказывал отцу, что Давудилав стал жертвой клеветы и козней недоброжелателей. В конце концов, спустя три года, имам Шамиль разрешил Давудилаву вернуться в родной Чох.

Магома Даудилав,. С.-Пб, 1869

Пройдет еще восемь лет. Будет окончена война, имам Шамиль с семейством отправлен на жительство в далекую Калугу, а Давудилав, получив чин прапорщика, станет служить в военно-народном управлении Дагестанской области. В 1865 г. его младшая дочь Кистаман вышла замуж за овдовевшего сына имама Шамиля Газимухаммада и отправилась с ним в Калугу. Брак оказался счастливым. Газимухаммад дает жене новое имя Хабибат — «любимая». Она не слыла красавицей, но, по воспоминаниям современников, покоряла всех своим тактом и обаянием. Уже в следующем году, 1866-м, «…сын Чохского жителя прапорщика Даутилава Маликова Магомет, имеющий от роду 18 лет», Мухаммад-Фазиль навещает свою сестру в Калуге, а уже с 1 июня 1869 года он поступает на военную службу в 3-й взвод (лезгин) лейб-гвардии Кавказского эскадрона собственного Е.И.В. конвоя оруженосцем.
Из краткого послужного списка зримо проступают черты блестящей военной карьеры офицера лейб-гвардии корнета Магомы Даудилова. В январе 1870 г. Высочайшим приказом он произведен в юнкера, в августе 1873 г. – в прапорщики милиции (с награждением золотой медалью на Анненской ленте для ношения на шее). А в сентябре 1874 г. прикомандирован ко 2-му взводу (горцев) лейб-гвардии Кавказского эскадрона. Однако, несмотря на перспективы блестящей военной карьеры, накануне русско-турецкой войны, в 1876 г., Мухаммад-Фазиль подает в отставку. В прошении на имя государя Александра Николаевича в августе 1876 г. он пишет: «…Расстроенные домашние обстоятельства лишают меня возможности продолжать службу Вашего Императорского Величества…». И, добившись отставки с русской военной службы, Мухаммад-Фазиль навсегда переезжает в Турцию, в Стамбул.

Впервые Турцию Мухаммад-Фазиль посетил еще в 1870 г. вместе с семьей имама Шамиля, когда ему было разрешено паломничество в Мекку.  Мухаммад-Фазиль тогда совершил хадж и по окончании отпуска в марте 1871 года вернулся в Россию для продолжения службы. В том же году, осенью 1871 года, сын имама Шамиля Газимухаммад навсегда покидает Россию и вместе с семьей переезжает в Стамбул, поскольку после смерти отца, последовавшей в феврале 1871 г., он стал официальным опекуном «над вдовами Шамиля и малолетним сыном».

Мухаммад-Фазиль в октябре 1871 г. берет длительный отпуск и отправляется в Стамбул, к своим близким: другу Газимухаммаду и сестре Хабибат. Он гостит у них несколько месяцев, до апреля 1872 года. Здесь он женится на девушке знатного аварского рода Жавгарат из семьи мухаджиров. По окончании отпуска, оставив молодую жену у сестры Хабибат, Мухаммад-Фазиль возвращается в Россию, на службу. В конце года он вновь возьмет отпуск на пять месяцев, проведет его в Стамбуле и, вернувшись в Петербург с женой в мае 1873 года, станет настойчиво добиваться отставки. Он получит ее только в 1876 г., накануне русско-турецкой войны, и во многом благодаря стараниям Мухаммад-Шапи (это другой сын имама Шамиля, который остался в России), к тому времени командира 3-го взвода лейб-гвардии Кавказского эскадрона.

Судьба Мухаммад-Фазиля, который станет известен в Турции как Мухаммад Фазиль-паша Дагестани, на первый взгляд, складывалась благополучно. Он делает здесь завидную военную карьеру. С началом русско-турецкой войны (апрель 1877 года) Мухаммад-Фазиль — один из самых молодых военачальников Османской армии, адъютант султана и заместитель командира 3-й кавалерийской бригады мухаджиров-северокавказцев (среди них был и дагестанский полк в 2000 сабель). Бригадой северокавказских мухаджиров, которая принимала участие в самых ожесточенных сражениях русско-турецкой войны, командовал Газимухаммад Шамиль (в 1882 г. он выйдет в отставку в звании маршала).

Мухаммад-Фазиль Паша среди вождей курдских племен, 1910-е гг.

В это время в Дагестане зрел антироссийский заговор, вспыхнувший в конце августа 1877 г. всеобщим народным восстанием. В заговор и подготовку восстания некоторые дагестанцы были вовлечены изначально, другие — примкнули позднее. К первым, несомненно, относился чохский житель Давудилав — отец Мухаммад-Фазиля (Фазиль-паши), он же — тесть Газимухаммада. С того дня, как его дети Мухаммад-Фазиль и Кистаман покинули отчий аул, между ними не прекращалась переписка. Хаддуч Дагестани, младшая дочь Мухаммад-Фазиля, в своих воспоминаниях об отце позднее напишет: «… во время Карсской битвы Мухаммад-Фазиль тайно посылал в Дагестан своему дяде Хаджиалилаву письмо, в котором ему предлагалось поднять на родине восстание горцев против русских. Хаджиалилав, получив письмо племянника, немедленно принимает энергичные меры с целью организации горцев к восстанию…». В 1960-х годах английская писательница Лесли Бланч, которая встречалась с родственниками Газимухаммада и Фазиль-паши, подтвердит это предположение: «…Гази-Магомед и Фазиль посылали нарочных в Дагестан с призывами к горцам поднять восстание. Но русские приняли быстро ответные меры, они жестоко расправились с организаторами восстания. Многих заковали в цепи, некоторых повесили. Среди подозреваемых был и отец Фазиля — Даудилав из Чоха».

В данном контексте трудно пройти мимо одного эпизода русско-турецкой войны, тесно переплетенного с событиями восстания 1877 года в Дагестане, к которому имел прямое отношение Мухаммад-Фазиль.

"Возвращение". Художник Х.-Б. Мусаясул

Военный корреспондент Г.К. Градовский в «Очерках очевидца» писал о том, как «…кавказские горцы …употребляют все усилия, чтобы подобрать тела убитых и унести их с собою, если приходится отступать. Исполняют они это с завидным самоотвержением и уважением к павшему на поле чести». Но не всегда горцам удавалось разыскать тело погибшего однополчанина, порой опознать его было не так просто. Г.К. Градовский отмечал: «…если не сами турки, то служащие в их рядах курды… варварски издеваются над попадающими иногда в их руки нашими убитыми…». Таким образом, 2 октября 1877 г. в деле у Орлокских высот пропал без вести офицер 3-го Дагестанского конно-иррегуляриого полка командир 6-й сотни Магомед Мамалав, родом из Чоха.
Его отец, легендарный офицер Дагестанского конно-иррегулярного полка, к тому времени подполковник милиции Мамалосул Мамалав, — один из активных участников подавления восстания в Дагестане. Смерть единственного сына явилась страшным ударом для Мамалава. Но слухи о его мученической смерти, раненого, в плену, были еще невыносимее. Он отправит в Турцию доверенного человека, который вернется с известиями: «Да, действительно, его сын был тяжело ранен, попал в плен. К Мухаммад-Фазилю, сыну Давудилава».

Еще совсем недавно, года два назад, Мухаммад-Фазиль Давудилав и Магомед Мамалав вместе служили в Петербурге, в лейб-казачьем полку. Ровесники, односельчане, однополчане. Война развела их по разные линии фронта, и она же свела их. Мухаммад-Фазиль Давудилав попытался сделать все, что было в его силах, но спасти Магомеда Мамалава не удалось, рана оказалась смертельной. Напоследок Давудилав попросил своего гостя передать подполковнику Мамалаву: «Пусть Мамалав отбросит мысли о том, что я сводил счеты с его сыном. Наши отцы воевали друг против друга во времена Шамиля, воевали и сейчас, но я не думал о мести. У нас с Магомедом одна отчизна, мы из одного села. Этим все сказано».

По окончании русско-турецкой войны в 1878 г. Мухаммад-Фазиль — личный адъютант султана Османской империи Абдул-Хамида II. Однажды, совершенно безоружному, ему удалось спасти султана от разъяренного льва, вырвавшегося из клетки. За личное мужество, проявленное при спасении священной особы султана, Мухаммад-Фазилю было присвоено (вне очереди, через три звания) звание полковника.

Одна из последних фотографий, с сыном Гази Дагестани, 1916 г.

Северокавказские мухаджиры при Абдул-Хамиде II пользовались широкими правами и особым расположением. Это объяснялось тем, что они являлись единственным национальным меньшинством, которое не претендовало на самостоятельное административно-территориальное образование в разваливавшейся Оманской империи, а тем более — на отделение и создание независимого государства. В начале 1880-х годов в кругах северокавказской диаспоры рождается идея описания ее истории. Для этих целей мухаджирами была учреждена общественная комиссия из представителей каждого северокавказского этноса (от дагестанцев в нее входили Газимухаммад и Мухаммад Фазиль-паша). Султану Абдул-Хамиду II работу этой комиссии представили как подготовку заговора против него, в результате чего авторитетные лица диаспоры были арестованы и сосланы в разные отдаленные районы на вечное поселение (в частности, Газимухаммад — в Медину, Мухаммад-Фазиль — в Сирию, в г. Халеб).

Ссылка была почетной — учитывая заслуги и личную храбрость Мухаммад-Фазиля, ему было присвоено звание генерала, выплачена крупная сумма денег (пять тысяч золотых, Мухаммад-Фазиль раздаст их как садака). Сосланный в Халеб, Фазиль-паша в феврале 1882 г. назначается в Багдад на должность командующего 6-й конной армией, а в июне 1883 г. в звании генерал-полковника — командующим 16-й армией.

Для Мухаммад-Фазиля и Газимухаммада, двух очень близких друзей, разлука стала трагедией, им не суждено было больше встретиться. Разлука явилась тяжелым испытанием и для брата и сестры, которые были очень привязаны друг к другу. Хабибат, находившаяся в Медине, жила надеждой когда-нибудь встретиться с ним. В письмах, которые она писала Мухаммад-Фазилю на родном языке, выражалось одно лишь желание — встретиться с ним: «…Фазиль, боюсь умереть, не увидев тебя. От пролитых слез мои глаза не видят. …Неужели Азиюх не сжалится над истомившейся Хабибат и не проявит милосердие к нам, чтобы мы могли встретиться?»

Безрезультатны были многолетние просьбы Мухаммад-Фазиля разрешить ему паломничество в Мекку: боялись его встречи с Газимухаммадом. Когда проходил срок хаджа, ему из Стамбула отвечали, что уже поздно и его просьба переносится на следующий год, и так продолжалось в течение 17 лет… Лишь после извещения о том, что умер зять, а потом спустя три месяца, скончалась сестра, Мухаммад-Фазиль получает из Стамбула разрешение на хадж. Он разорвет его: «Уже нет необходимости».

С 1882 по 1914 год, вплоть до начала Первой мировой войны, Мухаммад-Фазиль продолжал служить в Ираке, в Багдаде (с 1908 года губернатором Ирака и комендантом Багдада). Среди иракского населения он пользовался огромным авторитетом. Лидеры курдских племен и отдельные представители иракского высшего общества не раз предлагали ему (а позже его старшему сыну Давудилаву) стать правителем страны, королем Ирака. Но Мухаммад-Фазиль ОСТАВАЛСЯ ВЕРЕН ПРИСЯГЕ и считал подобные предложения предательством.

Турция вступила в войну с Россией в конце октября 1914 г., но еще в период мира, в августе 1914 г., по прямому указанию Энвер-паши была создана так называемая Турецкая санитарная миссия, на деле представлявшая собой кавказский политический комитет и состоявшая из ряда известных в стране лиц кавказского происхождения во главе с убыхом Фуад-па-шой. Эта организация должна была под прикрытием легальной гуманитарной и благотворительной деятельности проводить на Кавказе (по крайней мере, до официального объявления войны между Стамбулом и Петербургом) работу но стимулированию антироссийских настроений среди местного населения.

Тогда же, в августе 1914 г., прошла встреча членов миссии Фуад-паши и Мухаммед- Фазиля («аварца, родственника Шамиля», как было отмечено в протоколе) с послом Германии в Стамбуле X. Вангенхаймом. Посол от имени своего правительства обещал оказывать северокавказцам материальное, информационное и прочее содействие в организации антироссийских акций на Кавказе, а после завершения войны — признать независимость кавказского конфедеративного государства.

Надо заметить, что сразу же после вступления Турции в войну в конце октября 1914 г. разработка военных операций по «освобождению Кавказа» стала одной из приоритетных сфер деятельности османского генерального штаба. И с первых же дней войны представители «черкесского» населения, горцев-мухаджиров, активно проявили себя как в ходе мобилизации, так и в боевых действиях на различных фронтах. Помимо регулярных подразделений, тысячи горцев, северокавказцев-мухаджиров, воевали в составе добровольческих, в основном кавалерийских, формирований не только ради выполнения верноподданнического долга перед Портой, но и «с целью внесения непосредственного вклада в освобождение Родины».

К началу Первой мировой войны Мухаммад-Фазилю немногим за шестьдесят. В телеграмме, отправленной в Стамбул, он просится в действующую армию, на фронт. Вскоре был получен положительный ответ из столицы о назначении его командиром кавалерийского корпуса. В одном из сражений, 23 февраля 1916 г., при обороне Багдада, около местечка Кут-эль-Амара, осколком шрапнели Мухаммад-Фазиль был смертельно ранен. День его похорон в Багдаде был объявлен днем национального траура. Посмертно Мухаммад-Фазилю Дагестани было присвоено воинское звание паши — маршала.

ГАЗИМУХАММАД ДАГЕСТАНИ, СЫН МУХАММАД-ФАЗИЛЯ

Газимухаммад Дагестани, сын Мухаммад-Фазиля

Эта история случилась в 1930-е гг., когда сын Фазиль-паши (самый младший из двенаднати детей Мухаммад-Фазиля),лейтенант иракской армии Газимухаммад Дагестани вернулся домой, в г. Багдад, на побывку. (Великая Османская империя окончательно распалась к 1917 гг. на Ирак, Иорданию, Сирию и пр). Он обнаружил, что часть его имения сносят по приказу губернатора города.

Разъяренный Гази Дагестани врывается в кабинет ген.-губернатора: «Знаете ли Вы, чей это дом?! Он принадлежал моему отцу, генералу Фазиль-паше!» Но губернатор бросает в ответ холодное: «Он был для нас всего лишь ставленником Турции…» — и тут же получает звонкую пощечину. Оплеуха заставила губернатора задуматься: что же делать? «Выстрелить я не успею, этот горячий горец опередит, меня… Вызвать полицию? Только оскандалишься…» Губернатор тянется к телефону, молча набирает номер. Что-то тихо говорит в трубку на непонятном для Гази диалекте…

Тоном, не терпящем возражения, губернатор предлагает ему проехать вместе с ним. Молодой человек повинуется. Как человек чести, он готов понести любое наказание, но и за этой решимостью угадывается другое — никогда и никому он не позволит оскорбить память отца. Один раз он только спросит в пути: «Куда вы меня везете? Тюрьма в другой стороне» — «Скоро узнаешь». Машина уже подъезжала к дому ген.-губернатора. Здесь их ожидал великолепно накрытый стол, который обслуживали его дочери. Губернатор за столом вел себя непринужденно, потчевал гостя, вспоминал его отца, заметив: «Действительно, у львов могут рождаться только львята». И, не испытывая более терпение молодого человека, заявил: «Тебя ждет наказание «пострашнее», чем пожизненное заключение. Ты должен жениться на одной из моих трех дочерей. Ты их уже видел, выбор за тобой. И сделать это ты должен сейчас…». Эта история была рассказана в 1946 г. губернатором Багдада, тестем Гази Дагестани министру юстиции Сирии Гасан-беку Дагестани. В свою очередь, эту историю он передал дагестанцу Б. Р. Алиеву, длительное время находившемуся в Сирии на советской дипломатической службе.

Благодаря природному таланту, профессионализму, а впоследствии и поддержке влиятельного тестя Гази Дагестани сделал стремительную карьеру: в 1945 г. капитан, в 1950 г. бригадный генерал (генерал-майор), в 1954 г. — дивизионный генерал (генерал-лейтенант), командующий Третьим (особым) корпусом (национальная гвардия), в 1957 г. — заместитель начальника Генштаба.

14 июля 1958 года в Ираке произошел переворот, монархический режим был свергнут, была провозглашена демократическая республика. Переворот организовали бригадный генерал Абдель Карим Касем и его адьютант полковник Абдель Салам Ареф. Потом между Каримом и Арефом началась борьба за власть, которую последний в сентябре 1958 года проиграл. Он был снят со всех постов и отправлен в отставку. Два месяца спустя он попытался организовать новый переворот вместе с двумя десятками офицеров. Переворот провалился, и 19 офицеров были казнены. Ареф тоже был приговорен, но Карим его помиловал и отправил послом в ФРГ.

Газимухаммад Дагестани, находившийся в числе тех 20-ти офицеров, также был приговорен к смертной казни. По семейным рассказам, его старшая сестра Хаджар бросилась к Кариму с просьбой: «…Прежде, чем расстрелять брата, казни всех сестер», так как мать не знала, что ее сын заключен и приговорен к смертной казни. Дочерям какое то время удавалось скрывать от нее правду, утверждая, что их Гази в служебной командировке. Выслушав Хаджар, генерал Абдель Карим Касем ответил: «Мать генерала Гази Дагестани и моя мать. Ваш брат не будет казнен». Лесли Бланч, английская журналистка, редактор журнала «Вог», которая встречалась с Газимухаммадом Дагестани в Лондоне, где он жил после освобождения (прибывший на жительство в Англию сын турецкого генерала к тому времени приобрел грандиозную международную славу и находился в фаворе у английского правительства), писала: «Благодаря вмешательству королевы Елизаветы, президента Эйзенхауэра и Джавахарлару Неру смертная казнь была отменена. Но он находился в заключении до 1961 года».

В одном из современных исследований о северокавказской диаспоре в Турции, Сирии и Иордании эта информация несколько уточнена и дополнена: замначальника Генерального штаба иракской армии Гази Дагестани участвовал в попытке государственного переворота, направленном на свержение президента Ирака Абдель Карима Касема; казнь через повешение была заменена высылкой из страны; он умер и похоронен в Лондоне; его сын, Таймураз Дагестани, был женат на сестре короля Иордании Хусейна бен Талала принцессе Басма бинт Талал, у них двое детей — сын Гази и дочь Фарах.

Закончу очерк фразой из книги воспоминаний Хаддуч Дагестани «Жизнь одного воина», дочери Мухаммад-Фазиля, о своем отце: «Отец очень хорошо играл на сазе. Иногда, когда был грустен и печалей, отец, сидя на диване, откинув голову, закрыв глаза, под саз напевал на аварском языке песни…».

, раздел: Личности

Автор: Патимат Тахнаева, к.и.н., научный сотрудник Института Востоковедения РАН / Источник: Журнал "Бизнес-Успех", № 4
50
0

Поделиться

0

01 Ноя 2009 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

  • Дом Хихил Абдулы

    Это был прекрасный дом. Один из лучших в с. Чох. А Чох начала 20 века уже славился прекрасными добротными домами – Мамалава, Нахибашева, братьев...

    1

    Июл 2019 г.

  • Этнодом Заура

    Я встречаюсь с Зауром в модной кофейне З&М в центре Махачкалы. Он постоянно в движении: связывается с дизайнером по поводу логотипа, отходит...

    84

    Фев 2019 г.

  • Муи Гасанова – женщина, которая поет на аварском

    Муи Гасанова — выразительный человек. Она выразительно говорит, более чем выразительно поет, и у нее выразительный характер. В свои 77 лет...

    48

    Янв 2019 г.

  • Одна из ярких фигур времен Кавказской войны. Закари Нахибашев

    Закари Нахибашев являлся одним из приближенных лиц имама Шамиля. С 1860 г. на российской службе, и уже в 1861 г. получает свою первую российскую...

    42

    Ноя 2018 г.

  • Имам-Газали Газалиев. Воспоминания

    Я родился в Дагестане в ауле Чох 20 марта 1928 года. Нас было четверо — я, два старших брата и сестра. В 1935 году нас раскулачили — выселили из...

    43

    Ноя 2018 г.

  • Малая Родина «в лицах» – (часть 2)

    Часть I Аул Чох — «Родовое Гнездо» или «Музей под открытым небом» … …что-то мне показалось что лица особо не востребованы, залью...

    18

    Ноя 2018 г.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля