Имя в истории: Халилбек Мусаев

63
0

Поделиться

05 Мар 2004 г.

Халилбек Мусаев — Мусаясул-Монижал родился в 1897 году в селении Чох Гунибского округа Дагестанской области в потомственной дворянской семье наиба Исрапила Мусаева. Еще с детских лет Халилбек страстно увлекался рисованием. Родители мечтали дать мальчику духовное образование и, естественно, запрещали ему увлекаться искусством.

В десятилетнем возрасте Халилбек остался круглым сиротой. Старшие братья Халилбека Магомедбек и Абдул-Каир убедились, что истинным призванием брата является рисование, и они готовили его к поступлению в художественное учебное заведение.

Получив первоначальное и духовное, и светское образование, в 1912 году Халилбек поступает в Тифлисское училище изящных искусств — филиал Петербургской академии художеств.

Талант юноши из Дагестана был настолько убедительным, что после первого курса в 1913 году его направили в Мюнхенскую королевскую академию живописи. Однако через год — в 1914 году началась Первая мировая война и нашему земляку Халилбеку пришлось, прервав учебу, вернуться на родину в Дагестан.

В первые годы советской власти Халилбек Мусаев заведует подотделом искусств в Ревкоме Дагестана и он близко знакомится с У. Буйнакским, М. Дахадаевым, Д. Коркмасовым, А. Тахо-Годи, М. Хизроевым и М. М. Мавраевым, и Халилбек вскоре стал своим человеком в кругу новых друзей.

В те военные годы (1919 г.) в городе Владикавказе была организована первая художественная выставка картин Х.-Б. Мусаева. Критик Т. Деви написал в газете "Кавказ" восторженный отзыв о творчестве художника: "…он всегда возлюбленный рыцарь прекрасной дамы — Земли…".

Однако надо было продолжать образование, и в 1922 году Мусаев Халилбек вновь уезжает в Мюнхен, и его охотно восстанавливают для учебы в Академии художеств. В письме к своему брату Абдул-Каиру он пишет: "Меня здесь считают образцовым студентом и профессоры академии с гордостью говорят про меня". В 1926 году Халилбек Мусаев успешно оканчивает академию по первому разряду. Ему была предложена стажировка в художественных центрах Европы.

X. Мусаев тосковал по родине, по своим близким, по своему родному селу, по незабвенному Дагестану. Близкими друзьями Халилбека в тот период были выдающиеся деятели мировой культуры азербайджанец Д. Мамедкулизаде, грузин Гудиешвили, французы А. Матес, Ж. Карен, Ф. Рубо, А. Дирр и др. Авторитет и слава художника Халилбека Мусаева растет. В 1924 году он устраивает в Мюнхене свою персональную выставку. В газете доктор Шильц тогда писал: "В многочисленной плеяде мюнхенских художников Халилбек представляет собой исключительное явление".

Таким образом, популярность и авторитет нашего земляка в Европе растут с каждым годом, он признанный мастер-художник, который первым в Европе представил в художественном образе Мудрость, Мужество и Духовную силу своей далекой любимой родины — дивного края Дагестана и его народа. Наш незабвенный земляк Халилбек Мусаев не только был крупным и признанным художником. В 1936 году в Мюнхене вышла его автобиографическая книга-повесть "Страна последних рыцарей", которая покорила читателей своей чарующей прелестью легенд и народных поверий, а главное — верой в народ. Книга богато иллюстрирована, стала популярной, она переведена на многие европейские и на русский языки. Совсем недавно эта книга появилась и на родине Халилбека — в Дагестане, читают ее, передавая из рук в руки, с восхищением и глубокой любовью к автору.

В 1938 году Халилбек Мусаев женился на баронессе Мелани Нагиль, которая стала его опорой, верным другом и хранителем его творческого наследия. Будучи высокообразованной личностью, она делит с мужем все радости и огорчения. Она жила им, своим Рыцарем Кавказа и Дагестана. Халилбек Мусаев десятилетиями тосковал по родине, по своим близким, по своему родному селу, по родному Дагестану. Но в то же время средства массовой информации постоянно в один голос утверждали об отсутствии равенства, о нищете и голоде в родной стране. Голос родины зачастую не доходил до наших соотечественников за рубежом, они слушали хищные западные радиостанции. Но тем не менее герой нашей повести, художник с мировым именем Халилбек Мусаев оставался истинным патриотом родины, о чем свидетельствует множество факторов, в частности, нижеследующий. Когда на нашу страну напали войска германского фашизма, Мусаев Халилбек вместе с другими соотечественниками предпринимал всевозможные шаги для ускорения крушения фашизма.

Х.-Б. Мусаев многие годы находился в Германии, был хорошо осведомлен о жизни в этой стране, располагал возможностью не только встречаться, но и иметь дружеские отношения с влиятельными людьми, через которых узнавал о судьбе эмигрантов-соотечественников, в особенности выходцев с Кавказа. В этот период вместе со своей женой баронессой Мелани и близкими друзьями-эмигрантами он наладил и организовал гуманитарную помощь пленным воинам-соотечественникам, оказавшимся в фашистских концентрационных лагерях.

Семье Х. Мусаева удалось выявить среди военнопленных много выходцев с Северного Кавказа, в частности, Дагестана. Немцы их расстреливали тысячами, как евреев. Благотворительную помощь военнопленным Халилбек Мусаев оказывал в течение всей войны. Эта его деятельность стала известна властям фашизма, и поэтому его даже называли художником-большевиком.

После окончания войны и разгрома фашизма Германия оказалась в руинах, а немецкий народ — в положении нищего. В концлагерях поверженной страны еще продолжали томиться сотни тысяч узников. В этот трагический период жизни Германии в 1945- 1946 годах у Халилбека Мусаева зародилась мысль создать благотворительное общество "Спасение", куда входили и другие его соратники, целью которых являлось спасение узников из лагерей. Общество умело использовало свою известность в странах Западной Европы. Как патриоты отечества, члены общества выезжали в США, Канаду, ближневосточные и западно европейские страны, заключали контракты с промышленными и сельскохозяйственными предприятиями, договаривались о предоставлении работы бывшим военнопленным, вызволенным ими из нацистских лагерей. После этого они возвращались в Германию и, используя всевозможные пути, добивались освобождения соотечественников из концлагерей и небольшими группами по 30 и более человек отправляли их в те страны, с руководителями которых договаривались накануне. О возвращении военнопленных на свою родину в тот период по известным причинам не могло быть и речи.

Благотворительная деятельность художника Халилбека Мусаева, зачастую рисковавшего жизнью в глубоком тылу нацистской Германии, и в послевоенный период может быть оценена как гражданский подвиг и личное мужество. Следует отметить, что рядом с нашим земляком дагестанцем, чохцем по происхождению, во всех его гуманных делах всегда была баронесса Мелани — его законная супруга.

После войны Х.-Б. Мусаев с супругой переехали в Нью-Йорк, где вновь активно продолжали оказывать помощь соотечественникам, освободившимся из фашистских лагерей, а также интернированным в Германию горцам — выходцам из Кавказа. На своем тернистом жизненном пути Халилбек Мусаев неизменно оставался самим собой, сыном своих достойных родителей, сыном высоких гор Дагестана.

В периодической печати прошлых лет о Мусаеве Халилбеке практически ничего не сообщалось, его гениальное творчество предавалось забвению. Но старшие поколения односельчан-чохцев знали и помнили его как своего земляка и выдающегося мастера кисти.

Еще в детские годы мне не раз приходилось слышать о нем. Я знал их семью, его родной брат, незабвенный Абдул-Кадыр Мусаев, был учителем сельской школы, дети его — Исрапил, Магомед, Омар и сестры были и остаются моими добрыми друзьями. В доме близкого друга Халилбека Мусаева — Исы Нахибашева в Чохе и в вестибюле Аварского театра в г. Буйнакске находились картины Халилбека Мусаева. В 1960-1970 годах в Дагестанском краеведческом музее периодически экспонировались замечательные ранние произведения художника "Красавицы из Чоха» и др. В свое время его картины появились в журнале "Танг- Чолпан" и "Молла Насреддин". Но, к сожалению, эти картины вскоре были сняты и спрятаны от народа. Таким образом, современные жители Дагестана мало что знали о крупном художнике Халилбеке Мусаеве, непростительно мало.

Первая, правда, неудавшаяся попытка реабилитировать художника принадлежит А. М. Муртазаеву, который поделился своим мнением с художником Аскаром Сарыджой, и они вместе пытались осуществить свою мечту, но, к сожалению, помешали некоторые обстоятельства.

Несколько позже мне довелось встретиться с полковником КГВ Дагестана Анзоровым, который, узнав о моем чохском происхождении, подробно рассказал, что расследование деятельности в фашистской Германии художника Халилбека Мусаева было поручено ему. Могу сказать, что ни одно из обвинений, предъявленных ему в измене родине, не подтвердилось. Он всегда был и оставался достойным сыном своей родины Кавказа и Дагестана. После возвращения из зарубежной поездки Расул Гамзатов, увидев в одном из музеев Парижа картину художника "Тоска по Родине", писал об этом с большим сожалением и состраданием После возвращения на родину Р.Гамзатов разыскал родственников художника, которые с большой болью в душе и грустью слушали его рассказ, тайком вытирая скупые слезы. К сожалению, ни братьев, ни сестер художника уже не было в живых. Но тем не менее односельчане и родственники великого художника выражали глубокую благодарность Р.Гамзатову и полковнику Анзорову, которые первыми вспомнили о нашем земляке, за активное содействие в реабилитации Халилбека Мусаева и возвращение его сокровищ на родину, в родной Дагестан, странствующим рыцарем которого он являлся.

После окончания Академии художеств в Мюнхене около 30 лет художник Халилбек Мусаев вынужден был жить за пределами своего горячо любимого Дагестана. Тоска по родине у художника была настолько обострена, что, когда ему пришлось выбрать гражданство, он выбрал Иран, который являлся родиной его далеких предков, т.к. генеалогия чохского тухума Мусаевых восходит к Ахеменадам, к персидскому царю Дарию. Живя в Германии, Халилбек имел иранский паспорт.

Справедлив был М. Дугричилов, когда говорил, что творчество принесло Х. Мусаеву широкую известность не только в Дагестане, но и на Кавказе. А началом этому служила учеба в Баварской Академии у знаменитого Франца Рубо, воспевшего в своих монументальных полотнах героев Кавказкой войны. Все годы Халилбек Мусаев интенсивно работал над усовершенствованием своего мастерства. В 1919 году во Владикавказе с огромным успехом проходит его первая выставка. 26 февраля в 1920 года критик Рубо пишет о X. Мусаеве в газете "Кавказ" восторженный отзыв. Блистательный успех не вскружил голову молодому художнику, и Халилбек отошел от политики и полностью отдался любимому делу — искусству.

В 1921 году Халилбек Мусаев едет в Мюнхен для продолжения учебы и в 1924 году устраивает там свою персональную выставку, которая прошла, как писали в газете, с выдающимся успехом. 10 августа 1924 года Халилбек Мусаев, уроженец Дагестана, аварец по национальности из с. Чох, закончил образование в Мюнхенской художественной академии. Он был первым и единственным художником из Дагестана. Дальнейший творческий успех нашего земляка был триумфальным.

В 1925 году — выставка в Швейцарии, в 1926 году - вторая выставка в Мюнхене, в 1929 году — иллюстрации к "Тысяча и одной ночи», признанные впоследствии самыми лучшими в мире. В 1929 году выставка в Берлине, в 1930 году — в Стамбуле, Риме и Флоренции, в 1924 году — в Мадриде, в 1934-1944 годах — вновь в Мюнхене, в 1942 году — в Тегеране, в 1944-1947 годах - ряд выставок в Швейцарии, в 1947 году — выставка в Нью-Йорке и т.д.

Напрашивается вопрос — в чем же причина столь молниеносной славы Халилбека Мусаева? Вполне согласен с мнением М. Дугричилова, что для европейцев он был первым представителем Дагестана, говорящим на их языке — языке Рафаэля, Гейне и Матисса. В те годы в Европе о Дагестане знали лишь понаслышке.
Халилбек Мусаев словно волшебной палочкой кисти разрушил каменную завесу древнего Кавказского хребта и оживил мужественные образы наших великих предков Шамиля, Хочбара, Хаджи-Мурата и доблестных победителей грозы вселенной — Надир-шаха.

Помимо всего сказанного, Халилбек Мусаев был для европейцев не только художником, но и великим знатоком истории и этнографии Кавказа, что оказало огромное влияние на зарубежных ученых. Халилбек, сам родом из высокогорного аула Чох, смело заговорил с просвещенной Европой на ее языке, оставаясь при этом для Запада загадочным восточным факиром, живущим своей внутренней, многим неизвестной жизнью, которая носит название – тоска по родине, ностальгия.
Да? Мусаев Халилбек, безусловно, любил родину, он никогда не отделял себя от нее? жил любовью к своей малой родине, к Дагестану, что он дает нам понять через свою живопись, свое высокое искусство.

Итак, из приведенных данных читатель может убедиться в том, что художник Х.-Б. Мусаев добился уважения, любви в масштабе цивилизованных стран не только к Дагестану, но и лично к своей персоне. Художеством Халилбека Мусаева были очарованы три известные принцессы: австро-венгерская, ее величество принцесса германская Людвига, дочь Вильгельма II, и ее величество принцесса египетская Милекки. Эти высокопоставленные особы боготворили его, встречались с ним, посещали его мастерскую и приглашали к себе. Ее величество принцесса египетская Милекки добилась присвоения Х. Мусаеву персидского дворянства. Она хотела выйти за него замуж. По мнению Милекки, Халилбек — гений, властелин умов и души, к нему надо обращаться только ваше величество.

Халилбек Мусаев был дружен с Мухаммедом Реза Пехлеви — будущим шахом Ирана, который пожаловал ему дворянский герб как потомку царя Ларин и свой портрет. Но судьба повернула иначе личную жизнь великого мастера живописи, наш замечательный земляк X. Мусаев связал с Мелани, итальянкой по происхождению, поэтессой, профессором архитектуры, запечатленной им на многих портретах, написавшей о нем поэму "Последний странствующий рыцарь". Мелани Мусаясул, любимая, верная и достойная подруга своего не менее достойного супруга, сохранила документы Халилбека в таком виде, какими они были в день его смерти.

Умер Халилбек Мусаев в 1949 году в расцвете творческих сил, в возрасте 52 лет, и похоронен в США с соблюдением всех обрядов далекой Родины. Саван с телом незабвенного и талантливого художника опустили в могилу руками земляков дагестанцев, в судьбе которых Халилбек играл немаловажную роль, ему установлен надгробный памятник. Земляки дагестанцы и северокавказцы, проживающие в США, свято чтут память о своем спасителе и достойном сыне Отчизны.

Мы, жители Дагестана, живущие на родине Халилбека Мусаясула, можем лишь только глубоко сожалеть обо всем и сказать слова, идущие из глубины души: "Спи спокойно, достойный сын Дагестана и Чоха, пусть земля далекой Америки станет для тебя пухом, пусть твоя могила всегда излучает радостный свет".

Картины крупнейшего мастера искусства, дагестанца по происхождению и аварца по национальности родом из высокогорного легендарного аула Чох, хранятся в крупнейших музеях мира, в том числе и в Метрополитене в Нью-Йорке, где выставлен и слепок руки живописца в знак признания его вклада в мировую культуру.
Кстати, напомним, что из всех выдающихся деятелей русской культуры только композитор С. Рахманинов удостоин такой чести.

После смерти мужа баронесса Мелани ушла в монастырь под Нью-Йорком. Более 100 картин выдающегося мастера искусства Халилбека Мусаева привезены в Дагестан благодаря усердию и стараниям племянников художника Магомеда и Омара Мусаевых. Общественность Республики Дагестан имела возможность любоваться этими чудесными творениями не только в Махачкале, но и в родном Чохе. Кстати, на стене дома, в котором родился и вырос великий художник, установлена мемориальная доска, при открытии которой присутствовало большое количество народа. Такая же доска установлена на здании факультета живописи и графики ДГУ. Хотелось бы от всей души высказать справедливое желание всего Дагестана о выделении специального помещения-музея для картин нашего земляка и патриота Халилбека Мусаева.

, раздел: Личности

Автор: И.-Х. Халилов / Источник: из книги "Чохцы"
63
0

Поделиться

0

05 Мар 2004 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

  • Дом Хихил Абдулы

    Это был прекрасный дом. Один из лучших в с. Чох. А Чох начала 20 века уже славился прекрасными добротными домами – Мамалава, Нахибашева, братьев...

    30

    Июл 2019 г.

  • Этнодом Заура

    Я встречаюсь с Зауром в модной кофейне З&М в центре Махачкалы. Он постоянно в движении: связывается с дизайнером по поводу логотипа, отходит...

    148

    Фев 2019 г.

  • Муи Гасанова – женщина, которая поет на аварском

    Муи Гасанова — выразительный человек. Она выразительно говорит, более чем выразительно поет, и у нее выразительный характер. В свои 77 лет...

    72

    Янв 2019 г.

  • Одна из ярких фигур времен Кавказской войны. Закари Нахибашев

    Закари Нахибашев являлся одним из приближенных лиц имама Шамиля. С 1860 г. на российской службе, и уже в 1861 г. получает свою первую российскую...

    75

    Ноя 2018 г.

  • Имам-Газали Газалиев. Воспоминания

    Я родился в Дагестане в ауле Чох 20 марта 1928 года. Нас было четверо — я, два старших брата и сестра. В 1935 году нас раскулачили — выселили из...

    88

    Ноя 2018 г.

  • Малая Родина «в лицах» – (часть 2)

    Часть I Аул Чох — «Родовое Гнездо» или «Музей под открытым небом» … …что-то мне показалось что лица особо не востребованы, залью...

    37

    Ноя 2018 г.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля