Халил-бек Мусаясул: Посланник страны последних рыцарей

19
0

Поделиться

10 Апр 2009 г.

Знаменитый дагестанский художник Халил–Бек Мусаев, больше известный под именем Халил–Бек Мусаясул – стал легендой еще при жизни. Уроженец старинного аварского селения Чох он первым из дагестанских художников сумел получить профессиональное образование в Европе и проявил свой талант во многих областях.

Молодой Халил-Бек в 1912-1913 годах учился в г. Тифлисе в школе Общества поощрения изящных искусств у Оскара Шмерлинга. В годы учебы в Грузии он подружился со своим ровесником, позднее ставшим знаменитым грузинским художником Ладо Гудиашвили. А в 1913 году в шестнадцатилетнем возрасте Халил-Бек уехал в Германию, где поступил в Мюнхенскую академию художеств. С началом Первой мировой войны в 1914 году он прервал обучение и вернулся в Россию. После своего вынужденного возвращения в 1915-16 годах молодой художник жил в родном Чохе у старшего брата Абдулкаира.

В революционном 1917 году Халил-Бек приехал в тогдашнюю столицу Дагестана Темир-хан-Шуру, где работал художником-оформителем в типографии дагестанского просветителя Магомед-Мирзы Мавраева, преподавал изобразительное искусство в реальном училище. С 1918 г. вместе с известным русским художником Евгением Лансере иллюстрировал первый дагестанский литературный журнал «Танг-Чолпан». Дружил и общался с такими видными государственными и общественными деятелями республики, как Уллубий Буйнакский, Махач Дахадаев, Гарун Саидов, Джалалутдин Коркмасов.

Первая персональная выставка картин Халил-Бека прошла во Владикавказе в 1919, когда художнику было всего 22 года. Там он остановился в доме уроженца Дагестана, кумыка по национальности, присяжного поверенного Туажина Пейзуллаева, дом которого был местом сбора местной интеллигенции. В этом доме Халил-Бек Мусаясул познакомился с и подружился с Михаилом Булгаковым, тогда еще начинающим писателем.

В 1920 Халил-Бек Мусаев успел поработать на государственной службе на должности заведующего отделом искусств Народного комиссариата просвещения Дагестана. Однако жажда учебы никогда не покидала Халил-Бека, и в 1921 г. он снова принял решение поехать в Германию для продолжения образования. Там он учился у Германа Гребера и академика Хуго Хабермана. В 1925 году Халил-Бек с отличием закончил учебу и остался в Европе, где ему суждено было прожить вплоть до 1947 г. Все эти годы Халил-Бек Мусаев много работал, и получил мировое признание, прежде всего как художник-график.

Вот что в те годы писал о творчестве Халил-Бека в немецкой газете критик, доктор Шмельц: «В Мюнхене без сомнения творили многие художники. Кавказец Халил-Бек Мусаясул был единственным из них, чьи яркие, тонко передающие настроение картины дышат почти без изъянов атмосферой его Родины, страны кровной мести, рыцарских турниров. Из суровых скал проросли темноглазые женщины, подобные тропическим цветам: нежные и изящные, прекрасные и преданные, хрупкие, будто вот-вот переломятся в руках привыкших к борьбе, известных своей храбростью мужчин, которые не расстаются с оружием даже во время мирных полевых работ.

В многочисленной плеяде Мюнхенских художников Халил-Бек представляет собой исключительное явление, чрезвычайно народного очарования, из его многих картин о прекрасных женщинах с чудесными изящными руками как-будто чувствуется дыхание Востока».

В Мюнхене Халил-Бек вошел в круг западноевропейской элиты, там он встречаться с такими выдающимися деятелями мировой культуры как языковед Адольф Дирр, философ Генрих Майер, художник-баталист Франц Рубо, Лайен. Он познакомился и общался с великими российскими писателями Алексеем Толстым, Сергеем Есениным, Максимом Горьким, грузинским прозаиком Константином Гамсахурдиа, звездой Третьего рейха режиссером Лени Рифенталь. В 1929-30 гг. Мусаев посещал Египет, где принимал участие в съемках фильма об имаме Шамиле.

История его любви достойна написания романа. Супруга художника немецкая баронесса Мелани Оливия Юлия фон Нагель Мусаясул долгие годы была его музой, а после его смерти ушла в монастырь с поэтическим названием «Царские невесты» в штате Коннектикут, где была настоятельницей вплоть до своей кончины в возрасте 98 лет 27 июня 2006 года. Халил-Бек встретил Мелани в 1937 году в Германии. А через год они поженились. Они оба были молоды и красивы: Халилу было 40 лет, а Мелани – 30 лет. Хорошо образованная и разбирающаяся в искусстве Мелани была для Халила источником вдохновения.

Семья Халил-Бека является ветвью знаменитого рода иранских царей из династии Ахеменидов. Именно поэтому Халил-Бек являлся иранским подданным. Во время Второй мировой войны он с женой многое сделал для спасения соотечественников оказавшихся в Германии, предоставляя убежище всем, в том числе бывшим узникам фашистских концлагерей. После окончания Второй мировой войны в 1947 г. Xалилбек Мусаев вместе с женой переехал на постоянное местожительство в США.

Ностальгия долгие годы тревожила сердце Халил-Бека. Видимо от этого он прожил короткую жизнь и умер в 1949 году в возрасте 52 лет. Тоска по Родине измучила его и подорвала здоровье. Он написал родным сотни писем, очень беспокоился о судьбе своей семьи. Однако послания Халил-Бека стали для репрессивных органов поводом для преследования его родных. Его брат Абдулкаир в годы репрессий был арестован по ложному обвинению и расстрелян в 1938 г. Долгие годы сохранением наследия Халилбека и увековечиванием его памяти занимается его племянник, режиссер театра и телевидения Магомед Мусаев. Он первым наладил связи с супругой Халил-Бека Мелани еще при ее жизни и дважды был в Америке в 1990 и 1994 годах. Именно он привез из-за океана больше сотни работ Халил-Бека, которые Мелани безвозмездно передала Дагестану. Эти картины, без сомнения, являются сегодня золотым фондом дагестанской живописи.

Похоронен Халил-Бек Мусаев в США в сотне километров от Нью-Йорка в тихом американском городке Бетлехем, что в штате Коннектикут. Но сам мастер завещал похоронить себя на Родине, в Дагестане, в родном селении Чох.

К сожалению, Халил-Беку не суждено было стать пророком в своем Отечестве. Его выставки с успехом проходили в Мюнхене, Берлине, Стамбуле, Риме, Флоренции, Мадриде, Гданьске и Нью-Йорке. Он получил заслуженное признание на Западе, но его имя и творчество на Родине по политическим мотивам долгие годы было под запретом. Его наследие – сотни хранящихся во многих музеях и частных собраниях мира живописных полотен, акварелей, рисунков, по которым можно изучать историю Дагестана. Он оформил легендарную книгу сказок «1000 и одной ночи» и навеки золотыми буквами вписал свое имя в историю мировой живописи.

Халил-Бек был не только великолепным художником, но и талантливым писателем. Его перу принадлежит знаменитая книга «Страна последних рыцарей», написанная на немецком языке, но пропитанная духом Дагестана – литературное произведение, которое может сравниться по значимости с книгой Расула Гамзатова «Мой Дагестан». Книга Халил-Бека – это не просто книга о Дагестане, его людях, традициях, обычаях, нравах, истории и культуре. Это признание в любви и философское откровение, книга представившая миру маленькую и доселе никому неизвестную Страну Гор в совершенно новом свете. Халил-Бек в своем творчестве поднял Дагестан на новую высоту.

Образ Халил-Бека вдохновлял поэтов и писателей. В своей книге «Конституция горца» народный поэт Дагестана Расул Гамзатов пишет: «У нас в Дагестане был еще один Шамиль. Это Шамиль искусства, гениальный художник из селения Чох Мусаясул Халил, чей прах покоится за океаном под Нью-Йорком. И в Германии, и во Франции, и в Италии, и в Иране, и в Турции, и в Америке его картины на дагестанские сюжеты вызывают всеобщее признание и восхищение. Но у нас десятилетиями его картинам, его таланту, его подвигу, его любви к родине и даже его имени была закрыта дорога. А он, подлинный сын наших гор, перед кончиной все свое бесценное творческое наследие завещал родному Дагестану. И эти картины вернулись к нам. Когда же, если не сейчас, кому, как не нам, где же, как не в нашей столице эти шедевры сделать достоянием наших народов, создать дом-музей великого сына Дагестана». А своем литературном завещании великий поэт добавляет: «Я хотел написать пятую книгу «Моего Дагестана» о судьбе Халила Мусаясул. Я даже читал его племяннику две завершенные части из задуманного… Однако, не имея возможности видеть полотна, мне оказалось не под силу написать о художнике большое произведение, тем более в поэтическом жанре». Действительно образ Дагестана без Халил-Бека Мусаясул неполный, его имя стало символом патриотизма и любви к своей Родине, пронесенной через годы испытаний и разлук. Его творчество – откровение и обращение к потомкам с призывом хранить и оберегать свою культуру.

С картин Халил-Бека на нас смотрят величественные лица людей, похожих на античных героев и странствующих рыцарей. Он первым создал неповторимый образ дагестанской Мадонны. Он первым в дагестанском изобразительном искусстве запечатлел на холсте великого имама Шамиля. Он первым так талантливо перенес на холст буйство красок и многоцветье красот родного Дагестана. Находясь в разлуке с родным краем, он сохранил его в своем сердце. Расставшийся с Родиной поневоле он своим творчеством открыл Дагестан миру и создал новый образ горной страны – страны последних рыцарей. Его полотна, которые выставляются в лучших музеях мира, в том числе, в музее «Метрополитен» в Нью-Йорке, по сей день являются для всех ценителей истинного искусства неиссякаемым источником вдохновения и духовности.

, раздел: Личности

Автор: Мурад Ахмедов / Источник: "Проджи"
19
0

Поделиться

0

10 Апр 2009 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

  • Дом Хихил Абдулы

    Это был прекрасный дом. Один из лучших в с. Чох. А Чох начала 20 века уже славился прекрасными добротными домами – Мамалава, Нахибашева, братьев...

    15

    Июл 2019 г.

  • Этнодом Заура

    Я встречаюсь с Зауром в модной кофейне З&М в центре Махачкалы. Он постоянно в движении: связывается с дизайнером по поводу логотипа, отходит...

    132

    Фев 2019 г.

  • Муи Гасанова – женщина, которая поет на аварском

    Муи Гасанова — выразительный человек. Она выразительно говорит, более чем выразительно поет, и у нее выразительный характер. В свои 77 лет...

    62

    Янв 2019 г.

  • Одна из ярких фигур времен Кавказской войны. Закари Нахибашев

    Закари Нахибашев являлся одним из приближенных лиц имама Шамиля. С 1860 г. на российской службе, и уже в 1861 г. получает свою первую российскую...

    67

    Ноя 2018 г.

  • Имам-Газали Газалиев. Воспоминания

    Я родился в Дагестане в ауле Чох 20 марта 1928 года. Нас было четверо — я, два старших брата и сестра. В 1935 году нас раскулачили — выселили из...

    68

    Ноя 2018 г.

  • Малая Родина «в лицах» – (часть 2)

    Часть I Аул Чох — «Родовое Гнездо» или «Музей под открытым небом» … …что-то мне показалось что лица особо не востребованы, залью...

    29

    Ноя 2018 г.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля