Халил-бек Мусаясул: Один из последних рыцарей

9
0

Поделиться

19 Ноя 2012 г.

«Шамиль искусства». Прекрасная характеристика, не правда ли? Вдохновенная дерзость, смелость, виртуозное мастерство, горячий нрав, тотальное свободолюбие и абсолютная преданность родному Дагестану — все это Расул Гамзатов передал в двух словах: Шамиль искусства.

Подобного сравнения от гения мог удостоиться лишь столь же великий мастер — им стал талантливый живописец, график и литератор Халил-бек Мусаясул (1897 — 1949) (на снимке), первый профессиональный художник Дагестана.

Как это ни прискорбно, но имя Мусаясул, не говоря о его творчестве, еще малоизвестно и почти не востребовано на его любимой родине. Несмотря на то, что картины и архив художника были переданы вдовой его родственникам, для произведений мастера так и не было создано отдельной галереи или зала в музее, где бы каждый смог их увидеть, ощутить свою кровную связь с Халил-беком Мусаясул. Даже на официальном сайте Дагестанского музея изобразительных искусств им. П.С. Гамзатовой нет никакого упоминания о выдающемся сыне Дагестана.

Творчество Мусаясул востребовано, известно и доступно в зарубежных странах. Его картины и личные вещи входят в экспозицию знаменитого нью-йоркского музея «Метрополитен», включающую в себя такие элементы, как кинжал, папаха, рубаха, штаны, ремни, кожаные ноговицы и черкеска, которую художник надевал в особых случаях, подчеркивая свою национальную принадлежность и прямую связь с самобытной культурой своего народа.

Его автобиографическая повесть «Страна последних рыцарей», изданная в 1936 году в Германии, имела огромный успех на Западе и в настоящее время пользуется спросом в европейских антикварных книжных магазинах. Русский перевод этого произведения вышел лишь в 1999 году ограниченным тиражом и больше не переиздавался. Работы художника представлены в крупных европейских галереях, в частных собраниях и коллекциях. Картины Халил-бека можно встретить на художественных аукционах, проводимых в Германии и Англии. А землякам художника или интересующимся его творчеством людям приходится довольствоваться немногочисленными репродукциями произведений мастера и ограниченными по содержанию статьями о нем, размещенными в Интернете.

Именно таким образом с творчеством Халил-бека Мусаясул познакомился персонаж известного писателя Алексея Слаповского. Автор пишет, что в картине, которая упоминается в его произведении, — «Портрет аварки из села Чох в национальном костюме»  — он нашел воплощение «гордого типа кавказской красоты, <…> сочетание достоинства и скрытой страсти».

И действительно, на этой картине, несмотря на европейскую манеру рисования, художнику удалось отразить подлинную красоту дагестанской девушки и передать дух своей родины. Это достижение становится тем более поразительным, если знать, что картину эту Халил-бек создал в 1939 году, прожив уже 18 лет вдали от родины. В этой географической удаленности от своей страны, очевидно, и кроется причина забвения творчества дагестанского художника, умершего в 1949 году в Нью-Йорке, но прожившего необыкновенно яркую жизнь и оставившего после себя бесценное наследие.

Редьярд Киплинг писал, что «Восток есть Восток, а Запад есть Запад, и вместе им не сойтись». Выпускник Баварской академии «герр Халил-бек фон Мусаев» доказывает обратное — своей судьбой, своим творчеством, самим фактом своего существования. Он жил и творил на стыке двух миров: он обучался у русских мастеров и европейских мэтров; он выставлялся во Владикавказе и в Тегеране, в Стамбуле и Мюнхене, в Мадриде и Нью-Йорке; в него влюблялись кавказские красавицы и представительницы европейской богемы. Он рисовал Кавказские горы, глядя на Альпы, а посреди европейской политической смуты рисовал «Знамена горцев» и оставался верен себе.

Халил-бек не был своим среди чужих или чужим среди своих, он, по словам Алексея Слаповского, был художником, вписавшимся «в европейскую культуру, оставшись самобытным!», чья судьба «достойна отдельного описания». И действительно, яркая фигура Мусаясул не могла не привлекать внимания писателей. Юрий Слезкин сделал Халил-бека одним из персонажей своего романа «Столовая гора» (1925); в первом романе друга дагестанского живописца Константина Гамсахурдиа «Улыбка Диониса» (1925) Мусаясул также фигурирует в качестве одного из героев.

Однако первое литературное произведение, целиком и полностью посвященное жизненным перипетиям и творческой судьбе Халил-бека Мусаясул, было создано совсем недавно и в скором времени выйдет в свет. Речь идет о романе известного дагестанского писателя Шапи Казиева под названием «Краски изгнания».

Ш. Казиев демонстрирует в этом произведении не только свои неоспоримые литературные достоинства, но и подтверждает репутацию блестящего прозаика и знатока кавказской культуры. Именно под авторством Ш.Казиева в 2001 году вышла в свет биография имама Шамиля в знаменитой серии «Жизнь замечательных людей». Роман «Краски изгнания» стал плодом не только сугубо художественного творчества, но и кропотливых изысканий Казиева, которыми он занимался на протяжении нескольких лет в разных странах и архивах, чтобы достойно воссоздать жизнь и творчество другого Шамиля, «Шамиля искусства» -Халил-бека Мусаясул.

Читателя ждет большой роман о большом художнике, увлекательное повествование, в которое вплетено множество открытий, сделанных Шапи Казиевым во время работы над книгой, много того, что мы узнаем о художнике впервые. Казиев воспроизводит весь его жизненный и творческий путь, начиная рассказ с 1921 года, когда 24-летний Мусаев уезжает в Европу, стремясь оттачивать свой талант, а не губить его, служа большевистской пропаганде. Далее читателя вслед за главным героем ждет головокружительное путешествие по миру: Мюнхен, Париж, Швейцария, Александрия, Испания, Нью-Йорк; экскурс в историю первой половины XX века: две мировые войны, гражданские войны и волнения в России, Германии, Испании, Италии; знакомство с важнейшими представителями искусства и общественной жизни того времени, с которыми довелось близко сойтись Халил-беку, драматические перипетии личной жизни художника, потрясающая история его творческих взлетов и сопротивление нацистской тирании.

Среди множества действующих в романе персонажей — С.Есенин, А.Дункан, А.Розенберг, Л.Рифеншталь, Гитлер, семейство Круппов, королевские семьи Европы и Востока, художники Хаберманн, Рубо, Пикассо, Клее, обитатели Монмартра, кавказские и русские эмигранты в Турции и Европе, советские военнопленные. Здесь также близкий друг Халил-бека и Мелани, редактор и литератор Зюскинд — отец Патрика Зюскинда, автора знаменитого романа «Парфюмер». Всех просто не перечесть, и у каждого — своя роль, свои отношения с главным героем романа.

Многоплановое произведение Ш.Казиева напоминает живописное полотно. При этом, автора, как и его героя, в первую очередь, интересуют люди. В романе Халил-бек не раз повторяет, что ему интереснее рисовать людей, а не пейзажи. Причем людей неординарных, непонятных с первого взгляда, изображая которых, живописец должен работать не только кистью, но и умом, и душой. Сам Халил-бек, талантливый художник и неординарная личность, — идеальный «натурщик» для литератора-портретиста Шапи Казиева.

Конечно, это масштабное полотно, это отчасти портрет эпохи. Широкими и быстрыми мазками Казиев набрасывает исторический фон; четкими и уверенными движениями прорисовывает второстепенных персонажей — общественно-политических деятелей, людей  искусства  и  близких Халил-бека;  с  помощью  тонкой игры светотени и перспективы автор показывает тончайшие движения души и импульсы к созданию того или иного произведения Мусаева. Ведь в центре, безусловно,   портрет   самого   художника.   Каждая   деталь, каждый эпизод — абсолютно все в этом романе оттеняет, обогащает и «работает» на как можно более объемное, точное и запоминающееся изображение    выдающегося    дагестанца.     Перед    нами    портрет художника в юности и в зрелости — до старости он, к сожалению, не дожил.

Казиев особенно подчеркивает преданность художника своей родине. Где бы ни оказывался его герой, с кем бы его ни сводила судьба, он всегда в мыслях и в творчестве возвращается на свою любимую родину – Дагестан. Его природа, его люди, его история и легендарные предания — все это тоскующий по дому художник видит в сновидениях, обо всем этом напоминают окружающие его ландшафты, драматические события, любимые женщины и преданные друзья; и все это он беспрестанно воспроизводит на своих картинах. В романе есть прекрасная сцена. Наблюдая за перелетными птицами в мюнхенском парке, герой представляет, что они прилетели из его родного Чоха и вскоре отправятся туда вновь, и мечтает, что и сам он «непременно вернется, а если не суждено, то вернутся в Дагестан его картины, как посланцы его преданного сердца».

Роман Ш.Казиева может стать одной из первых «перелетных птиц», о которых размышлял литературный Халил-бек. Это первая книга, в полной мере знакомящая отечественного читателя с жизнью и творчеством выдающегося творца, который поднял дагестанское искусство до мирового уровня, сделал его частью общечеловеческой культуры. Безусловно, выход романа станет важнейшим событием в культурной и литературной жизни Дагестана, России и Европы в целом.

Упоминавшийся в начале статьи роман Алексея Слаповского как редкое культурное явление, в котором встречается имя Халил-бека, называется «Большая книга перемен». Уверен, что с выходом романа Шапи Казиева в отношении Халил-бека Мусаясул и его творчества действительно произойдут серьезные перемены. Его наследие достойно больших выставок, широкой популяризации, выпуска каталогов и альбомов, создания художественного фильма, не говоря уже о переиздании книги «Страна последних рыцарей».

Парадоксально и грустно: Халил-бек Мусаясул ни на секунду не забывал о том, что он плоть от плоти – дагестанец, о том, что он является неотъемлемой частью культуры своей родины. Забвение, которому предавалось имя и творчество Мусаясул, — это такое же варварство, как и сжигание книг, которое Халил-бек с ужасом наблюдал в Германии в 1930-е годы. Так, может, пора и нам вспомнить, что ответственность за «возвращение», достойную оценку и актуализацию творчества выдающегося художника Халил-бека Мусаясул лежит именно на нас, его земляках-дагестанцах.

, раздел: Личности

Автор: Андрей Вершин, Галина Факторовская / Источник: "Дагестанкая правда"
9
0

Поделиться

0

19 Ноя 2012 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

  • Дом Хихил Абдулы

    Это был прекрасный дом. Один из лучших в с. Чох. А Чох начала 20 века уже славился прекрасными добротными домами – Мамалава, Нахибашева, братьев...

    9

    Июл 2019 г.

  • Этнодом Заура

    Я встречаюсь с Зауром в модной кофейне З&М в центре Махачкалы. Он постоянно в движении: связывается с дизайнером по поводу логотипа, отходит...

    93

    Фев 2019 г.

  • Муи Гасанова – женщина, которая поет на аварском

    Муи Гасанова — выразительный человек. Она выразительно говорит, более чем выразительно поет, и у нее выразительный характер. В свои 77 лет...

    51

    Янв 2019 г.

  • Одна из ярких фигур времен Кавказской войны. Закари Нахибашев

    Закари Нахибашев являлся одним из приближенных лиц имама Шамиля. С 1860 г. на российской службе, и уже в 1861 г. получает свою первую российскую...

    49

    Ноя 2018 г.

  • Имам-Газали Газалиев. Воспоминания

    Я родился в Дагестане в ауле Чох 20 марта 1928 года. Нас было четверо — я, два старших брата и сестра. В 1935 году нас раскулачили — выселили из...

    48

    Ноя 2018 г.

  • Малая Родина «в лицах» – (часть 2)

    Часть I Аул Чох — «Родовое Гнездо» или «Музей под открытым небом» … …что-то мне показалось что лица особо не востребованы, залью...

    23

    Ноя 2018 г.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля