Гаджимагомед Мадиев

24
0

Поделиться

12 Мар 2004 г.

В числе жертв произвола и беззакония 1937 года был и выходец из Чоха Гаджимагомед Абдулаевич Мадиев. Он был ложно обвинен, оклеветан и объявлен врагом народа.

Родился Г. Мадиев в 1896 году в бедной крестьянской семье. Его отец Абдула с 1901 года работал на нефтяных промыслах в Баку. Вместе с отцом работал и Гаджимагомед сначала учеником, потом слесарем-электриком. Еще в юные годы приобщился он к революционному движению, принимал участие в рабочих собраниях и демонстрациях. Поэтому в феврале 1917 года его уволили с работы.

Гаджимагомед вместе с отцом возвратился в село, занимался крестьянским трудом, налаживал связь с революционно-настроенными односельчанами: Магомедом Омаровым, с которым был дружен еще в Баку, Омар-Гаджи Эльдаровым и другими. В 1919 году, когда горцы Дагестана восстали против Деникина, Г. Мадиев вместе с другими чохцами вступил в партизанский отряд и в течение двух месяцев участвовал в боях под Темир-Хан-Шурой. С 1919 года Г. Мадиев прчно связывает свою судьбу с партизанским отрядом М. Омарова-Чохского, участвуя в боях против Гоцинского, был в числе защитников крепости Гуниб.

В 1920 году Г. Мадиев вступил в партию большевиков. С апреля 1920 года работал вначале инспектором, затем заместителем заведующего Гунибского окрсобеса, через четыре года его переводят на работу в Гунибский окружной комитет партии, избирают членом бюро окружкома. Работал инструктором, заведующим орготделом, исполнял обязанности секретаря окружкома партии. Вскоре его избирают делегатом областной партийной конференции. В 1923-1925 годах Мадиев был уполномоченным дагестанской контрольной комиссии по Гунибскому округу.

В августе 1925 года по рекомендации Дагобкома ВКП (б) Мадиева направляют на учебу в Коммунистический университет трудящихся Востока. После завершения учебы в марте 1930 года его избирают первым секретарем Гунибского РК ВКП(б). Много внимания Мадиев уделял начавшемуся строительству Гергебильской ГЭС, обеспечивая стройку рабочей силой, строительными материалами. По его инициативе и при личном участии в Гунибском районе, на территории Чохской коммуны, было начато строительство небольшой гидроэлектростанции на притоке Кара — Койсу. Не без трудностей и ошибок строительство завершилось и с апреля 1932 года в аулах высокогорного Гунибского района зажглись лампочки.

В 1930 году Г. Мадиев был избран членом Дагестанского обкома ВКП(б) и члено —президиума ДагЦИКа. Через два года его назначают секретарем ДагЦИКа, в мае 1932 года — заместителем наркома земледелия ДАССР по животноводству. Здесь наиболее рельефно выявились его способности крупного организатора, особенно по развитию животноводства. При непосредственном участии Г. Мадиева началось выведение новой высокопродуктивной породы крупного рогатого скота — Дагестанская бурая.

Г. Мадиев пользовался большой популярностью и авторитетом в народных массах и среди республиканского актива. Он неоднократно выступал с критикой в адрес первого секретаря обкома ВКП(б). На этой почве между Мадиевым и Самурским возникли трения, а в последующем и явная неприязнь. Поэтому Самурский направляет его в Ботлихский район первым секретарем райкома партии. На новой должности Г. Мадиев уделяет серьезное внимание укреплению экономики колхозов, подготовке и выдвижению на ключевые должности местных кадров. Он был одним из организаторов и активным участником Строительства Тлохского консервного завода, первенца перерабатывающей промышленности в этой зоне. Конечно, если судить с позиции сегодняшнего дня, строительство Тлохского консервного завода может показаться небольшим событием чисто местного значения. Но в начале 30-х годов прошлого века при скудных возможностях завод был очень нужен для поднятия экономики колхозов Ботлихского и Гунибского районов, не говоря уже о занятости населения.

Старшее поколение этих районов с глубокой благодарностью вспоминает Мадиева как доброго, мудрого руководителя, отличного собеседника. Автору этих строк по долгу службы приходилось бывать в Ботлихском районе. Аксакалы, узнав о моем чохском происхождении, охотно заводили беседу о Г. Мадиеве и всегда давали ему высокую оценку как личности и руководителю. Житель Ботлиха Магомед-Али, работавший несколько лет сторожем в одной из больниц в Махачкале, рассказал любопытную историю, связанную с Г. Мадиевым: "В те годы я работал конюхом райкома в Ботлихе, проживал в одной квартире с первым секретарем Г. Мадиевым. Мне как младшему по возрасту, помимо служебных обязанностей, приходилось заниматься уборкой квартиры и готовить еду. Это продолжалось недолго, однажды Гаджимагомед спросил меня: "Магомед-Али, кто у нас убирает квартиру и готовит еду?" Я ответил, что это входит в мою обязанность как младшего. Он запротестовал категорически и потребовал установить дежурство по уборке жилья и приготовлению пищи".

В газете "Северо-Кавказский большевик" от 23 июня 1935 года была опубликована обширная статья Н. Самурского "В боях за Советский Дагестан", в которой он принижал роль партизанского отряда М. Омарова-Чохского и чохской сельской партизанской ячейки, организованной еще в 1918 году, в борьбе за установление советской власти в Дагестане, практически отрицал участие горцев в революционном движении.

Естественно, партийная организация села и участники партизанского отряда не остались равнодушными. Г. Мадиев в бытность первым секретарем РК ВКП(б) Ботлихского района выступил в той же газете "Северо-Кавказский большевик" от 26 июля 1935 года с ответной статьей "Вопрос тов. Самурскому". Статья прогремела как гром среди ясного неба. Никто тогда не осмеливался выступить против первого секретаря обкома ВКП(б), тем более в открытой печати, и поэтому выступление Г. Мадиева вызвало бурный резонанс общественности, интеллигенции, студенческой молодежи Дагестана. Уместно напомнить, что еще в годы Гражданской войны (1921-1922 гг.) и после нее Н. Самурский весьма лестно отзывался о жителях аула Чох за активное участие в Гражданской войне, и это дало основание Реввоенсовету республики наградить восемь красных партизан, выходцев из Чоха, высшими правительственными наградами — орденами Боевого Красного Знамени. Назовем этих героев поименно: М. Омаров-Чохский, М. Мамаев, И. Кулдуев, А. Алиев, X. Билалов, Г. Сукаев, Г. Нахибашев, А. Нахибашев. Впоследствии орденом Красной Звезды был награжден и отставной участник партизанского отряда М. Шарапилов. Кроме того в 1920 году приказом Реввоенсовета РСФСР аул Чох Гунибского округа был награжден Почетной грамотой. Партизанский отряд имел свой гимн, который торжественно исполняли не только красные партизаны, но и школьники в торжественные дни. Высокую оценку боевой деятельности жителей Чоха в Гражданской войне в Дагестане и в последующем при установлении новой власти дает известный просветитель и общественный деятель Дагестана А. Тахо-Годи в своей книге "Революция и контрреволюция в Дагестане".

В 1963 году на траурном митинге, посвященном похоронам М. Мамаева, бывшего начальника Чохского партизанского отряда, А. Далгат, оценивая роль отряда в боях за Советский Дагестан, в частности, сказал: "Когда мы находились в Левашах и отбивали яростные атаки Н. Гоцинского и войск Деникина, как снег на голову, появился овеянный славой отряд чохских партизан под командованием М. Мамаева и с ходу включился в боевые действия, показывая при этом образцы храбрости и мужества".

Как мы писали выше, в октябре 1937 год Г. Мадиев был вызван на бюро обкома партии, арестован, привлечен к уголовной ответственности по ложному обвинению и объявлен "врагом народа". В течение трех лет его содержали в тюремной камере без суда и следствия. Не последнюю роль в "разоблачении Г. Мадиева сыграл некий М. Бижанов, стремившийся занять должность первого секретаря Ботлихского РК ВКП (б), помощниками в этом гнусном деле стали небезызвестный Магомаев и два его приятеля. Следствие по этому делу, как и по многим другим делам на "врагов народа", проводилось с грубыми нарушениями процессуальных норм, сопровождалось жестокими пытками и садистскими приемами. Здоровье Мадиева было подорвано, он получил тяжкое повреждение позвоночника, но, несмотря на жестокость, издевательства и побои, не признался ни в одном из предъявленных ему наговоров и не дал никаких показаний на своих товарищей.

В 1940 году вновь назначенный нарком внутренних дел Дагестана Пантелеев лично разобрался в деле Г. Мадиева, 20 апреля 1940 года уголовное дело на него было прекращено ввиду отсутствия в его действиях состава преступления и он был освобожден из-под стражи.

Не только Г. Мадиев сам невинно пострадал, подвергались гонениям и члены его семьи. По требованию представителя РК ВКП(б) и райотдела НКВД было созвано собрание колхозников с единственной целью: исключить из колхоза Г. Мадиева и членов его семьи. Это означало изъятие приусадебного участка и лишение других источников и средств существования. Но среди коммунистов нашлись порядочные люди, в их числе Ибрагим Рамазанов (Хурдал), М. Шахназаров и М. Мирзоев, которые выступили в защиту семьи арестованного и попросили РК партии и РО НКВД о том, чтобы члены семьи сделали публичное заявление на собрании колхозников об их отречении от мужа, отца как "врага народа». Уговорили сделать такое заявление не только жену Гаджимагомеда, но и 8-летнего сына Наримана. Только после этого было вынесено решение исключить из колхоза только Гаджимагомеда, а членов его семьи не трогать. Одновременно распоряжением директора гунибской школы дети "врага народа» ограничивались в элементарных правах, вплоть до исключения из списка отличников школы. В частности, Абдулу Мадиева, которого постоянно поощряли за отличную учебу до ареста отца, подвергли третированию, что, естественно, нанесло моральную травму подростку. Позже он добровольно ушел на фронт и погиб смертью героя в 1944 году.

Унижены и оскорблены были товарищи и сослуживцы Г. Мадиева — ни в чем не повинные второй секретарь райкома ВКП(б) Хочо Гамзатов, управляющий госбанком Гаджимагомед Азаев, заведующий райземотделом Абдулкадыр Зайналов и многие другие.

В этих жестоких условиях всеобщей травли и преследования находились люди с чистой совестью и высокими моральными качествами, к числу которых относятся А. Даниялов, М. Арбулиев и другие, которые не только не отвернулись от Г. Мадиева, но и оказывали возможную помощь и поддержку. Когда нарком внутренних дел Пантелеев обратился к предсовнаркома Дагестана А. Даниялову с вопросом, знает ли он арестованного Г. Мадиева, Даниялов ответил: "Да, знаю хорошо, как преданного делу коммуниста и человека, сделавшего многое в установлении и укреплении советской власти и социалистического строительства в республике".

В июле 1940 года Г. Мадиев был восстановлен в партии и во всех своих правах. Однако подорванное здоровье не позволило ему согласиться на предложенную ему ответственную должность. Он занимался посильной работой в коммуне, был секретарем парторганизации, потом завсберкассой в Гунибе. Когда началась Великая Отечественная война, Мадиев был назначен в комиссию по сбору теплых вещей для воинов Красной Армии и уделял этому делу исключительное внимание.

До победы ему не суждено было дожить. В июне 1944 года на 48-м году жизни он умер. Жена его Шабага умерла в 1962 году. Г. Мадиев имел прекрасную семью: старший сын Кипли — участник Великой Отечественной войны, учитель, умер в 1987 году; Абдула – ученик 10 класса, в 1942 году добровольно ушел на фронт и погиб смертью храбрых через два года: Ильяс — ветеран органов МВД, преподаватель советского права в мединституте; Роза — фармацевт.

Все пятеро детей Г. Мадиева стойко вынесли выпавшие на их долю обиды и лишения, не уронив чести и достоинства, присущих горцам. Они были и остаются патриотами своего Дагестана, родного района и ставшей родной Чох-Коммуны.

, раздел: Личности

Автор: И.-Х. Халилов / Источник: из книги "Чохцы"
24
0

Поделиться

0

12 Мар 2004 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

  • Дом Хихил Абдулы

    Это был прекрасный дом. Один из лучших в с. Чох. А Чох начала 20 века уже славился прекрасными добротными домами – Мамалава, Нахибашева, братьев...

    15

    Июл 2019 г.

  • Этнодом Заура

    Я встречаюсь с Зауром в модной кофейне З&М в центре Махачкалы. Он постоянно в движении: связывается с дизайнером по поводу логотипа, отходит...

    136

    Фев 2019 г.

  • Муи Гасанова – женщина, которая поет на аварском

    Муи Гасанова — выразительный человек. Она выразительно говорит, более чем выразительно поет, и у нее выразительный характер. В свои 77 лет...

    63

    Янв 2019 г.

  • Одна из ярких фигур времен Кавказской войны. Закари Нахибашев

    Закари Нахибашев являлся одним из приближенных лиц имама Шамиля. С 1860 г. на российской службе, и уже в 1861 г. получает свою первую российскую...

    67

    Ноя 2018 г.

  • Имам-Газали Газалиев. Воспоминания

    Я родился в Дагестане в ауле Чох 20 марта 1928 года. Нас было четверо — я, два старших брата и сестра. В 1935 году нас раскулачили — выселили из...

    68

    Ноя 2018 г.

  • Малая Родина «в лицах» – (часть 2)

    Часть I Аул Чох — «Родовое Гнездо» или «Музей под открытым небом» … …что-то мне показалось что лица особо не востребованы, залью...

    29

    Ноя 2018 г.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля