Наставления шейха Мухаммада-хаджи Кикунинского своим духовным потомкам

15
0

Поделиться

25 Окт 2018 г.

За последние годы мы наблюдаем всевозрастающий интерес к суфизму, его идейным и организационным истокам, его прошлому и настоящему, перспективам его развития. Проявляется это масштабно как в нашей стране, так и во многих странах мира с мусульманским населением или же со значительным массивом мусульманской диаспоры. В настоящее время в Дагестане в связи с возрождением религиозного самосознания, шейхи суфийских братств занимают важное место в жизни общества. Множество работ исследователей направлены на глубокое изучение этого многогранного вопроса, рассматривая не только историю самого зарождения и распространения суфизма в Дагестане, но и той роли, которую он играл и в настоящее время играет в жизни общества. Творческое наследие суфиев для исследователей также является крайне интересным, так как в ходе ознакомления с ним раскрывается суть философии этого учения.

Широко известно, что параллельно исламизационному процессу в Дагестане происходило проникновение богатой культуры народов Ближнего Востока и Средней Азии, в частности, арабского языка. Он стал для Дагестана языком не только богослужения, но и науки, литературы, образования, делопроизводства, частной и официальной переписки. Поэтому неудивительно, что большинство суфийских произведений как ранних, так и поздних написано на арабском языке.

Необходимо отметить что, арабоязычная литература Кавказа, в частности Дагестана, имела свою местную национальную природу и самостоятельный характер. Данная литература, являясь одновременно явлением арабской культурно-исторической общности, выступала как фактор многовекового влияния на культурную жизнь Дагестана и Кавказа, и как «предыстория» зарождения национальных литератур.

естные арабоязычные произведения создавались со времен начала распространения ислама и вплоть до начала XX в. Это были сочинения по грамматике, истории, мусульманскому праву, этике, суфизму и вообще относящиеся к вопросам теологии.

В настоящее время исследователями проведена огромная работа по выявлению археографических памятников, относящихся к суфийской литературе. Произведения дагестанских шейхов переводятся на различные языки, даются различные комментарии к этим текстам.

Существует целый ряд ученых, посвятивших свои исследования переводам дагестанских суфийских текстов, их научному анализу, биографиям их авторов. Среди них: М.-С. Саидов, И.Ю. Крачковский, А.Р. Шихсаидов, А.К. Аликберов, А.Р. Наврузов, Ш.Ю. Пашаева, З.А. Магомедова, Ш.Ш. Шихалиев, М.А. Абдуллаев и др. Но, тем не менее, наследие многих дагестанских суфийских шейхов и по сей день является малоизученным. Притом, что в последние годы в современном обществе возрос интерес к суфийским идеям, не только как религиозному явлению, но и как проявлению особого философского мировоззрения. Творческое наследие Мухаммада-хаджи Кикунинского (Мухаммад-хаджи ал-Кикуни ад-Дагистани ал-Мадани) (1835-36 — 1913 гг.), также является в настоящее время мало изученным.

Мухаммад-хаджи, родившийся в с. Кикуни (ныне Гергебильского р-на РД) был одним из многочисленных учеников накшбандийского шейха Абдурахмана-хаджи Согратлинского. Впоследствии он получил иджазу (разрешение) на иршад (руководство муридами). Однако и по сей день, среди представителей мусульманского духовенства нет единого мнения по поводу легитимности его иджазы. Существует множество высказываний по этому вопросу, но если для кого-то иджаза Мухаммада-хаджи является спорной, то не для его последователей, для них он без всяких сомнений «истинный» шейх. Большинство из них проживают в селениях Кикуни, Гергебиль — Гергебильского р-на, Хаджалмахи — Левашинского р-на и Доргели — Карабудахкентского р-на РД.

Мухаммад-хаджи является одним из ярких представителей дагестанской диаспоры в Турции. Эмигрировав (после подавления восстания 1877 г. царскими властями он был отправлен в ссылку, из которой ему удалось совершить побег), он собрал вокруг себя множество учеников и последователей, многие из них были выходцами из Дагестана. Шейх является основателем крупного поселения дагестанских эмигрантов в Турции — с. Гюней-кёй, известного, как «малый Дагестан». Компактное расселение и сплочённость помогли нашим землякам выжить вдали от своей Родины, сохранив при этом свой язык, культуру и традиции.

Мухаммада-Хаджи Кикунинского называли в Дагестане и за его пределами Шейхдада (Шейх-отец) или же КIудияв устIар (Старший устаз), и это говорит о том, что многие современники воспринимали его как своего духовного отца.

В Турции, передав иджазу своему племяннику Шарапуддину Кикунинскому, ставшему к тому времени его зятем, Мухаммад-хаджи продолжил свою цепь преемственности, которая в свою очередь, имеет несколько ответвлений — на родине шейха и за её пределами. Так, силсила одного из влиятельных суфийских шейхов — Мухаммада-Назима ал-Кипруси восходит к шейхам Кикунинским.

В 1913 г. шейх Мухаммад-Хаджи Кикунинский, будучи уже в преклонном возрасте, умер. Его дело продолжил шейх Шарапуддин. Он лично руководил постройкой селения, дорог к г. Ялова (15 км.). Благодаря его дальновидности, турецкие «дагестанцы» имеют обширные орошаемые земельные угодья. Рядом с Гюней-кёйем имеется родник с минеральной водой, средства, полученные от ее реализации, жители и в настоящее время используют для дальнейшего благоустройства селения.

Дагестанцы в настоящее время пользуются возможностью совершить зиярат в Турцию к могилам шейхов Кикунинских, а потомки дагестанских мухаджиров приезжают из Турции в Дагестан для посещения, местных зияратов (среди них дома, которых жили шейхи в Кикуни и Гергебиле).
Несмотря на то, что иджаза Мухаммада-Хаджи и Шарапуддина оспаривается последователями других ветвей братства накшбандийа в Дагестане, в сердцах их последователей они остаются истинными шейхами. Неоспоримо и то, что оба шейха сыграли не последнюю роль в жизни дагестанской диаспоры в Турции. В памяти народа надолго останутся предания связанные с их жизнью. В ходе полевой работы нами выявлено около 10 стихотворных панегириков (восхвалений), принадлежащие разным авторам, в честь Мухаммада-Хаджи и Шарапуддина Кикунинских.

Сохранились стихи шейха Мухаммада-хаджи на аварском и арабском языках, посвященных пророку Мухаммаду и идеям суфизма. Несколько стихотворных произведений находятся в Рукописном фонде ИИАЭ ДНЦ РАН, также они были обнаружены в частных библиотеках.

Наибольшую известность в Дагестане получило сочинение Мухаммада-хаджи Кикунинского «Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам» («Светило в обучении народа» — И.З.), в котором раскрываются основные постулаты суфийской идеологии (работа над собой, очищение души от скверны, отдаленность от всего греховного, стремление к совершенству). Поэтому это сочинение является актуальным и в условиях современного общества.
В ходе работы археографических экспедиций Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской академии наук (ИИАЭ ДНЦ РАН) в сотрудничестве с Дагестанским государственным университетом (ДГУ) в рамках программы Российского Государственного научного фонда (РГНФ) и Российского Фонда Фундаментальных исследований (РФФИ), в частных книжных коллекциях было обнаружено несколько печатных и рукописных экземпляров этого сочинения.

В рукописном фонде ИИАЭ ДНЦ РАН хранится сборная рукопись, в которую входит «Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам» Мухаммада-хаджи Кикунинского. В краткий каталог арабских рукописей Института востоковедения РАН входит еще один рукописный экземпляр «Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам» переписанный в 1313 г.х. (1896 г.). Другой список того же сочинения хранится в книжной коллекции Омарова Ансара в с. Гергебиль. Он был обнаружен во время археографической экспедиции ИИАЭ ДНЦ РАН под руководством д.и.н. А.Р. Шихсаидова — в 2001 г. В с. Ахалчи (Хунзахского р-на РД) в 2006 г. во время аналогичной экспедиции был найден еще один этого сочинения переписанный в 1320 г.х. (1902 г.) Ахмадом Ахалчинским.

Как уже было выше указано, в настоящее время автору статьи известны 4 списка «Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам» Мухаммада-хаджи Кикунинского. Даты их переписки варьируются между 1895 — 1902 гг., к сожалению пока не обнаружен автограф сочинения, поэтому список из библиотеки Омарова Ансара можно считать самым ранним (16 марта — 13 апреля 1895 г.) Он представляет собой часть сборной рукописи. В с. Гергебиль в доме Ансарова Гаджи бережно хранится рукописная библиотека его покойного отца — Омарова Ансара, который являлся муридом шейха Шарапуддина Кикунинского.

К сожалению, в настоящее время сохранилась лишь только часть книжной коллекции А. Омарова, другая же погибла во время пожара. Наряду с арабографичными рукописями в библиотеке представлены также и печатные издания — на арабском и аварском (аджам) языках.

В рукописном сборнике на ряду с «»Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам»» Мухаммада-хаджи Кикунинского представлены различного рода тексты (хроники, выписки из Корана, проповеди, отрывки из сочинений ал-Газали, Абдалваххаба аш-Шарани, арабографичный текст (аджам) религиозного содержания на аварском языке).

Сведения о переписчике рукописи — Мухаммаде сыне Куштанти из с. Гергебиль, и о дате её переписки — месяц шаввал 1313 г.х. (16 марта — 13 апреля 1895 г.) содержатся в колофоне т.е. в конце сочинения. На полях рукописи встречаются высказывания Ибн Араби, Газимухаммада из с. Гимры, самого переписчика — Мухаммада Гергебильского (в основном аджаме), отрывки из суфийских сочинений — Джамалуддина Казикумухского «Адаб ал-мардия» и комментария на «Силк ал-айн» ас-Сафади.

«Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам» Мухаммада-хаджи в 1905 г. был издан в г. Петровске с дозволения цензуры Санкт-Петербурга от 27 августа 1905 г. в типолитографии А.М. Михайлова, издатель — М. — М. Мавраев. Факт выхода в свет печатного издания произведения бывшего ссыльного автора, нелегально покинувшего страну, говорит о недосмотре цензуры или же о лояльном отношении властей к работам религиозного содержания, что более вероятно. В рекламном проспекте М.-М. Мавраева — «Фихрист ал-кутуб» за 1908 г. среди книг имеющихся в наличии и предлагаемых читателю упоминается «Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам». Сведения об издании этого произведения мы находим в «Книжных летописях» — государственных библиографических указателях, выпускавшиеся с 1907 г. в Петербурге Главным управлением по делам печати Российской империи (серия продолжается и поныне, но уже под грифом Российской государственной Книжной палаты). Возможно, речь идет о втором издании «Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам» Мухаммада-хаджи Кикунинского.

Экземпляры литографического издания «Наджм ал-анам фи рийадат ал-гIавам» отпечатанные в портпетровской типолитографии были найдены во время вышеупомянутых экспедиций в книжных коллекциях М. Омарова- в с. Гергебиль, М. Сиражутдинова, и А. Муртазалиева- в с. Кикуни.
«Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам» был издан с параллельным переводом на аварский язык (аджам) Мухаммада сына Курбанали из с. Шулани (ныне Гунибского района РД). Переводчик в стихотворной форме вкратце раскрывает суть сочинения, поэтому этот перевод было бы правильно назвать «свободным смысловым переводом» или же «комментарием к тексту». По объему этот перевод намного уступает арабскому тексту оригинала. Что касается самого «Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам», то он написан в прозе.

Переписчик этого литографического издания — известный дагестанский каллиграф — Газимухаммад Урибский. В это же издание включено восхваление шейха Мухаммада-хаджи Кикунинского, написанное на аварском языке (аджам) Газимухаммадом Урибским. В нем шейх уподобляется полной Луне, а его муриды звездам на небе и т.д. Так же в книгу входит обращение Мухаммада-хаджи на аварском языке в форме наставлений «братьям мусульманам» и два произведения Алихаджи из Инхо.

«Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам» написан в форме наставлений, что в целом очень характерно произведениям суфиев. В «Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам» шейх Мухаммад-хаджи дает указания по этике поведения мусульманина. Шейх призывает наставляемого быть воздержанным от мирских утех, быть немногословным, иначе его сердце будет закрыто от Всевышнего завесой. Лишь в тарикате Мухаммад-хаджи видит лучший путь к укреплению шариата. Он упоминает имена накшбандийских шейхов, которым придает огромное значение, посредством их он предлагает обращаться за помощью к Аллаху. Шейх приводит высказывание порока Мухаммада о том, что мусульманин должен стремиться к сближению с «людьми Аллаха», чтобы самому быть близким к Всевышнему. Необходимо отметить, все сочинение изобилует высказываниями пророка Мухаммада, которые автор приводит как неоспоримые доказательства своей правоты.

Сочинение обращено к наставляемому мусульманину, только что вступившему в суфийское братство или же намеревающемуся сделать это. Сочинение направлено на разъяснение той важной роли, которую играют суфийские шейхи как наставники народа на путь истинный.

От начала до конца в сочинении повторяется обращение — «О сын мой!» («Я валади!»). В тексте оно выделяется крупным написанием и цветными чернилами (в рукописном варианте). Это обращение стоит в начале каждого смыслового отрезка и придает эмоциональную окраску всему сочинению, благодаря чему создается эффект тесной связи между читателем и автором. В виду этого сочинение «Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам» упоминается в некоторых источниках, под названием — «Я валади». Однако в литографическом издании, перевод Мухаммада Шуланинского дается сплошным стихотворным текстом без этого обращения и вообще без какого-либо разделения.

Можно предположить, что свое сочинение Мухаммад-хаджи Кикунинский написал под влиянием известного сочинения «Аюгьа ал-валад» ал-Газали (1059-1111 гг.) — средневекового выдающегося мусульманского мыслителя, чьи сочинения были широко распространены в Дагестане. Как и «Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам» — это небольшое сочинение (около 20 л. рукописного текста). Оно также разделено на части обращением «Айуха ал-валад» («0 сын!»), которое в свою очередь также выделяется написанием. Но, назвать «Наджм ал-анам фи рийадат ал-гIавам» произведением эпигонским (подражательным), было бы неверно.

Следует обратить внимание на то, что «Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам» как в печатном, так и в рукописном варианте является частью сборника. Это объясняется и размером сочинения, а также тем, что в среде верующих имеют хождения рукописные и печатные сборники, в них мы находим сведения из истории ислама, пророков, шейхов. Они постоянно дополнялись нужными текстами и представляют собою значительную научную и познавательную значимость.

Ниже приводится перевод с арабского языка (перевод — И.З.) небольшого отрывка из «Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам» с перечислением имен накшбандийских шейхов, входящих в силсилю Мухаммада-хаджи Кикунинского, не вошедшее в перевод этого сочинения Мухаммада Шуланинского на аварский язык.

«О, сын мой! Знай, что всякий кто входит во врата шариата обязательно увидит все врата после иджтихада (усердия) и обучения в шариате. Чтобы вкусить сладость в зикре (упоминании), таате (повиновении) и облегчить свое обучение, оставь все, что не от Аллаха Всевышнего, не общайся с людьми небрежными и жестокими. Приучи себя к уединению и одиночеству. Запри врата своего сердца от зла, не полагайся на слова мирских людей, воистину они уподобляют тебя себе. Затем перечисляй имена шейхов накшбандийского тариката. Упоминай их силсилу громким голосом в безлюдном месте, там, где не слышно прохожим, желая получить благословление посредством их имен, иметь духовную связь с ними и стать искренним в их упоминании. Силсила их такого образа и последовательности: Пророк, Сиддик, Салман, Касум, Джафар, Тайфур, Абу Хасан, Абу Али, Юсуф, Абдулхалик, Ариф-Мухаммад, Махмуд, Али, Мухаммад, Баба Самаси, сайид Амир ал-Кулали, Хаваджи Багьауддин ан-Накшбанди, ГIaлауддин, Якуб, ГIaбдаллах, Мухаммад-Захид, Дарвиш Мухаммад, Хаваджаки ал-Амикнаки, Мухаммад ал-Баки, Ахмад ал-Фаруки, Мухаммад Масум, Сайфаддин, Нурмухаммад, Хабибуллах, Абаллах, шейх Халид, шейх Исмаил, Хас-Мухаммад, шейх Мухаммад-эфенди ал-Яраги, шейх Джамалуддин ал-Гумуки, шейх Абу Ахмад ас-Сугури, шейх Мухаммад-хаджи ал-Кикуни.»

В силсиле имеют место неточности, которые, скорее всего, были допущены в ходе переписки, т.к. в других источниках она представляется более полной. Здесь Мухаммад-хаджи Кикунинский представляет одно из ответвлений цепи преемственности суфийского братства Накшбандия, исходящую в Дагестане от шейха Мухаммада Ярагского.

В настоящее время продолжается работа над дальнейшим выявлением и изучением творческого наследия шейха Мухаммада-хаджи Кикунинского.
Владеющим аварским языком, на наш взгляд, будет не безынтересно ознакомиться с небольшим отрывком перевода «Наджм ал-анам фи рийадат ал-авам» Мухаммада Шуланинского, в котором отражены основные идеи сочинения, оставшиеся актуальными и в настоящее время. Обращение Шейхдада к вступающим в тарикат звучащий как голос из прошлого, поможет и в наше время наставить его духовного потомка на путь истинный.

«…ТIарикъат бокъанани шаригIат мухIкан гьабе.
КъучI щула гьабичIони тIад къед бан чIоларибин.
ТIинабе гьечIонани хьитазул пайда гьечIо.
ШаригIат мухIканлъичIеб тIарикъат букIунаро.

Каки чури бихула, бихулел жал гьел лъала.
КIиабизе чурани дабго хIалалде ккола.
Чорход мунагь гьабун, биххараб каки чуре.
БацIатаб тавбу гьабуни биххичIеблъун лъугьуна.

Нилъер шуйабго какий, гьезе гIужал буго.
Гьел какал риххулеб жо нилъеда лъалеб буго.
Нилъер ругель каказе гьелъие гIужал даим руго.
Биччасда гъафуллъи — гьебго какил биххи буго.

Шариаталъул какал лугбуз ралел рукIуна.
ТIарикъаталъул какал ракIалъ ралел рукIуна.
ХIибба гьабун мун вукIа, рекIелъ гъаплат биччаге.
Биччасде хитIба гьабе, халваталда даимлъе.

Устарзабазул хIурмат цIунараб дагьаб гIамал,
ЦIуничIого гьабураб гIумруялдаса лъикIаб.
Устарзабазул хIурмат жодоца тарал чагIи,
Хвалилъ мекъе ккеялда жодой хIинкъи букIуна.

ГIумру жодой къукълъула, лъарабги кIоччон тола.
Шагьадат битIизеги мацIалда хIал кIволаро.
Биччасул адаб цIуни, гьезул цIуни букIуна.
Аллагьиму гIодоречIи, гьелги речIи абула.

Биччасул амру — нагьйу, эллда мун цIакъ разилъе.
Расуласул суннатал дуца цIакъ цIуне.
Чидар руччабаздеги дуца бер балагьуге.
Хирай ятананиги гьелдасаги мун вусса.

ГIадамазул гIайибалъе хIакъаб жо дуца тоге.
Аллагь рази гьавуни, ахир гьел разилъила.
Диналъул агьлуялде гьалмагълъи дуца гьабе.
Гъапулаб гъабиталъул агьлуялда жувуге.

Мунагьал гьарулезда дуца гIайиб гьабуге.
Аллагьасул рахIматал гIемерал ругелъи лъай.
Гъапулал гIалимзаби — гьезде мун валагьуге.
ГIелму лъун, дунял босун гьелда жанир лъугьарал.

Халкъалда гIайиб чIваге капураб букIаниги.
Гьездехун хIал лъикI гьабе, Аллагьасде гIинтIаме.
Дурго чурхул гIайибал, гьезул цIакъ хIисаб гьабе.
ЛъикIлъиялдаса кIудал гьел ругелан вукIа…»

, раздел: Личности

Автор: Ибрагимова З.Б., Отдел Востоковедения, Институт истории археологии этнографии ДНЦ РАН
15
0

Поделиться

0

25 Окт 2018 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

  • Великан из Кикуни

    Во времена цирковых борцов, а это первая половина прошлого века, дагестанцы не так славились в популярном ныне у нас единоборстве, как в...

    3

    Апр 2009 г.

  • Великан Осман Абдурахманов

    В селении Кикуни Гергебильского района в 1912 году родился известный богатырь, великан, борец по классической борьбе Осман Абдурахманов. Отец...

    43

    Янв 2004 г.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля