Диснейленд в Шамхал-Термене

5
0

Поделиться

26 Дек 2014 г.

Улица Ленина, дом 57. Все шамхальцы и их гости знают, что по этому адресу живет Шапи Рабаданов. Кто он и чем знаменит? Он — как Гусейн Магомаев для Халимбекаула, Нико Пиросманишвили – для Мирзаани. Художник-самоучка, самородок. Он нисколько не стесняется так себя называть.

— Людям нравится, как я рисую, — говорит он. – Они с удовольствием приходят посмотреть мои работы, многие заказывают для себя. Вот это для меня важнее всех дипломов.

Мы в его маленькой, светлой мастерской. Шапи Абдулкадырович перебирает картины. Их в его коллекции более 150, и многие в частных коллекциях в Москве, Туле, Узбекистане, Грузии, Азербайджане и, наверное, где-то еще. Вижу: художник не ограничивает себя ни определенными жанрами, ни техникой, ни темами. Есть все: сценки, пейзажи, баталистика, марина… Все краски и, наверное, все способы нанесения их. Но гордостью его коллекции является картина «Взятие Тимуром Кадара в 1399 году».

— Перед тем как приступить к этой работе, я изучил разные исторические источники по этому событию, собрал рассказы односельчан-аксакалов… Я хоть и непрофессиональный художник, но люблю все делать как надо. Так меня учили родители.

— А они…

— Нет-нет. Отец был учителем, больше того – заслуженным учителем Дагестана. Правда, когда-то рисовал, даже учился в Московском институте им. Репина. Видимо, был талант. Так что он понимал меня, чердачного художника, – я тогда на чердаке устроил свою мастерскую. Конечно, не всегда был в восторге, когда я воровал его профессиональные краски. А заимствовать приходилось часто, потому что я пытался рисовать на простынях, тоже, кстати, взятых без спроса. Я тогда не знал, что холст предварительно обработать надо, загрунтовать. С простынями столько мучиться приходилось, пока на них что-то нарисуешь, и они буквально сжирали краски. Родители терпеливо переживали мой творческий настрой, а вот сельчане посмеивались: «Тебе что, делать нечего? Работать надо, а не каляканьями всякими заниматься», — говорили. Помню, уже после того, как из армии вернулся, однажды принялся за пейзаж, как говорят профессионалы, работал на пленэре. Так некоторые приходили посмотреть, как у меня получается. Хвалили…

— А теперь вы не только признанный художник, но и скульптор. Местные говорят: «У Рабаданова наш диснейленд».

— Пойдемте, покажу.

Шапи ведет меня во двор, и я вижу Старика и Старуху из «Колобка». Колобок смеется и вот-вот убежит от них в свои приключения. Чуть дальше – сценка из «Моллы Насреддина»: Молла взобрался на дерево и как будто поддразнивает своих преследователей. Вот танцующая лезгинку пара. Расул Гамзатов со вскинутыми к небу руками, по которому пролетает журавлиный клин. Грустно. Всегда, когда вспоминаю, читаю или слушаю «Журавлей», испытываю это чувство. Раньше думала, что это преходяще, что когда-то привыкну и перестану плакать, но нет, мое чувство неизменно: я плачу и всегда смотрю в небо.

Резко ухожу в сторону и натыкаюсь на сердитую женщину с растекшимся и застывшим будто желе лицом. Она, придавив ногой ногу мужчины, стоящего перед ней на коленях, указывает ему на дверь. Шапи назвал  скульптуру «Матриархат».

— Сегодня эмансипация женщин становится нормой жизни. Вы не подумайте, что я какой-то ретроград и против этого, но часто приходится видеть, как мужчины тушуются принимать самостоятельные решения. Я хотел показать, как меняются отношения между мужчиной и женщиной и какие комичные очертания они постепенно приобретают.

Ничего себе комичные! Я была в ужасе. Как уродливо выглядит, оказывается, то, чему мы часто рукоплещем. Вот только я бы по-другому назвала скульптуру – «Под каблуком». Оригинальное название картины «Матриархат» как бы признает силу женщины, а мой вариант переносит ответственность на плечи мужчины – пусть знают, что и они в деле.

Чуть дальше — Лев. «Это же Аслан из «Хроник Нарнии»! — восклицаю я.

— Не первый раз слышу. Я-то сам, честно говоря, этого Аслана не видел никогда, но, видимо, попал в точку. Высоким искусством мои скульптуры, конечно, не назовешь, — продолжает Шапи, — да и не стремился я к этому. Началось с того, что полтора года назад в гости приехал внук и рассказал мне сказку про гнома. А потом спросил: «А он к нам в гости придёт?» «Придёт, — ответил я, не долго думая, ну как обычно взрослые говорят детям. – Только веди себя хорошо и маму слушайся». Потом я думать забыл про того гнома. А внук в следующий приезд опять спрашивает, для него это так важно оказалось. Ну, думаю, спрошу у дочери, что это за гном такой. Она показала, и я решил смастерить его из подручных материалов. Собрал проволоку, кусочки арматуры, цемент, песок, известь, купил хорошие, яркие краски и приступил. Так увлекся, что и не заметил, как прошла неделя. Гном получился. С того времени заказы от моих внуков полились рекой. Каждый раз то кошку им сделай, то курочку, то орла, то ежика. Уже этой весной они ждут от меня динозавра и слона, причем в натуральную величину, судя по их просьбам: «Сделай, чтобы большооооой-пребольшой был».

В это время внуки Шапи окружают льва, взбираются на него, кто-то трогает зубы, кто-то гладит гриву грозного царя зверей. А один гордо поглядывает на меня, и в его глазах читается: «Видишь, какие у нас игрушки и какой дедушка!»

— Подождите, начнется весна, здесь будет полно и детей, и взрослых.

— По выходным? Как в музее?

— Нет. Чуть ли не каждый день. К кому гости приедут, так на следующий же день ко мне, если праздник в селении, сам в гости приглашаю, обязательно. Вот недавно у нас Центр традиционной культуры народов России открыли, из Махачкалы и других городов люди приехали. Как торжества закончились, все ко мне потянулись. А ещё несколько месяцев назад, во время фестиваля «Горцы», по рекомендации Дома народного творчества из Министерства культуры ко мне приехала делегация — 26 человек из Осетии. Я организовал во дворе выставку своих картин и рассказал о каждой скульптурной работе. Так вот и живем.

Я не ставлю цель стать известным скульптором. Мне важно радовать мою семью, моих внуков. Их, кстати, у меня 14: семь мальчиков и семь девочек. Да и вообще всех. Я вижу, что людям нравится здесь бывать, разглядывать скульптуры, узнавать в них знакомых персонажей или знакомиться с новыми. Чего еще мне, художнику, желать? Нечего.

— Вы же и стихи пишете?

— Да, есть такое дело, — несколько смущаясь, говорит Шапи Абдулкадырович, — раньше больше в стол писал, а потом столько собралось, что друзья уговорили выпустить книгу. Я решился, выпустил, вроде понравилась. Сборник называется «Мой мир».


Автор: Мадина Ахмедова / Источник: Дагестанская Правда
5
0

Поделиться

0

26 Дек 2014 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

  • Балхар: заоблачная мечта

    …Не чудо ли? Прошло всего 20 минут, как я произнесла «Очень хочу побывать в Балхаре, но не знаю, как туда добраться, в интернете пишут, что...

    4

    Окт 2019 г.

  • Балхар – моё новое открытие

    Ещё одним дагестанским открытием для меня стало горное селение Балхар! Давно хотела туда заглянуть, наконец-то доехала. Это село знаменито...

    5

    Окт 2019 г.

  • Главный пахарь 2019 года

    Алигаджиев Магомед 1934-го года рождения. Отец семерых детей и дед двенадцати внуков. В свои 85 лет удостоился чести быть главным пахарем на...

    4

    Окт 2019 г.

  • Балхар сегодня

    Республика Дагестан занимает первое место в России по объему производства изделий народных художественных промыслов. И свою небольшую лепту...

    3

    Окт 2019 г.

  • Лезгинский ковёр «Микрах». XIX век

    Признанным центром лезгинского ковроткачества считается с. Микрах. «Рассматривая микрахский ковер, — писал Л. Пасынков — удивляешься...

    6

    Окт 2019 г.

  • Стихи Расула Гамзатова на русском языке

    Стихи Расула Гамзатова на аварском языке Расул Гамзатов — Мама По-русски «мама», по-грузински «нана», А по-аварски — ласково «баба». Из...

    26

    Окт 2019 г.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля