Перекрытый проход

6
0

Поделиться

10 Июн 2013 г.

Весной 1468 года отправился из родной Твери купец Афанасий Никитин – первый русский, добравшийся до недосягаемой, как казалось тогда, Индии. Спустя 545 лет, весной 2013 года, началась экспедиция журнала «Русский мир.ru» по маршруту легендарного «Хождения за три моря». Мы совершим своего рода реконструкцию путешествия тверского купца, передвигаясь общественным транспортом, с помощью автостопа. И пешком достигнем Индии. Итак, «первое море – Дербентское…».

Дербентским морем Афанасий именует Каспий, по названию знаменитого города Дербента – старейшего на территории России. Купеческий караван во главе с Никитиным и посольство ширваншаха шли к «первому морю» на судах по Волге. Но пассажирский судоходный транспорт уже давно роскошь, а не средство передвижения. Так что я еду в Дербент на поезде Москва – Махачкала.

Выехал 12 марта при температуре минус 12 градусов. Редкое совпадение. За Саратовом стоял крепкий мороз и лежали сугробы. А вот Махачкала встречала теплым весенним солнцем. На заполненной людьми платформе сразу видно приезжих. Местные, суетливо торопясь поскорее уйти-уехать, тащили сумки. Северные жители, утомленные долгой зимой, спокойно грелись на солнышке, двигались медленно. Многочисленные полицейские лишь изредка останавливали закопченных пассажиров с безразмерными баулами. А вообще-то можно было ожидать иного. Дважды мне приходилось бывать на махачкалинском вокзале зимой, и оба раза это сопровождалось получасовым задержанием, досмотром содержимого рюкзака, проверкой подлинности паспорта и поиском моего имени в базах всевозможного розыска. Происходило все это семь лет назад, когда криминальных сводок из Дагестана приходило намного меньше. Но сейчас весна…

Потолкавшись на привокзальной площади, нашел маршрутку, следующую в Дербент. Мое появление в старой «газели» вызвало оживление среди полусонных пассажиров. «Турист, что ли?», «Приехал посмотреть Дербент из Москвы?!» – посыпались вопросы. Никто не верил, что можно сейчас преодолеть 2 тысячи километров только ради визита в древнейший город страны. Вынужден был признаться, что Дербент – только первая остановка на пути в Индию. Дагестанцы сочли меня за шутника, единодушно заключив, что отсюда в Индию проехать невозможно.

Выезжали из Махачкалы целый час, пробки и здесь каждодневная реальность. Выбравшись к трассе, водитель заехал на заправку. Рядом стояла небольшая придорожная мечеть. Пассажиры зашевелились, обратились к водителю: Давайте намаз сделаем.

– Я бы с радостью, – вежливо отозвался молодой бородатый водитель, – но мы уже сильно опаздываем, да и нашему гостю скорее нужно в Дербент, пока музеи не закрылись…

Вот уже и город-спутник Дербента – Дагестанские Огни. Своим названием он обязан выходам горючих газов, которые в старину использовали путники, а сейчас – градообразующий стекольный завод. В отличие от природных огней огни дорожные здесь не жалуют. Рассказывают, что однажды знатокам «Что? Где? Когда?» телезритель задал вопрос: «В каком городе России нет ни одного светофора?» Знатоки проиграли, они никогда не были в Дагестанских Огнях.

Меж двух стен

Равнина сменилась подступающими к самой дороге горами. Из-за плотной застройки двух-трехэтажными каменными домами и магазинами наконец появился Старый город – грандиозный и очень своеобразный. На вершине горы, уходящей в хребты Кавказа, стоит крепость, от которой параллельно друг другу тянутся на 3,5 километра вниз к морю две огромные стены. Между этими стенами и расположен город.

Персидским царям необходимо было защитить свою территорию от набегов кочевников с севера. Решение приняли простое – перегородить путь стеной. Тем более – место подходящее. В Дербенте Кавказские горы подходят ближе всего к морю, оставляя узкую полосу равнины. Название город получил соответствующее: «дер» на персидском означает «проход», «бент» – вал, перекрытие, то есть «перекрытый проход».

Заградительную стену много раз перестраивали. В нынешнем виде древний Дербент – это постройки VI века. Тогда из местного ракушечника соорудили цитадель на вершине горы и две городские стены, которые не только полностью перекрывали равнинный проход, но и уходили на 300 метров в море, образуя порт. А чтобы корабли не могли свободно заходить в город, стены соединяли огромными цепями. Позднее появилась и горная стена, тянущаяся вглубь Кавказа на 42 километра…

Маршрутка въехала прямо в древние городские ворота, едва протиснувшись в узкий проем. Проехав поперек весь Дербент за две минуты, я вышел у южной стены и решил побродить по Старому городу… Узкие кривые улочки, тупики, невысокие дома из потемневшего от времени камня, односкатные косые крыши, словно ступени разбитой гигантской лестницы взбираются вверх по склону, старый  акведук, купола средневековых бань, старые мечети… Не видно ни одной многоэтажной постройки. Новые дома строят из того же самого ракушечника. Вообще, атмосфера музея отсутствует. Молодежь использует древнюю стену для игры в стритбол, старики устраивают у городских ворот посиделки. Некоторые части стены имеют окна – здесь живут люди, со своими огородами и бельевыми веревками.

Местная Джума-мечеть – старейшая в России и входит в пятерку древнейших мечетей мира. Скорее всего, она была построена не в 733 году, как гласит арабская надпись над входом, а перестроена из более раннего христианского храма. Она по-прежнему является соборной мечетью города, а для проведения особых церемоний несколько лет назад надстроили целый этаж над расположенным тут же медресе XV века. Есть здесь и свои тайны. В тихом и просторном дворе мечети стоит ничем не примечательный большой камень. Одни говорят, что это некий древний доисламский символ, другие утверждают, что это – солнечный календарь. Побывавшему в Дербенте в 1858 году Александру Дюма рассказали легенду о захоронении… глаз всех жителей города под этим камнем. В первой половине XVIII веке горожане подняли восстание против персидского деспота Надир-шаха. Прибывшие солдаты карательного отряда согнали всех во двор мечети и вырвали по одному глазу. Собралось семь батманов (около 60 килограммов) человеческих глаз, которые закопали в землю и поставили каменный столб. Сейчас можно увидеть на камне рельеф пустой глазницы. Говорят, когда идет дождь, из нее текут слезы…

Ни купцов, ни туристов

Дербент дважды – в 1722 и 1796 годах – добровольно принимал российское подданство, но вслед за этим снова возвращался Персии. В 1722 году даже царь Петр впечатлился горячим желанием дербентцев стать частью Российской империи. «Наиб сего города [Дербента] встретил нас и ключ поднес от ворот, – писал Петр. – Правда, что сии люди не лицемерно с любовию принесли и так нам ради как бы своих из осады выручили…». Фактически город перешел к России в 1806 году, что было официально оформлено ровно двести лет назад Гюлистанским мирным договором.

…Когда в 1468 году к персидскому Дербенту пристал на корабле Афанасий Никитин, город пребывал в упадке. Спустя восемь лет после визита русских купцов венецианский посол Амброджо Контарини так описывал город: «Дербент был окружен крепкими стенами, но в нем так немного людей, что едва ли шестая часть всего пространства, находящегося под горою по направлению к цитадели, заселена; со стороны же моря все здания почти разрушены».

Впрочем, Никитин искал в Дербенте не богатые базары. Ограбленные в Астраханском ханстве, в устье Волги купцы попали в шторм. Одно из судов выбросило на берег севернее Дербента во владение кайтагского уцмия (Кайтагское уцмийство – влиятельное феодальное владение в Дагестане в XVI–XVII веках, кайтагцы – этническая группа даргинцев; уцмий – титул правителя. В 1813 году уцмийство вошло в состав Кайтаго-Табасаранского округа Российской империи. – Прим. ред.). А тот считал все принесенное морем своей собственностью. «Кайтаки, пришед, людей поймали, а товар их разграбили», – пишет тверской купец.

Афанасий просил ехавшего с ним ширванского посла Хасан-бека похлопотать за товарищей перед наместником Дербента Булат-беком. Тот, в свою очередь, отправил скорохода к ширваншаху. Правитель Ширвана Фаррух Ясар тут же написал обращение к кайтагскому уцмию, своему шурину, с просьбой освободить пленных и вернуть товары, мотивируя это тем, что купцы следовали к нему в Ширван вместе с посольским судном. Уцмий распорядился отпустить пленных, но товары не вернул…

Как и во время путешествия Никитина, сейчас город переживает не лучшие времена – не в пример могучему виду цитадели и стен. Чувствуется, жить здесь – точно как передвигаться по городским улицам, тянущимся по крутому склону от крепости к морю. Легко скатиться вниз и разбиться, и очень трудно взбираться вверх. Один, выжимая все соки из проржавевшей «шестерки», с ревом везет что-то на гору, другой, запыхавшись, катит вверх велосипед, да и просто идут пешком здесь с передышками. А главное – за все время я не встретил ни одного туриста.

Вместо Египта

– Сейчас организованного туризма в Дербенте нет совсем, – с сожалением констатировал директор Дербентского музея-заповедника Кулам Бейбалаевич Исаков. – Хотя туризм может стать масштабной экономической сферой жизни города. Это и инвестиции, и создание рабочих мест, в том числе в сопутствующих отраслях. Конечно, все смотрят новости по телевизору и боятся ехать в Дагестан. Я скажу так: СМИ сильно сгущают краски. В Египте тоже взрывают бомбы и в заложники берут. Поэтому там в туристических центрах выстраивается специальная система охраны, фактически за деньги отдыхающих. Здесь можно сделать то же самое. В 2015 году мы будем отмечать 2 тысячи лет Дербенту. Надеемся, грядущее празднование поможет продвижению города на туристическом рынке. Создан оргкомитет, со всего мира гости приедут.

– Но везде пишут, что Дербенту 5 тысяч лет.

– Имеется в виду поселение на территории нынешнего города. В 1986-1987 годах профессор А.А. Кудрявцев проводил раскопки и обнаружил южнее крепости на площади 15 гектаров древний земледельческий центр. На дне зернохранилища нашли керамические статуэтки богини плодородия, прозванной Дербентской мадонной. Есть предположение, что древнее поселение еще старше – 7 тысяч лет. Но вы понимаете, такой возраст – это международная сенсация, поэтому нужны очень убедительные доказательства. Пока исследован только 1 процент от 15 гектаров поселения, нужно копать и копать. Полевые работы у нас ведет только исторический факультет Дагестанского государственного университета в период летних каникул. Но вот в прошлом году сам профессор Кудрявцев заявил, что хотел бы продолжить исследования в Дербенте, – это уже совершенно другой масштаб.

– Подобные открытия помогут сделать Дербент туристическим центром. И это реально, – поддержал тему старший научный сотрудник архитектурного отдела музея-заповедника Вели Мирзоевич Юсуфов. – Я двадцать лет проработал в советском турбюро, мы принимали 300-400 тысяч человек в год. По линии «Интуриста» приезжали поляки и чехи. Побережье было усеяно турбазами.

Влекло сюда гостей и особое кавказское гостеприимство. Один турист мне рассказал, почему он предпочел Дербент Крыму. Его друг приехал к нам в командировку, вышел из поезда и на вокзале сел не на тот маршрут автобуса. Стал просить водителя остановить, чтобы выйти. Вместо этого водитель обратился к пассажирам: у нас, говорит, гость. Можно я его сначала отвезу, а потом поеду по маршруту? Никто не возражал. Самое интересное, ему удалось проверить правдивость этой истории. Обычно в городе мы сначала вели экскурсию в крепость, затем ехали на базар. Так вот он опоздал на наш автобус от крепости. Сел на маршрутку. Водитель полдороги проехал и говорит пассажирам: «Я сегодня на работе с раннего утра, даже не успел чай попить. Разрешите, я домой зайду перекушу, а затем поедем?» Все согласились – конечно, как можно без завтрака? Водитель же напоил чаем во дворе дома всех своих пассажиров.

– Существуют ли другие сложности в привлечении туристов?

– Конечно. Например, дорогие авиабилеты, – говорит Кулам Бейбалаевич. – Я своих друзей из Петербурга в прошлом году приглашал в гости, но они так и не приехали. 24 тысячи рублей нужно только на самолет. Говорят, нам дешевле слетать отдохнуть куда-нибудь в Европу. Сейчас, правда, ситуация исправляется, цена перелета в Москву снижена до 6 тысяч рублей, на очереди рейс в Петербург.

Сохранность объектов – тоже проблема острая. Мы с архитектурным отделом боремся, чтобы жители не разрушали памятники, в которых они живут. Одни используют стену VI века как подставку для резервуара с водой, другие баскетбольное кольцо к ней прикрепили, третьи копают культурный слой. Мы делаем замечания, а на нас смотрят как на инопланетян – что такого? Но мы никого не боимся, будем и дальше продолжать эту работу. Власти советуют просвещать население через СМИ. И тут выясняется: люди газет не читают, а по телевидению смотрят только развлекательные программы.

Но главное – инфраструктура отстала. Празднование юбилея предполагает и создание современного гостинично-ресторанного комплекса. У нас самый солнечный город Дагестана – более 300 безоблачных дней в году, море – мельче Черного, прогревается быстрей, везде песчаный берег; опять же горы, водопады, реликтовый лес, более 400 памятников регионального значения, 25 памятников федерального значения, Старый город признан ЮНЕСКО Всемирным наследием. Объекты есть – нужно их подать, сделать вечернее освещение крепости, обустроить пляжи и т.п. Интерес будет, уверен. Даже видавшая многое китайская делегация была в шоке, когда мы отвезли их к горной стене. Объект хоть и сохранился фрагментарно, но это – оригинал: стена, форты, полуфорты. Тогда как у них Великая Китайская стена, по сути, новодел. Да и местные к нам приезжают – прикоснуться к древнему городу, к истории предков.

– Тем не менее все шесть махачкалинцев, ехавших со мной в поезде, признались, что в Дербенте никогда не были…

– Массового интереса, конечно, нет. Вот недавно получили приказ главы Министерства культуры Владимира Мединского, продублированный министром культуры Дагестана: два раза в неделю продлить работу музеев до 21 часа. А у нас и днем никого нет, а ночью тем более – без освещения кто пойдет? В Дербенте работают четыре национальных театра: лезгинский, табасаранский, татский и азербайджанский. На представлениях очень мало зрителей. Все на заработках. С рабочими местами в городе сложно. А какой мужчина будет смотреть, как дети голодают? Поедет туда, где можно заработать. Конечно, в годы чеченских войн Дагестан был фактически в блокаде – отсюда и упадок, безденежье. Но бесконечно на эту тему спекулировать нельзя – и президент Дагестана говорит, что надо уже взяться за дело.

– В 2006 году город был удостоен международной премии за распространение идеалов толерантности и ненасилия. Почему?

– Дербент издревле являлся перекрестком религий, город упоминается в Авесте, Коране и Библии. И за тысячи лет истории эта земля не знала конфликтов на национальной или религиозной почве. У нас сохранились не только мусульманские святыни, но и христианские. Например, по одной из версий, в Дербенте находится могила Георгия Победоносца. В цитадели не так давно были найдены остатки крестово-купольного христианского храма IV века – одного из древнейших в мире.

В городе действует церковь Покрова Пресвятой Богородицы, недавно новую синагогу открыли. Религиозные праздники вместе отмечаем, для всех эти дни нерабочие, поздравляем друг друга. Моя сестра хоть и мусульманка, на Пасху свечку в церкви ставит. Две недели назад приезжавший к нам председатель Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин отметил, как мы в мире и взаимоуважении живем.

– Но про могилу Георгия Победоносца – это, конечно, легенда.

– Как сказать. По разным данным, святой, который почитается и в исламе, мог быть захоронен в шести разных местах в мире. Сейчас уже везде сделана экспертиза – ни одна версия не подтвердилась. У нас пока никаких исследований не проводилось. Этой могилой заинтересовался и Петр I, он специально по крутым тропам взбирался к захоронению. Позднее дубовая роща, где стоял лагерь Петра, получила название «Петровской» – сейчас это федеральный памятник, святой же источник с тех пор стали называть «русским ключом».

– А русский язык когда распространился в Дагестане?

– 20-е годы XX века стали прорывными в этом отношении. Русские учителя массово переезжали в Дагестан для работы в школах, совершали настоящий подвиг, отправляясь в отдаленные районы. Например, мать моего приятеля приехала в горный аул Урах, там вышла замуж, родила семерых детей. Затем много беженцев из блокадного Ленинграда оставалось здесь, преподавали в местных школах. Сейчас более ста национальностей республики могут общаться между собой благодаря русскому. Поэтому у нас с удовольствием изучают как родной язык, так и русский. А в Махачкале в 2003 году воздвигли единственный в стране памятник русской учительнице.

Туманный путь в Индию

Когда после полуторачасового разговора в дирекции музея я вновь вышел на улицу, Дербент преобразился. Нахлынувший с моря туман окутал весь город. Я пошел вверх к крепости, надеясь, что до вершины эта непроглядная сырость не добралась. Шел узкими закоулками, параллельными главной улице. Благо заблудиться здесь сложно даже в тумане – иди все время вверх. Хотя дважды я попал в тупик, а один раз хозяйка вылила ведро грязной воды прямо мне под ноги. Хорошо, что я не сменил свои непромокаемые ботинки на сандалии. Да и без того здесь по разбитому асфальту течет вода. Углы домов обтесаны не вписавшимися в поворот машинами…

На входе в крепость мне встретилась свадебная процессия, только что выпустившая в туман пару белых голубей. У продающей тут же этих птиц мира предпринимательницы в клетке оставались еще три пары. В зимнем пальто и домашних тапочках она ждала следующих молодоженов.

Внутри крепости позеленевшие своды родников, поросшие мхом ступени, построенная русским гарнизоном гауптвахта, развалины дворца, бань – все серое и, кажется, вместе с голыми деревьями дремлет и готовится к пробуждению. Очевидно, расцветет и суровая крепостная стена, поросшая черными шарообразными кустами и трехметровыми деревьями. Именно сюда к правителю города Хасанбеку по просьбе Никитина приходил ширванский посол «человаться» за попавших в плен русских купцов…

После освобождения Никитин с товарищами отправились в ставку ширваншаха, чтобы лично похлопотать о возвращении товаров. Однако добиться содействия им не удалось. В тот момент правителю Ширвана было не до ограбленных русских купцов. Он готовился к началу масштабной военной кампании – собственно, поэтому и находился в военном лагере. «И мы, заплакав, да розошлися кто куды, – читаем в тексте «Хождения», – у кого что есть на Руси, тот пошел на Русь; а кой должен, тот пошел куды его очи понесли…».

Афанасий Никитин оказался во второй группе. Очевидно, все потерянные товары он получил в долг и прийти домой с пустыми руками не мог. От ширваншаха Никитин возвратился в Дербент. Возможно, именно в этот трагичный момент Афанасий решает отправиться в Индию – открыть для Руси дорогу в эту полулегендарную неведомую страну. Из Дербента путь его лежал в Баку…

, раздел: Статьи

Автор: Алексей Макеев / Источник: Фонд "Русский мир"
6
0

Поделиться

0

10 Июн 2013 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля