Обряды и обычаи, связанные с рождением ребенка

Обряды и обычаи, связанные с рождением ребенка

0

Поделиться

29 Окт 2004 г.

Рождение ребенка большое событие для семьи, родственников и сельчан, определявшее и благополучие и статус.

Существовал целый ряд предписаний с небольшими вариациями в отдельных селах, предопределявших поведение роженицы и ее близких родственников, чтобы ребенок родился здоровым. Некоторые из них и сегодня выполняются

Так, женщина должна была скрывать беременность от окружающих, особенно старших. В последние дни беременности она старалась не навещать своих родителей. Ей запрещалось после наступления темноты выходить во двор. Она не должна была ходить на соболезнование по поводу смерти члена семьи. Полагалось также избегать встреч с людьми в трауре, угощаться на поминках, смотреть как режут скот.

Все желания беременной относительно пищи беспрекословно исполнялись, считалось, что на теле ребенка могли образоваться родимые пятна.

В сумерках ей рекомендовалось иметь при себе кусочек хлеба, сыра. Во избежание изъянов, порчи, сглаза, появления иъянов на теле ребенка- всегда носить пришитый к одежде талисман.

Рожала женщина в доме мужа. Во время родов мужская половина семьи покидала дом и возвращалась после родов. Роды принимала старая опытная женщина – повитуха, которую повсеместно называли инавла хьунул. Чаще всего в качестве такой акушерки выступала свекровь или родственница по мужу. Мать роженицы узнавала о родах чаще всего (при благополучных не затяжных родах) после рождения ребенка.

Инавла за свой труд получала материальное вознаграждение (чаще хлебом, зерном, сыром, отрезом материи и другим). Она считалась как бы второй матерью, пользовалась уважением в роду.

Не всегда роды протекали нормально, своевременно. При затяжном их характере роженицу заставляли ходить по комнате. В селе Ицари к потолочным балкам подвязывали веревку, концы которой были связаны петлей. Сидя на полу, роженица должна была ухватиться руками за петли и, тужась, подтягиваться и опускаться. По представлениям старожилов села (Абдуллаевой М. и Рабадановой У.), такие физические упражнения должны были ускорить роды.

У жителей села Калкни в комнату, где мучалась беременная, через печную трубу, через дымоход бросали яйцо, которое, достигнув пола, разбивалось. Полагали, что это помогает разрешиться так же легко, как разбилось яйцо. В Ураги во время тяжелых родов на крыше мечети разбрасывали зерна пшеницы.

В селении Ашты роженица разжигала костер из соломы или тмина. В с. Урари при тяжелых, мучительных родах с темени роженицы брали пучок волос и сжигали, обдавая дымом от него роженицу. Или находили змеиную кожу, сброшенную весной, сжигали ее и обдавали роженицу. Для облегчения родов в селе Ираки женшине, которая случайно зашла в комнату с роженицей, рвали платье, около роженицы сыпали зерно.

Иногда заставляли прыгать с небольшой высоты (сундука), взваливали на другую женщину спиной к спине и проносили по комнате.

Некоторые суеверные женщины прибегали к целому ряду магических приемов, основанных на вере в существование нечистой силы, которая якобы следит за ходом родов и крадет младенца еще в утробе матери. «Чтобы обезвредить ее, - рассказывают старожилы села Уркарах Ибрагимова X., (87лет) и Абдуллаева-Гаджиабакарова У. (92 года), обращались к мулле или кадию, которые изготовляли талисман».

Так же поступали в остальных селах союза сельских обществ Гапш. Такой листок-талисман полоскали в воде, смывая с него запись, а воду давали выпить роженице.

У жителей села Ицари было принято кидать в огонь крупную соль. Считалось, по словам жительницы Алиевой М. (89 лет), что искры горящей соли попадут прямо в глаза матери чертей («илбис»), и она тут же покинет помещение. В этом же селе лицо роженицы мазали чесноком, полагая, что его запах отгонит чертей.

С последом и пуповиной обращались очень аккуратно. В селах Дибгалик, Чишили, Уркарах пуповину высушивали и прятали под потолочную балку. В случае недомогания ребенка (когда он тяжело болел, не спал) доставали пуповину и поглаживали ею спину, живот. А у джурмачинцев и иракинцев, сообщает 85 летняя Шихимова Жумакиз, пуповину аккуратно заворачивали и привязывали к люльке, у цизгаринцев пуповину высушивали, после чего, растерев в порошок, сыпали, помешивая, в молоко и давали пить младенцу при недомогании. В Карбачимахи же ее также высушивали и в случае необходимости (болезни, недомогании, бессоннице) ее отваром поили ребенка.

При известии о рождении сына в селении Сутбук с головы отца новорожденного срывали папаху и подкидывали ее высоко вверх, стреляли из ружья. А в селениях Ашты и Кунки при рождении сына-первенца кто-нибудь из друзей стрелял в дверь дома. В ответ из дома выносили полтуши барана и вешали его на уличный столб. Мужчины села стреляли по ней до тех пор, пока она не падала. После этого устраивали пир по случаю рождения сына.

Ребенка купали сразу после рождения, т.е. после того, как он заплачет. Купали в подсоленной воде. В селах союза сельских обществ Гапш, в ту воду, в которой он был искупан, сыпали золу и окрапывали, приговаривая: «Шин-уратт, хIу-чиратт. Хула вааби, хари вигьаби, атта-абали айкьисил витааби, узбирезбела вагIвитааби» (Дословно: пусть вода стекает вниз, а ты расти ввысь. Будь счастливым, пусть у тебя будут много братьев и сестер»). Воду эту сливали в более укромное место. Купала новорожденного повитуха (инавла).

В селе Урари в воду, в которой впервые купали новорожденного, бросали серебряное кольцо - если ребенок женского пола, серебряную монету -если ребенок мужского пола, что символизировало пожелание дальнейшего материального благополучия. В селе Ираки, Трисанчи в воду бросали яичко, металлические предметы, раскаленные угли (от сглаза) и после купания кружили над этой водой. В селе Кунки в подсоленную воду после купания ребенка бросали древесный уголь и воду выливали на перекресток трех дорог.

Девочек купали в первый после рождения четверг, а мальчиков - в пятницу. В Цураи купали новорожденного на 40-й день после рождения. Купала повитуха, держа ребенка над лестницей и обливая водой через сито. В сито клали 40 гвоздей, по словам Гамзатовой Муслимат (79 лет), это символизировало пожелание ребенку такого же крепкого, железного здоровья.

Во всех селах района после каждого следующего купания (раз в неделю обязательно) ему слегка натирали тело и голову топленым маслом. В какой бы дом мать с младенцем ни заходила, хозяйка дома брала у нее ребенка и натирала его маслом.

Во всех селах соблюдался обряд дарения люльки /сири бикъни/. Люльку дарит мать роженицы на 7-10 день после родов. Этот день – праздник для всего тухума. Приносят люльку днем. Собираются все родственницы с материнской и отцовской стороны. Родственники мужа участия в этом не принимают. Все приходят с подарками для ребенка, а мать роженицы делает подарки и для своей дочери и для зятя. Укладывает ребенка в люльку уважаемая в родне многодетная мать со стороны отца ребенка. Все дружно желали долгих лет жизни ребенку, бараката в доме, здоровья отцу и матери, и чтоб он в скором будущем стал братом (или сестрой) остальных детей, т.е. желали молодым множество детей.

Примерно с этого времени головку ребенка натирали топленным маслом, а шею обвязывали двумя платками, чтобы шея стала высокой и красивой. Укладывая ребенка, меусишинцы у изголовья его клали ножницы и спички в качестве оберега.

В селении Сутбук под голову малыша клали «буслус» (что-то вроде грибка, который растет на шиповнике), а под люлькой оставляют тазик с водой, в которой искупали его. А в селе Цизгари - ожерелье или золотую вещь.

В селении же Джурмачи - кусочек хлеба и гвоздь, чтобы джинны и черти не подошли к люльке. Также гвоздь бросали на дно тазика, в котором купали ребенка. А воду эту выливали на дорогу, по которой ходила большая часть сельчан. Считалось, что вода смывает с ребенка всякую порчу (для этого, купая ребенка, мать должна читать молитву). Полагали, что этим можно уберечь ребенка от сглаза. После купания ребенка в эту же воду кидали горячие угли, а ребенка держали в дыму над тазиком, приговаривая: «Дарх1а - чирад, шин - урад».

Обряд первого бритья головы проводился по истечении 40 дней после рождения. В этот день у новорожденного собирались все родственники-мужчины с подарками. Ритуальное бритье начинал самый старший из рода отца ребенка. Он проводил один раз по голове специальным ножом для бритья и говорил: «Гъизе дерхъибте дакIаб, х1у адаб-иман гьадсе, бегIтала бухIнаб хIурматла вегI итаваби» /«Волосы пусть густые вырастут, а ты пусть станешь порядочным, будешь уважаемым среди родственников»/. После этого каждый из присутствующих подходил к ребенку, проводил ножом по голове, высказывал благопожелания и клал деньги. После окончания бритья устраивалась трапеза, на которой пили бузу и произносили тосты в честь новорожденного и его родителей.

Так проводили бритье головы в Харбуке, Гунакари, Курки, Сутбуке. В селении Меусиша иногда при первой стрижке оставляли пучок волос на макушке - «кьачи».

Не стригли его и при последующих случаях бритья головы до семилетнего возраста, а в некоторых случаях - еще дольше. При отрезании же этого «кьачи» устраивали богатое угощение с приглашением родственников и близких. Кроме того, на дороге к дому ребенка стояли по 3 ряженых - «хъярч» приглашали всех прохожих на этот праздник. Каждый, кто был на празднике, отрезал специальными ножницами один волосок с «кьачи» и делал подарок.

Считалось, что женщина, родившая двойню, обладает особой магической силой. Если она искупает больного ребенка, то он почувствует себя лучше. Поэтому больных детей часто водили к такой женщине.

Кроме того для оберега от всякого сглаза и порчи на руки детей, шеи одевали амулеты или их пришивали к одежде. Амулеты были треугольной формы и содержали в себе изречения из Корана.

Встречаются случаи, когда на одежду ребенка пришивают кость из крылышка курицы. Это должно способствовать тому, чтобы ребенок вырос ловким и сильным (Меусиша).

Принято было также на перекрестке трех дорог рано утром разбрасывать испеченные фигурки из теста в форме яйца (Уркарах). Фигурок должно было быть не более 10. Разбрасывали по одной фигурке на каждой дороге. Остальные зарывали в землю, приговаривая: «Пусть болезнь уйдет с ними в землю».

Существовал также обряд обрезания - «суннатлаваркьни». Этот обряд проводили до исполнения ребенку трех лет. Исполнял его мулла. На помощь приходили родственники или соседи. После обрезания приходили все родственники, приносили в подарок специально испеченные ритуальные пироги - «къакъба», начиненные яичками. Для быстрого выздоровления ребенка исполняли специальный обряд: пропускали между ног ребенка калач, а также скатывали его с головы ребенка. Нельзя было в комнате, в которой лежал ребенок, кипятить воду, вязать или ходить в золотых украшениях, это могло причинить вред ему.

Люди свято исполняли обряды и обычаи, связанные с рождением ребенка и верили, что именно они и определяют здоровье и благополучие семьи.


Автор: Хасбулат Хасбулатов, начальник управления образования Дахадаевского района, заслуженный учитель РД, кандидат исторических наук / Источник: журнал "Возрождение", № 10
0

Поделиться

0

29 Окт 2004 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля