Наследник сокровищ Зирех-Герана

4
0

Поделиться

01 Янв 1970 г.

Отрывок из книги Ахмедхана Абу-Бакара

Дагестан — край мой суровый и живописный; край, не раз воспетый поэтами и певцами. Дагестан — Страна гор! Край гордых вершин, даже в знойное лето не снимающих своих белых ушанок; край альпийских лугов и буйных потоков, что бушуют в теснинах скал; край степей прикаспийских, где пасутся сай гаки; край садов и виноградных плантаций; край, богатый доб ротой человеческой, гостеприимством и мужеством!

Много легендарных имен начертала эта страна на своих гранитных скалах.

Дагестан — край мой суровый и живописный! Словно пчелиные соты, лепятся по склонам гор аулы. Сколько их? Много! И жизнь в этих аулах с каждым годом все светлее и краше!

Среди множества разноликих аулов, как драгоценные камни в браслете, как яркое созвездие в голубом небе, сверкают и выделяются в моих горах аулы искусных мастеров. Каких только нет у нас умельцев: аул ковровщиц, аул кузнецов, аул гончаров, аул акробатов, аул певцов! И у каждого из этих аулов своя, самобытная богатая история и интересная судьба.

Есть в моих горах и аул красавиц. Да, да! Но не о них разговор в этой книге.

Интересная судьба у аула Кубачи О нем знают всюду. От Прибалтики до Курильских островов, от Белого до Каспийского моря и даже на других континентах земли нашей, чем я очень горжусь, потому что я, ваш покорный слуга, родился в этом ауле.

Кубачи — аул мастеров-оружейников, аул златокузнецов. Приютился он высоко на скалистом склоне Акка-горы, примерно в семидесяти километрах от некогда могучей древней крепости Дербент.

Царство Зирёх-Геран! Так назывался в древности мой аул, во времена, когда посетил его арабский путешественник Аль- Максудй. Зирех-Геран — значит делатель кольчуг. Царство мастеров составляли шесть и поныне существующих аулов. Кубачи — его центр. На юге находится аул Амузгй, известный своими кузнецами; на юго-востоке, в ущелье,— Сулевкёнт, аул гончаров; еще восточнее, в лесу, расположился аул Катагнй, жители которого изготовляли деревянную утварь; дальше аул Кара-Курёйш — его жители занимались тем, что заготовляли для всех мастеров древесный уголь. И наконец, на северо-западе — аул Сутбук, где живут прославленные мастера — камнерезы и каменотесы.

Кубачинцы имели дело с благородными металлами и славились повсюду. О них говорили, что это такие мастера, которые могут из золота выковать медоносную пчелу, а из серебра смастерить поющего жаворонка.

Дагестан — край мой суровый и живописный; край, богатый событиями и в прошлом и в настоящем; край древний и молодой!

Я горжусь своим аулом, судьбой своих сельчан, но такие же чувства испытывает всякий горец, потому что каждый из наших аулов обязательно чем-то известен: если не мастерами, то добрыми урожаями на полях, в садах, виноградниками или отарами овец. Но я поведу разговор о моем ауле.

В семье Абу-Бакара, одного из кубачинских мастеров, сакля которого расположилась в самом сердце этого своеобразного многоэтажного небоскреба (да, да, не удивляйтесь, мой аул со стороны и в самом деле кажется гигантским небоскребом, потому что он амфитеатром поднимается по крутому склону, крыша нижней сакли служит террасой для верхней сакли, и так сотни’«ступеней» до круглой башни, которой увенчан аул), зимой тысяча девятьсот тридцать первого года родился сын, которого в честь оказавшегося в этот день в сакле кунака нарекли Ахмедханом. А кунак оказался не кто иной, как виртуоз игры на чугуре, известный в Сирагйнских горах певец-скиталец.

Говорят, этот кунак предугадал судьбу мою. Он будто бы. провозглашая тост в честь новорожденного, сказал: «Добрым да вырастет новорожденный и будет он достойным продолжателем рода Абу-Бакара, а еще мне хочется пожелать, почтенные кубачинцы, чтоб он стал певцом, раз носит имя певца!»

Конечно же, кубачинцам не по душе были эти слова: они строго хранят свои традиции и сурово осуждают того, кто изменит отцовскому мастерству. Никто не поддержал певца. Да и вообще тогда еще отношение к певцам было пренебрежительное. Певец из Урари, говорят, обиделся, разбил свой чугур и ушел, поклявшись никогда больше не появляться в ауле Кубачи.

Да, не певца, а златокузнеца хотели воспитать из меня мои родные и близкие, и с самого детства я учился не только в школе, но и ремеслу моих отцов. Таков обычай в Кубачах. У нас говорят: «Ремесло не хурджин, на плечо не давит, но придет час — хурджин наполнит».

Учился я отцовскому мастерству усердно и неплохо освоил его. Могу, пожалуйста, хоть сейчас смастерить кольцо, серьги, браслет, но этим я занимаюсь лишь на досуге.

Дагестан — край мой суровый и живописный; край, богатый поэтами. Недаром говорят: «Разрежь в кумыкской степи астраханский арбуз, и выскочит из него поэт!»

Первое свое стихотворение я написал в трудное время, в послевоенный год. И как бы суровы ни были ко мне мои родные и сельчане, по воле сердца я все-таки сменил на перо резец мастера. Родные мои не прощают мне и поныне, считают, что я занимаюсь не тем, чем следовало бы заняться сыну прославленного кубачинского мастера Абу-Бакара.

Что делать, я стараюсь каждой своей книгой убедить моих сельчан, что в наше время и писательское дело играет немаловажную роль. И, видимо, поэтому я всегда чувствую себя в долгу перед ними, стараюсь каждым рассказом своим, каждой повестью прославить их резец, их высокое искусство, их любовь к прекрасному. Этому чувству я отдаю все добрые слова от благодарного сердца.

Аул мой живет не обособленно. Он связан с соседними аулами и городами, с берегом Каспия, со всем внешним миром. И если вы прочтете у меня рассказы о случаях из жизни других- аулов и городов, не удивляйтесь. Живя в заоблачных высотах, мы теперь связаны со всем миром…

, раздел: Статьи

Автор: Ахмедхан Абу-Бакар
4
0

Поделиться

0

01 Янв 1970 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля