Мастера, живущие на краю неба

3
0

Поделиться

01 Янв 1970 г.

Исстари дагестанский народ славился умельцами, слава о которых разносилась далеко за пределы Страны гор. Дети гор сызмальства вместе с молоком матери впитывали в себя удивительную красоту сурового горного края. Художественное прикладное искусство республики было и остается предметом особой гордости горцев. Еще в начале 20 века умельцы горного края отмечались высшими наградами на всесоюзных и всемирных конкурсах. Балхарские керамические изделия, унцукульские и харбукские мастера огнестрельного оружия, табасаранские ковровщицы и, конечно же, знаменитые на весь мир кубачинские мастера ювелирных изделий своими творениями и в наше время не перестают изумлять зарубежных братьев по цеху. Корреспондент «АиФ в Дагестане» побывал в ауле златокузнецов.

Маршрутка медленно поднимается по дороге, серпантином вьющейся вокруг горы. Редкие машины, встречающиеся на пути, еле успевают разминуться на крутых поворотах с нашей «Газелью» и продолжают спускаться вниз, в сторону районного центра Уркарах. Прохлада, которая совсем недавно радовала после городского зноя, с каждым метром вверх в гору превращается в холод. Вскоре за очередным поворотом показалась верхушка горы, утыканная домами.

Кубачи, — сказал водитель, поймав мой взгляд.

Картина, представившаяся взору на высоте 1650 метров над уровнем моря, изумляла своей величавой красотой. Большие, в основном двухэтажные дома кубачинцев лестницей поднимаются по склону горы до самых облаков. Как это ни звучит смешно, но меня долго не покидало ощущение того, что, взобравшись на один из вышестоящих домов, можно прикоснуться к небу. Облака, медленно плывущие рядом с аулом, непрочь порой заглянуть на улицы, накрывая весь Кубачи бело-сизым покрывалом. Особенно впечатляет архитектура старого поселка, улицы которого мало изменились со времен переселения сюда первых жителей села. Из аула Кубачи уже давно превратился в большой поселок: причина тому — количество проживающих здесь людей. Сельская администрация, почта и Кубачинский художественный комбинат находятся в новом поселке, расположенном на относительной равнинной плоскости, невдалеке от старого поселка.

Тонна серебра

С историей села и ювелирного комбината меня ознакомил Гаджиомар Бахмудович Изабакаров, заслуженный деятель прикладного искусства Дагестана. Он также является составителем школьной программы основ кубачинского искусства (этот предмет он ведет в школе) и автором одноименной книги. Еще до Октябрьской революции широкую известность получили работы кубачинских мастеров, выставлявшихся в Тифлисе, Петербурге, Париже, Тегеране, Лондоне, Константинополе. Прославленный мастер Гаджи-абдулла Ибрагим-оглы получил 18 золотых и серебряных медалей за изделия, экспонировавшиеся как в России, так и за рубежом. 17 медалей были присуждены и мастеру Омару Атта Гаджи Закария-оглы. В 1924 -1926 гг. в Кубачах была создана промыслово-кооперативная артель «Саниаткар», что в переводе на русский язык означает специалист . Еще в далеком 1937 году на Всемирной выставке искусства и техники в Париже кубачинская артель завоевала высшую награду — Гран-при. Наибольшего расцвета комбинат достиг в 70-х годах. Значительная часть бюджета Дахадаевского района формировалась за счет работы художественного комбината. Различной продукции из драгоценных металлов в месяц производилось до одной тонны. После развала СССР у комбината началась полоса неудач. Для примера: если выпуск изделий из серебра раньше доходил до одной тонны в месяц, то в начале 90-х годов не превышал 20 килограммов. В 1991 году преступники обокрали музей комбината. Злоумышленников поймать не удалось, до сих пор остается неизвестной судьба уникальных экспонатов музея. Не прошло и двух лет, как произошло еще более дерзкое ограбление. Не обошлось без человеческих жертв, злоумышленники убили сторожа комбината и унесли с собой около 90 % хранившихся изделий. Но на сей раз любителям драгоценных изделий повезло меньше, все они были пойманы в довольно короткие сроки. Сегодня с приходом к руководству нового директора Сайда Ниналалова  комбинат  стал   выбираться из тяжелой ситуации. В цехах появилось новое оборудование, наладился сбыт продукции, произошли и другие позитивные перемены.

Домашний музей

Стены одной из комнат в доме Гаджиомара Бахмудовича увешаны персидскими, китайскими, дагестанскими фаянсовыми и фарфоровыми тарелками. Здесь же на полочках аккуратно расставлена медно-чеканная бытовая посуда. Многое из этой коллекции моему собеседнику досталось от отца, а тому — от своего. Показывая старинные водоносные сосуды (по-кубачински — «мучали»), он рассказывает такую историю. — Во время нашествия на Дагестан Надыр-шах хотел зайти и в Кубачи. Но наши предки пошли на хитрость и на крышах домов аула выставили мучали. Разведка Надыр-шаха, увидев их в бинокли, приняла сосуды за пушки. Ошеломленные количеством «пушек», они сразу доложили об этом своему предводителю. Тот, не долго думая, решил обойти Кубачи и направить свое войско дальше.

По словам Гаджиомара, такие «домашние музеи» есть в доме каждого кубачинца. Еще в старину, когда кубачинцы посещали другие страны, они в качестве сувениров покупали различные   изделия  тамошних мастеров и привозили их с собой.

-А когда работать было легче — раньше или сейчас?

-В советское время не разрешали открыто работать и продавать свои изделия. Частным лицам запрещалось заниматься изготовлением изделий не только из драгметалла, но и из меди, латуни, бронзы. Можно было запросто попасть в тюрьму, так как существовала статья «запрещенные промыслы». Доходило даже до курьезных случаев, когда человек делал дома ремонт, и на стук молотка туда сразу прибегали люди из финотдела, администрации. В связи с этим многим мастерам приходилось подкупать чересчур проворных чиновников, дабы те держали язык за зубами. В данное время этой проблемы нет. Но удручает другое. Работы талантливых мастеров не выставляются на выставках, как раньше, у них нет заказов от музеев. Сегодня, к сожалению, больше востребована массовая продукция, так называемый ширпотреб, а уникальные штучные изделия мало кому нужны.

Золотых дел мастер

В кубачинской школе детей с первого класса шаг за шагом обучают художественным и техническим приемам традиционного ремесла. — Ювелирному искусству надо учить с раннего детства. Преподаватели на занятиях по «Основам кубачинского искусства» стремятся выработать у ученика необходимые навыки для гравировки, чеканки и рисования традиционных орнаментов. В дальнейшем у наиболее способных учеников формируется собственный почерк, — считает Гаджиомар Бахмудович. Изделия из серебра, изготовленные руками школьников, экспонировались на 20 международных выставках в   различных странах  мира.  Школа имеет  большое  количество почетных грамот от руководства страны и являлась постоянным     участником ВДНХ СССР.

Гаджибахмуд Магомедов

Побывать в Кубачах и не встретиться с лауреатом Государственной премии РСФСР им. И. Е. Репина Гаджибахмудом Магомедовым, по меньшей мере, непростительно. Гаджибахмуд — один из самых знаменитых мастеров аула, его имя известно далеко за пределами нашей страны. Вечером по узким улочкам села в сопровождении Заура и Бахмуда (внуки Гаджиомара) я направился к мастеру. Увидев нас, старый Гаджибахмуд приподнялся с молитвенного коврика и пошел к нам навстречу. В этом году ему исполнилось 80 лет, но он все еще продолжает работать дома. Человек удивительного обаяния и простоты, он сразу располагает к себе. Не по-старчески сильные, натруженные руки и широкие, покрытые мозолями пальцы говорят о многом. Гаджибахмуд не очень хорошо говорит на русском, но на вопросы отвечает уверенно. Он рассказывает, что учился ювелирному мастерству в 40-х годах у своего отца и других мастеров. Старость дает о себе знать, если раньше здоровье позволяло самозабвенно трудиться сутки напролет, теперь это уже непозволительно.

— Гаджибахмуд, а как Вы оказались в Японии?

— Я был участником выставки «Экспо-70». Мы находились там 6,5 месяцев. Японцы — хорошие и очень умные люди. Хотя и у нас могут делать радиоаппаратуру не хуже, но в нашей стране нет порядка и хорошего хозяина. Я очень удивился, когда увидел, как их продавцы обращаются с покупателями. Такого уважительного отношения к человеку в нашей стране ни тогда, ни сейчас я не встречал.

-А в каких музеях хранятся Ваши работы?

-В Махачкале, Ленинграде, Москве… в книгах написано, я все города не помню… (задумывается). Ответ меня поразил, он с таким безразличием это сказал. А ведь его работы и сейчас хранятся во многих мировых музеях и частных коллекциях! На миг мне показалось, что я беседую не со всемирно известным мастером-ювелиром, а с простым смертным.

— Порядка в стране нет, а законы в России хорошие, — обеспокоенно повторял несколько раз в ходе разговора старый мастер.
В конце беседы я спросил разрешения сфотографировать его с женой Аматуллой. Гаджибахмуд сразу согласился, но жена долго отказывалась. Пришлось пойти на хитрость и показать ей на экране цифрового фотоаппарата предыдущую фотографию, на которой Гаджиомар запечатлен со своей женой. Мол, видишь, она смогла. Старики, увидев свою фотографию на экране цифровика, удивленно заохали, и Гаджибахмуд уверенно произнес: «Японец делал!»

, раздел: Культура

Автор: Низам Алимурадов / Источник: "АиФ в Дагестане", № 31
3
0

Поделиться

0

01 Янв 1970 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля