Характеристика и исторические вехи Дахадаевского райна

190
0

Поделиться

01 Янв 1970 г.

Наш район образован по проекту районирования Дагестана, утвержденному 4-й сессией ЦИК ДАССР VI созыва 22.11.28 г. на части территории бывших Даргинского, Кайтаго-Табасаранского и Лакского округов как Ураринский кантон. Постановлением ВЦИК от 03.06.29 г. переименован в район с центром в Урари, а постановлением Президиума ЦИК ДАССР от 19.04.30 г. Ураринский район был переименован в Дахадаевский. Центр района — с. Уркарах. В настоящее время в его состав входят 25 сельских и одна поселковая администрация. Количество населенных пунктов — 64. Население района насчитывает 41538 человек (на 01.01.2009 г.), из них по национальному составу: даргинцы — 41122 (99,1 %); лакцы — 338 человек (проживают в с. Шадни — 0,81%), русские — 22 (0,05%), армяне — 7 человек, аварцы — 5, кумыки — 3, лезгины — 3, украинцы — 3, азербайджанцы — 4, татары — 3, ногайцы — 2.

На территории района сложились следующие большие и малые селения: Амузги (оставлено жителями в 1970-е гг.), Ашты, Аяцимахи, Аяцури, Бакни, Бускри, Бутулта, Гузбая, Гуладты, Гунакари, Джурмачи, Дзилебки, Дибгалик, Дибгаши, Дирбаг, Дуакар, Зильбачи, Зубанчи, Ираги, Ираки, Ицари, Калкни, Карбачимахи, Кала-Корейш (музейный комплекс), Каркаци, Кища, Кишамахи, Кубачи (поселок), Кудагу, Кунки, Курки, Меусиша, Мирзидта, Морское (переселенческое поселение на территории Дербентского района), Мукрисана, Мускли, Никабарк, Новый Уркарах (переселенческое поселение на территории Дербентского района), Санакари (ликвидирован в связи с переселением в 1947 г.), Санжи (ликвидирован в связи с переселением в 1947 г.), Сумиямахи, Сурсбук (Сурсурбачи), Сутбук, Трисанчи, Туракари, Узраямахи, Урари, Ураги, Уркарах, Уркутта-1, Уркутта-2, Урхнища, Урцаки, Харбук, Худуц, Хулабарк, Хуршни, Цизгари, Цураи, Чахри (Чагрижи, Джагри -оставлено жителями в 1960-е гг.), Чишили, Шадни (историческое поселение лакцев), Шаласи (переселенческое поселение на территории Каякентского района), Шири, Шулерчи (оставлено жителями в 1980— 2000-е гг.).

Кроме того, на территории Дахадаевского района находятся cc. Дейбук (с 30.10.74 г. относится к Каякентскому району), Викри (с 26.05.78 г. относится к Каякентскому району) и Сулевкент (одноименное село после переселения расположено в Хасавюртовском районе).

Высота над уровнем моря от 700 до 2500 м. На севере граничит с Акушинским, на северо-западе — с Кулинским, на юго-западе — с Агульским, на юго-востоке — с Кайтагским и на северо-востоке — с Сергокалинским районами РД. Рельеф расчлененный с крутыми склонами, по геологическому строению относится к юрской и меловой системе. Леса занимают 13569 га. Реки: Уллучай с притоком Хулахерк, др. маловодные притоки. Водопад высотой 88 м. Имеются пещеры «Харбук» и др. Климат умеренно-континентальный. Среднегодовая температура +6,6 градусов по С. Среднегодовое количество осадков — 600—800 мм.

В 2009 году жители Дахадаевского района отметили славный юбилей своей истории — 80-летие образования района в составе многонациональной Республики Дагестан и России.

Пройденный районом путь является воистину историческим, именно в эти годы сформировались экономические и социальные предпосылки для становления муниципального района со всей его базовой инфраструктурой.

За короткий период мы шагнули от патриархального уклада жизни к цивилизованному обществу, к светским духовным ценностям и новой культуре. Жизнь горцев изменилась до неузнаваемости, фактически совершена революция в образовании, культуре, медицине, социальном обслуживании насления.

Мы должны помнить, сколько физических и моральных сил было затрачено нашими предшествующими поколениями для строительства новой жизни. Мы должны помнить всех тех посланцев народов СССР, особенно русскоязычных специалистов, которые сыграли решающую роль в социально-культурном становлении Дахадаевского района.

Если обратимся к истории, то заметными вехами обустройства нашей жизни стали коллективизация сельского хозяйства, повсеместное введение светского школьного образования, становление классической медицины и приобщение населения к ценностям мировой культуры.

Показательными в этом отношении являются данные, приведенные в статье секретаря Дахадаевского РК КПСС Ибрагима Кадиева «Дахадаевский район к 40-летию Октябрьской революции», опубликованной в районной газете «Ленинна гьуни» («Путь Ленина») от 7 ноября 1957 года.

В частности, здесь дан сравнительный анализ происшедших изменений в районе за указанный период. С 1929 года по 1936 год в районе завершили коллективизацию сельского хозяйства и к 1957 году было создано 25 колхозов, за которыми было закреплено 10 тыс. га пашни, 14 тыс. голов КРС, 81 тыс. голов МРС, 1200 лошадей и 315 га садов и виноградников.

Если накануне создания района к 1929 году открыли 15 начальных школ и ликпунктов с 1028 учениками и 27 учителями, то уже в 1957 году успешно функционировали 52 школы, в том числе 6 средних, 27 семилетних и 19 начальных школ с охватом 3800 учащихся, где преподавали 312 учителей, в их числе 79 с высшим образованием.

Большую лепту в образование внесли русскоязычные учителя, в основном молодые девушки, направленные в горные районы для ликвидации безграмотности среди населения. В разные годы в район было направлено более 630 человек. 50 молодых женщин навечно связали свою судьбу с районом, создав здесь свои семьи, выйдя замуж за достойных горцев. Благодарные жители района не забыли их нравственный и трудовой подвиг и по решению райадминистрации в мае 2009 года заложили первый камень на месте будущего памятника в районном парке культуры, который будет воздвигнут в их честь. В здании администрации МО «Дахадаевский район» с большой теплотой были встречены те оставшиеся немногочисленные представители того поколения специалистов. 17 человек из них были награждены грамотами и знаками Министерства образования и науки РД, Министерства по национальной политике, информации и внешним связям РД за вклад в развитие образования республики. Пагшай Бабаев — старейший учитель района, в 50-х годах проработавший бок о бок с русскими учителями, выступил с обращением к нынешнему молодому поколению дахадаевцев, чтобы и они не забывали о том вкладе братских народов СССР, России в становление и развитие района, с уважением относились к представителям всех наций и народностей страны. Сегодня в районе 32 средних, 15 основных, 9 начальных общеобразовательных школ, где обучаются 5986 учащихся, работают 1129 учителей.

Причем из 32 СОШ 3 школы являются инновационными. Это — Уркарахская и Кищинская многопрофильные гимназии и Уркарахский многопрофильный лицей. Функционирующая на кутане «Иван» начальная школа реорганизована в основную общеобразовательную школу.
Будучи победителями Всероссийского конкурса общеобразовательных школ, активно внедряющих инновационные образовательные программы, названные гимназии, лицей и еще три СОШ (Уркарахская, Кищинская и Меусишинская) получили государственную поддержку в размере по 1 миллиону рублей каждая. Используя президентские гранты, школы пополнили свою учебно-материальную базу, оборудовав 15 учебных кабинетов. Проведена огромная работа по капитальному ремонту ветхих и аварийных школьных зданий и отопительных систем. На эти цели были выделены денежные средства в количестве 7 с половиной миллиона рублей. К началу нового учебного года будет сдана новая Кубачинская школа на 320 ученических мест.

Закладка памятника русскоязычным специалистам - посланцам России

Прогрессивный скачок был совершен также в культурной жизни района. Если к 1929 году здесь было всего 4 «избача», то уже к 1957 году функционировали 48 учреждений культуры и библиотек с книжным фондом в 63 тысячи экземпляров, из них 18 клубов содержались за счет колхозов. Заметную культурно-просветительскую роль сыграли тогда 3 стационарные и две передвижные киноустановки, районная газета с числом подписчиков, которая сравнима даже с нынешним годом. В середине 50-х годов началась электрификация сел, а к 1957 году 14 наиболее крупных населенных пунктов было радиофицировано. Позже появились в домах и первые телевизоры. Эти новые веяния в корне изменили облик людей, весь уклад жизни. Раскрепощенная женщина заняла достойное место в обществе. В составе депутатов разных уровней, к примеру, они составляли в середине прошлого столетия почти 30 %, в образовании – 56%, в медицине – 61%.

Весомый вклад в социально-экономическое развитие района внесли мастера традиционных народных промыслов сс. Кубачи, Харбук, Амузги, Сулевкент и др. Первенство в этом деле занимают кубачинские златокузнецы. Их древнее искусство начало возрождаться на основе коллективного производства с 1924 года, когда в доме Ахмедхановых под руководством мастера-ювелира Магомед-Расула Муллаева объединились в кустарно-промысловое товарищество лучшие златокузнецы: А.Ахмедов, А.Абакаров, А.Тубчиев и еще десяток кустарей.

В 1925 году их почин был поддержан Совнархозом республики и Дагкустпромхозом, организовав в с. Кубачи промыслово-кредитное товарищество «Саниаткар». Впоследствии волна сплошной коллективизации коснулась и кубачинских кустарей, в результате чего они были объединены в промколхоз им. Тельмана, который просуществовал до 1938 года. Тогда решением СНК РСФСР было построено отдельное здание артели. Даже в годы войны продолжала функционировать артель, выполняя разные правительственные заказы. С 1960 года артель была преобразована в Государственный художественный комбинат, которому в 2001 году было присвоено имя народного художника РСФСР Р.А.Алиханова. Этот комбинат прославил не только Кубачи, но и наш район по всей России и за ее пределами своим высоким самобытным искусством. Сегодня ГУП «Кубачинский ордена Дружбы народов художественный комбинат» им. Расула Алиханова испытывает нелегкие дни. Проблемы с выпуском и сбытом конкурентной продукции и приобретения серебра зависят не только от предприимчивости молодого директора М.Ахмедова, но и поддержки народных промыслов со стороны Правительства РД.
На заре становления района (в 1929 г.) была создана и харбукская артель «Серп и молот», название которой символизирует мирную металлопродукцию бывших мастеров-оружейников. Несмотря на то, что артель ютилась по частным домам, пока им не построили типовое помещение в 1939 году, она и некооперированные харбукцы обеспечивали весь район отопительными печами, молотками, серпами и косами, другим инвентарем для нужд сельского хозяйства. Созданный в 1967 году на базе нерентабельного харбукского колхоза им. Жданова промкомбинат также стал одним из ведущих предприятий района. Здесь немалая заслуга его руководителя Аппаса Рабаданова. К сожалению, сегодня в новых рыночных условиях мастерство харбукских умельцев остается в основном невостребованным, но мы ищем пути его возрождения.

Новой вехой в развитии Дахадаевского района стало формирование системы здравоохранения и санитарно-гигиенической службы. Если к 1929 году были открыты всего два врачебных участка, то в 1937 году была открыта первая районная больница, а в середине двадцатого столетия в районе уже функционировали 3 больницы на 60 коек, 20 ФАПов, женская и детская консультации, санэпидстанция, аптека. Почти во всех селах открыли общественные бани. За короткое время удалось побороть оспу, полиомиелит, дизентерию, корь, желтуху и некоторые другие инфекционные болезни, увеличить продолжительность жизни горцев в 1,5 раза. Старшее поколение жителей добрым словом и с уважением вспоминают первых организаторов здравоохранения — русского военного врача Алексея Ковалева, лакцев — братьев Аликишиевых, Рамазана Абдуллаева, Алила Зингерова и др.
Более 40 лет проработал главным врачом Б.Б.Бахмудов, 26 лет — народный врач Дагестана Х.М.Магомедов. Сеть медицины представлена районной и тремя участковыми больницами с числом 250 больничных коек, 43-мя ФАПами. Население обслуживают 92 врача и 468 работников среднего медицинского персонала. Успешно осуществляется на местах национальный проект «Здравоохранение».

Особой вехой в жизни района стала Великая Отечественная война 1941—1945 годов. По призыву и добровольно ушли на фронт, по уточненным данным, 3698 защитников и на полях сражений отдали свои жизни 2670 человек, из которых 1930 значатся пропавшими без вести. Их имена золотыми буквами вписаны на обелисках и страницах книг боевой славы, в сердцах и практических делах дахадаевцев.

Наш район гордится тем, что среди 58 героев-дагестанцев, вписавших золотыми буквами свое имя в летопись победителей Великой Отечественной войны, значится имя советского офицера Магомеда Гамзатова — сына высокогорного аула Худуц.

О его подвиге при форсировании р. Нарева около Варшавы в 1944 году и взятии укрепленного плацдарма фашистов, позволившем начать наступательную операцию нашей 65-й армии, написано в журналистских хрониках.

К сожалению, с каждым годом все меньше остается живых ветеранов-фронтовиков, благодаря которым обеспечивается неразрывная патриотическая связь поколений. У нас в районе их сегодня всего 14 человек, причем многие прикованы к постели. И наш святой долг — проявить к ним человеческое внимание и заботу.

Их наследники, настоящие патриоты Дагестана, также остаются верны заветам своих славных отцов. Об этом свидетельствовала готовность молодого поколения отстоять честь и независимость своей родины в час новых испытаний в период чеченских событий. К примеру, в течение первых дней вторжения в пределы Дагестана террористических банд сформировалось народное ополчение численностью более 2500 человек, готовое дать отпор непрошеным гостям.

Другим показательным фактом является осуждение всеми нашими гражданами военной агрессии Грузии, направленной против мирного населения Южной Осетии в августе 2008 года.

Отдельные трудовые коллективы районного центра с.Уркарах одними из первых в республике самостоятельно начали сбор средств для оказания помощи пострадавшему населению Осетии.

Как и всем дагестанцам, нашим жителям также пришлось преодолевать трудные послевоенные годы, возрождать сельское хозяйство, строить новые объекты социально-культурного назначения, налаживать мирный быт.

Болезненным периодом ломки психологии и всего мировоззрения населения, особенно для старшего поколения, стали годы перестройки и развала советской системы. Но постепенно люди учатся жить и работать в условиях рыночных отношений. Уверен, что и эту веху истории наш народ пройдет уверенно, найдет новые силы для укрепления экономики района и повышения уровня своего благосостояния.

Для этого район располагает всем необходимым: достаточной материально-технической базой, созданной трудом предыдущих поколений и бывших руководителей; людскими и интеллектуальными ресурсами; идеологическими и социально-политическими условиями, обеспечивающими равные права всем гражданам развивающегося демократического правового государства.

История района

История изучения селений и земель, расположенных в Дахадаевском районе, насчитывает более 150 лет. К IX—X вв. относятся сведения письменных источников. Большую древность имеют археологические материалы. Надо подчеркнуть важную роль в изучении истории Дагестана, Даргинии и территории Дахадаевского района патриарха дагестанской исторической науки Расула Магомедовича Магомедова (1914—2005). Его двухтомник «Даргинцы в дагестанском историческом процессе» (Махачкала, 1999, 2000), уникальный труд, позволяющий изучать историю даргинских земель (в том числе земель Дахадаевского района) в тесной связи с событиями, происходившими в прошлом в Дагестане. В изучении истории района многое сделано востоковедом А.Р. Шихсаидовым, профессорами Г.Ш. Каймаразовым, Б.Г. Алиевым, Т.М. Айтберовым, Г.И. Какагасановым, молодыми историками. Достаточно хорошо изучен район и в этнографическом плане. Здесь велика заслуга замечательных этнографов С.Ш. Гаджиевой, М.-З.О. Османова (1930—2007).

 

Наскальные изображения в окр. с. Санжи, эпоха бронзы

Расселение людей на территории Дахадаевского района, по руслу реки Уллучай, происходило еще в ангельскую эпоху — 90—80 тыс. лет назад. Об этом свидетельствуют разнообразные археологические находки: каменные отщепы, скребки, топоры и другие следы первобытных охотников. Первые земледельческие поселения возникли здесь в IV тысячелетии до н.э., на что указывают сохранившиеся до наших дней многочисленные горные террасы, которые как гигантские ступеньки поднимаются по склонам гор в окрестностях селений Джурмачи, Кала-Корейш, Кубачи, Ицари, Санжи, Кунки. Факт существования ранней земледельческой культуры в селениях Уркарах, Киша, Дибгаши, Трисанчи, Дибгалик, Калкни подтвердил известный российский археолог, академик Анатолий Пантелеевич Деревянко, который в сентябре—октябре 2004 года в составе экспедиции обследовал территорию Дахадаевского района и представил кремневые орудия труда, обнаруженные на вспаханном в 5 км от с. Ираги поле. О древности заселения территории района свидетельствуют и большое число наскальных изображений, выполненных охрой, могильники доисламского периода, выдолбленные в скалах ямы-зернохранилища, и остатки ранних поселений, выявленные на территории района. Так, выявлено 17 местонахождений наскальных рисунков (у сс. Трисанчи, Зильбачи, Кудагу и вблизи ицаринского хутора Санжи).

С IV в. до н.э. по III в. н.э. регион входил в состав первого на Северном Кавказе классового государства — Кавказской Албании. Жители этой горной страны — 26 различных племен и их союзы — первоначально были сравнительно разобщены и управлялись самостоятельно. Об этом сообщают античные авторы Страбон (I в. до н.э.) и Плутарх (II в. н.э.).

Жители Албании имели торговые связи с населением Армении, Иберии, Индии, с Вавилонией, Сарматией и Боспором. Их войска были вооружены копьями, булавами, луками и мечами, а для защиты использовались шлемы и щиты, кольчуги. Броней покрывали также коней. Археологические находки на территории Дахадаевского района, а также известные здесь села оружейников (Зирихгеран, Амузги, Харбук) подтверждают факт активного участия наших предков в социально-политической, военной, торговой и культурной жизни древних албанских племен.

Албания, втянутая в изнурительные войны с Римской империей, сасанидским Ираном в I—IV вв. н.э., грабительские набеги гуннов в III в. н.э. привели к ослаблению и распаду этого крупного государства на Кавказе.

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОБРАЗОВАНИЯ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Карта истории VI-X вв.

После распада Кавказской Албании (III—IV в. н.э.) на его осколках образовались небольшие «княжества» общинно-государственного типа: Дербент, Таваспоран, Лакз, Серир, Гумик, Филан, Хайтак, Зирихгеран, Шандан, Карах и др. Примечательно, что многие из этих образований оказались целиком или частично на территории района. Об этих владениях сообщают в письменных источниках средневековые арабские историки IX—X веков ал-Балазури, ал-Иякуби, ал-Масуди и др.

Значительное влияние на политическую историю Дагестана во второй половине I тыс. н.э. имели Кайтаг и Зирихгеран (Кубачи). Под названием Хайдак (у арабских историков и географов — Хайзан, Хамзин) издавна известна территория нынешних Кайтагского и Дахадаевского районов. В XIII—середине XIX веков (до присоединения Дагестана к России в 1813 г.) кайтаги и большинство сел Дахадаевского района входили в крупное феодальное образование — Кайтагское уцмийство и союзы «вольных обществ». Первоначальной резиденцией уцмиев (титул феодала, возможно, от еврейского «усум» — сильный, или арабского «усама» — лев) была крепость Кала-Корейш. Впоследствии центр Хайдака был перенесен в с. Уркарах, а с начала XVII века — в Маджалис и в XVII—XVIII веках — в равнинное село Башлы. Наиболее известными уцмиями были Ахмед-хан (правил до 1578 г., при нем получили оформление права феодальных собственников, позднее принятые во всем Дагестане) и Рустемхан (XVI—XVII вв., составивший один из древних сборников обычного права народов Северного Кавказа). По словам М.М. Ковалевского, этот сборник является одним из интереснейших памятников кавказского права, памятником, заслуживающим не меньшего внимания, чем армянский кодекс Мехитара — Гоша или законы грузинских царей — Георгия Черного, Агбуги и Вахтанга VI».
Каждая глава сборника начинается со слов: «Кто будет беречь рот свой, того и голова будет спасена», а заканчивается интересными изречениями: «В государстве — без правителя, в обществе — без суда, в стаде — без пастуха, в войске — без разумного предводителя, а в селе — без головы добра не будет».

Наряду с Кайтагом известен и Зирихгеран. Некоторые ученые в прошлом считали кубачинцев пришлым этносом, но с этим трудно согласиться. Антропологически кубачинцы, как и большинство дагестанцев, относятся к кавказскому типу, их язык — диалект даргинского языка (московские языковеды же считают его самостоятельным языком), входит в нахско-дагестанскую группу северокавказской языковой семьи. Говорами кубачинского языка является речь жителей селений Ашты, Сулевкент, Амузги и Шири. Еще в начале раннего Средневековья (IV—V вв.) Кубачи становится центром политического образования Зирихгеран, игравшего активную роль в торгово-экономической и культурно-политической жизни Дагестана на протяжении многих веков. В VI веке кубачинцы становятся данниками Ирана, а в 738—739 годах были обложены податью арабами. В XIII веке они подверглись нашествию и монголов, а в 1396 году вынуждены были покориться Тимуру и преподнести ему множество броней и кольчуг. В XVI—XVII веках уцмий кайтагский и хан казикумухский предприняли попытки подчинить Кубачи, но кубачинцы отстояли свою независимость. В XVIII веке кубачинцам хитростью удалось избежать прямого военного столкновения с иранским завоевателем Надир-шахом, инсценировав, как гласят исторические предания, мощную военную подготовку с «пушками» из водоносных «мучалов» (кувшины своеобразной формы, чем-то напоминающие издалека пушку).

Арабское кладбище в с. Кала-Корейш. X-XIII век

Северным соседом Зирихгерана был ал-Карах. Местные историки толкуют название «Уркарах» как «улка» (страна) и «рагъ» (задвижка), что требует дальнейшего исследования. В сочинении арабского автора ал-Масуди (944 г.) говорится о стране ал-Карах к северо-западу от Кайтага. Большинство историков считает, что здесь имеется в виду Уркарах. Территорию Караха ал-Масуди характеризует так: «Со стороны Кабха и Серира Хаидак граничит с землей царя, называемого Марзубан, который мусульманин, и город его называется Крадх (Карах). Они вооружены булавами. Каждый правитель этого царства называется марзубан. Марзубан по-ирански означает «хранитель границы». Таким образом, можно предполагать, что Уркарах в X веке был западной границей арабского халифата и находился под контролем дербентских правителей. В X веке жители Караха были обращены в ислам, и в XI веке, он уже поддерживает дербентских раисов (феодалов). Немыми свидетелями этой эпохи являются полуцилиндрические надгробия с куфической надписью (т.н. арабское кладбище) в центре Уркараха, схожие по форме с саркофагами могильников «Кырхляр» в Дербенте и Кала-Корейше.
Общий обзор политической карты X—XII веков на территории Дахадаевского района показывает, что здесь находилось большое число независимых территориально-политических образований союзов сельских общин. После монгольских походов земли Зирихгерана, Шандана (территория современного с. Харбук) и ал-Караха вошли в состав Хайдака.

Особняком от других земель находилось Сюргинское (сирхинское) общество. В него с XVI века входило 16 населенных пунктов — сельских обществ. Когда возникала военная опасность, они часто вступали с акушинцами в единый союз. Характерным является и то, что сюргинские сельские общества совместно владели пастбищными горами и здесь не было феодальных землевладений, если не считать собственности кадиев, которые имели мульки, большие по размерам, чем рядовые уздени.

Селения Ашты, Худуц, Кунки, Дирбаг, располагавшиеся в верхней части территории района (Буркун-Дарго), еще в XIV веке находились под влиянием кази-кумухского шамхала.

Политическая ситуация в рассматриваемом регионе да и в целом в Дагестане меняется после разгрома золотоордынского хана Тохтамыша другим среднеазиатским завоевателем — Тамерланом в 1395 году в битве на р. Самур. Тимур решает наказать кайтагцев за то, что они выступили на стороне Тохтамыша. Вот как описаны эти события в одном из источников: «Продолжая разрушать и грабить населенные пункты, Тимур ворвался в Зирихгеран и Кайтаг, жители которых вынуждены были выразить покорность». Другой источник гласит, что «из них тысяча и один не уцелел». В муйринских и ицаринских селах сохранились предания, рассказывающие об их борьбе с войском жестокого завоевателя Тимура. Через год, после разорения Акуша-Дарго и падения укрепленной крепости Ушкуджа, достигнув с. Таити, Тимур не прошел в Сюрга через перевал, а повернул через хребет Лис на Зирихгеран. Сохранилось название дороги «Тимурла гьуни» (дорога Тимура) по маршруту Бутри — горный хребет Лис—Хуршни—Бакни—Сутбук—Урцаки—Кубачи, по которой прошел Тимур со своим войском. На этот раз зирихгеранцы решили откупиться порохом, броней и кольчугами, пытаясь сохранить свое селение от разрушения.

Битва горца с монголом. Кам. вставка. XIV век

Именно после разорительных походов Тимура в Кайтаге начинается процесс обособления верхнекайтагских земель от верховной власти уцмийского дома. О происходившей междоусобной борьбе говорится и в одном из местных источников: с 1434 года начались столкновения Зирихгерана, Кала-Корейша, Уркараха и Кази-Кумуха. Это был, по всей вероятности, передел владений, установленных после опустошительных походов Тамерлана. Ослабленный войной Кайтаг-Дарго собрал свое население на совет в местности Антара. Посовещавшись, они решили перевести своего эмира в «город Баршли». При дележе земель Кайтага гора Варха досталась Зирихгерану, а обществам Каба и Гапш совместно — горы Мурхила-муза и Кабала-бах (причем три четверти этой территории достались Кабе и одна четверть — обществу Гапш). Текст этого договора написал кадий селения Кала-Корейш, а засвидетельствовали представители: Мухаммад из Хайдака, Амирхан из Ирчамула, Халаф из Уркараха и Адам, сын Яхъи, из Мулебки. Ицари же по мере усиления соседнего Кази-Кумухского шамхальства стало обретать постепенно особую историческую роль. На ицаринские земли по руслу реки Уллучай «зарились» также и сирхинцы, это вынудило их обратиться к прямому покровительству уцмиев. Определенная дань за это уплачивалась ицаринцами до 1820 года.

Период X—XV веков — этап формирования нового культурного пласта, связанного с утверждением ислама во всех населенных пунктах рассматриваемого региона. При этом Дербент и Кала-Корейш остаются активными центрами идей ислама и суфизма. Исламизация даргинских обществ, территории Кайтага, Муйри, начавшаяся в X веке, в это время идет усиленными темпами. Ислам постепенно проникает в самые отдаленные места. Большое количество куфических надписей конца XI—начала XIII века, найденных в Уркарахе, Кала-Корейше, Ашты и др. местах, говорит об интенсивности процесса исламизации.

Битва горца с монголом. Кам. вставка. XIV векОб этом сообщают и другие письменные источники. Усилиями прибывшего из Ирана шейха Хасана Сухраверди в 1306 году были обращены в ислам жители Кубачи. В начале XIV века шамхалом Гази-Кумуха в с. Ашты была построена мечеть для жителей Зирихгерана, когда они перешли в ислам от неверия. В XIII— XV веках во многих селах наблюдается интенсивное строительство оборонительных сооружений (башен, крепостных стен), культовых построек (мечетей, медресе) и жилых домов. На этих памятниках до сих пор сохранилась масса надписей, особенно в селах Кала-Корейш, Кубачи, Уркарах, Урари, Худуц, Кунки, Шири, Гуладты, Ицари.

Основу экономики, хозяйственной жизни региона составляли скотоводство и террасное земледелие. Среди яровых культур особое место занимала рожь (сусул), так как эта культура хорошо переносит засуху, идет как на хлеб, так и на корм скоту. Домашний скот — коровы, быки, лошади, буйволы, овцы, ослы, мулы — практически обеспечивали горца и мясом, и молочными продуктами, кожей, шерстью для изготовления одежды и обуви, а также ковровых изделий. Крупный рогатый скот, в основном быки, использовались как тягловая сила, а лошади, ишаки и мулы — как транспортное средство и при различных сельскохозяйственных работах.

Наряду с сельскохозяйственной деятельностью в пределах отдельных сельских общин развивались существовавшие здесь издревле центры народных ремесел — ювелирное, оружейное, гончарное производство, шитье, ткацкое и строительное дело. Изделия не только поставлялись на внутренний рынок, но и вывозились в Дербент, страны Ближнего Востока, Средней Азии, Индию, Россию. Местным торговцам давно были известны исторически сложившиеся торговые пути по побережью Хазарского моря.

Еще в раннем Средневековье прославленными центрами металлообработки, оружейного и медного дела в Дагестане были Кубачи. Широким спросом пользовалась керамика гончаров Сулевкента. С распространением ислама, строительством мечетей и медресе, прибытием в регион арабов связано и поступление рукописных книг из городов Арабского халифата, сочинений по различным отраслям науки, образования. Многие из сочинений переписывались местными катибами, особенно это относилось к Корану, сочинениям по грамматике арабского языка, лексикографии, мусульманскому праву, логике, этике и др. Параллельно с распространением ислама шел и процесс освоения арабской письменности и языка.

Нашествие тимуровских полчищ осенью 1395 г. и весной 1396 г. на Кайтаг, Зирихгеран, Сирха отбросило их развитие на десятилетия назад. Были временно прерваны имевшие многовековые традиции экономические связи жителей гор и равнины (торговля, перегон скота на летние пастбища и др.). Начался период раздробления Хайдака и других менее крупных политических образований на слабые союзы сельских джамаатов без централизованного управления.

Именно с этого периода начинается строительство оборонительных крепостных сооружений, сторожевых, сигнальных и боевых башен, которые до сих пор сохранились на территории Дахадаевского района. Среди них величественная круглая башня в с. Ицари, две жилые башни в Кубачи, квадратная сигнально-сторожевая башня, сложенная из крупных каменных блоков в окрестностях с. Зубанчи и др.

А Кайтаг в конце XV века по своему военному потенциалу и исторической роли в Дагестане стал терять передовые позиции и занял лишь третье место. Если казикумухский шамхал мог выставить 100 тыс. воинов, а табасаранский майсум около 70 тыс., то кайтагский уцмий — только до 30 тыс. воинов. Резиденция уцмиев бывшего могущественного Кайтага по мере стабилизации военно-политической обстановки из Кала-Корейша перебирается то в Уркарах, то в Маджалис, то в Башлы.

СОЮЗЫ СЕЛЬСКИХ ДЖАМААТОВ

В эпоху позднего Средневековья (с XVI в.) продолжается развитие политических объединений, расположенных в зоне Дахадаевского района: Кайтагское уцмийство, Кубачи, союзы сельских обществ. Историки меньше всего знают о Сюргинском (Сирхинском) общинном союзе, располагавшемся большей частью на территории района. В него входило более 20 селений: Дуакар, Хулабарк, Карбачимахи, Урари, Урхниша, Гуладты, Уркутта, Туракари, Аяцури, Сурсбук, Аяцики оашни, с. лмузгимахи, Сумия, Кишамахи, Узрая, Мукрисана, Муркарах, Сутбук, Бакни, Урцаки и др. В книге професоора Р.М. Магомедова («Даргинцы». Т.1. Махачкала, 1999 г.) сказано, что первое письменное предание о Сирхе изображает ее как землю ремесленников-ткачей: в «Перечне податей шамхалу» (конец XV в.) перечислены семь сирхинских сел (Дуакар, Цугни, Нахки, Наци, Гуладты, Урари, Булалук), уплачивавших налог тканями — по 30 кусков с каждого села! В «Перечне» названо множество сел, обществ, земель Дагестана и Чечни, все они платили дань сельхозпродуктами — зерном, скотом, медом и лишь три из них — продукцией ремесла: Анди — бурками и Сирха — тканями, а Зирихгеран — порохом. Это свидетельствует об уровне ткачества в этом союзе, сравнимом с уровнем металлообработки в Кубачи. К середине XVII века источники уже не упоминают о ремеслах и тканях Сирхи, а еще позже эта земля предстает перед исследователями как аграрный уголок с преобладанием оседлого животноводства, мастерами по выделке овчины, преуспевающими торговыми людьми. Возможно, в XVII веке импорт вытеснил сирхинские ткани, лишил их спроса и превратил здешнее ремесло высокого уровня в обычные домашние промыслы.

С середины XVI века самым сильным в военном и политическом отношении в Сирхе становится ураринский джамаат, где была резиденция главного кадия. Сирха не знала сословного неравенства, здесь не было деления на узденей, лагов, чанков, беков. Фактически сирхинцы были независимыми узденями. В случае внешней военной угрозы сирхинцы становились союзниками акушинцев и совместными усилиями отражали нападения врага.

Влиятельными землями этой зоны в первой половине XVI века источники называют Кара-Кайдаг, Зирихгеран, Хабши (в которое теперь входили Уркарах и Кала-Корейш) и Каба. Уцмийский дом начал возвышаться и внедрять своих сородичей в образующиеся джамаатские села. Это способствовало образованию отдельного от земель Хабши общества Муйра. Главные села этого общества — Дибгаши и Калкни.

По преданиям, основателями с. Маджалис (место, где прежде собирались жители Кайтаг-Дарго для совещаний; «маджлис» по-арабски собрание, совещание) были три брата — выходцы из с.Калкни. Вскоре рядом поселились и выходцы из с. Кища, затем Каякента, Ахмедкента, Башлыкента.

Мавзолей уцмиев в с. Калакорейш

Общество Муйра не имело определенных границ, к нему традиционно до сих пор относят населения, расположенные ниже с. Кища: Дибгаши, Калкни, Зубанчи, Трисанчи, Зильбачи, Кудагу, Гунакари, Ираки, Сурхачи (ныне в Кайтагском районе), Бускри (раньше был в составе Каба-Дарго), Чишили (отселок Кала-Корейша). Определяющим экономическую жизнь занятием муйринцев было земледелие. Скотоводство развивалось в ограниченных пределах из-за густонаселенности указанного региона.

Часть даргинцев, проживающих в границах Дахадаевского района (общество Буркун-Дарго, по другим источникам, Вуркун-Дарго), в XVIII веке вошло в состав Кази-Кумухского ханства (шамхальства). Это cc. Кунки, Худуц, Ашты и Дирбаг. Они располагаются в верховьях реки Уллучая на стыке нынешних Агульского, Дахадаевского и Кулинского районов.

Историческая стела на окраине с.Кунки периода Кази-Кумухского ханства

Древним поселением Буркун-Дарго считается с. Кунки. Вокруг села сохранилось большое количество разрушенных оборонительных сооружений с разветвленной цепью башен и крепостных стен. Кункинский диалект даргинского языка считается наиболее архаичным.

Рядом с Кунки в начале XIV веке поселились аштынцы, которые в XIII веке входили в политическое объединенение Зирихгеран (Кубачи) и назывались анчибачинцами. В сёлах Ашты и Худуц уцелели два больших камня с надписями (одна датируется 1305 г., другая — 1318 г.), из которых становится ясно, что полномочия шамхала сводились к командованию отрядом воинов-добровольцев и представительству земли Гумик во внешних связях. Судя по надписи, аштынцы первоначально были освобождены от податей «джамаату Гумика», тогда как с. Худуц объявлено их собственностью.

Союзы сельских обществ Сюрга и Акуша-Дарго нередко приходили на помощь друг другу. Так, в одной из рукописей арабской книги под названием «Халлал-Идшаз» Таджутдина Мухаммед ал-Керамани, переписанной в 1612 году жителем села Акуша Гаджи-Махмудом, сохранилась запись, где сказано: «Переписал эту книгу Гаджи-Махмуд, сын Магомеда по прозвищу кадий ал (аср) (кадий эпохи) в 1021 г.х., во время борьбы шиитов (персов) и еретиков (харидшитов), и Юсуп-хана (правитель Шабрана, поставленный персидским шахом Аббасом I в 1609 г.) сс. Дарго, Сирга и Атразом и в итоге победило Дарго над Юсуп-ханом и злодеями и из войска было убито 2000 вооруженных воинов». Как видно из этого сообщения, совместная борьба Сюрга и Акуша-Дарго явилась залогом успеха в борьбе против кызылбашей.

Что же касается политического положения исследуемой территории в XVIII веке, то она представляла собой многообразие территориально-политических небольших образований: Муйра, Гапш, Ганк, Сюрга, Буркун-Дарго, Каба-Дарго, Ицари, объединенных в основном по этническому признаку за исключением общества Ганк. Но не все они были одинаковы по своему политическому строю. Так, из вышеназванных объединений только Сюрга представляла собой сравнительно самостоятельное независимое политическое образование со своими институтами управления и военным ополчением. Союзы Ганк, Гапш, Муйра, Ицари, Каба-Дарго находились в составе Кайтагского уцмийства, а Буркун-Дарго в составе Кази-Кумухского ханства. В то время когда селения обществ Муйра, Ганк, Гапш, Ицари входили в конфедерацию — союз Уцми-Дарго, Сюрга оставалась отдельным обществом.

Сведения о территории, составе союзов, численности населения имеются в сообщениях русских и иностранных авторов XVIII—XIX веков И.-Г. Гербера, И.А. Гюльденштеда, Д.И. Тихонова, Н. Потоцкого, Н. Окольничего, А.А. Комарова.

В работе Д.И. Тихонова дается географическое положение исследуемых союзов сельских общин. Среди «13 округов», входящих в состав Кайтагского уцмийства, перечислены: Сирга (Сюрга), Кабадергинская (Каба-Дарго), Муйре, Кубечинская, Карбукская (Харбук), Каракайдацкая (Ицари, Гапш) и др.
Крупным был Сюргинский союз, главным селением которого в XVIII веке было Ургали (Урари). В состав союза входили общества Урари с отселками, Дуакар с отселками, Гуладты, Мирзидта, Хуршни, Бакни, Сутбук, Урцаки, Ураги, Дзилебки. Был густо заселен и многолюден, пытался даже подчинить находившийся рядом Ицаринский союз сельских обществ, который сохранил независимость от Сюрга с помощью уцмия Кайтага, но затем попал под его власть.

Наиболее крупными из сюргинских селений, находящихся на территории Дахадаевского района, были Урари с отселками — 350 дворов, Дуакар с отселками — 252 двора, Гуладты — 147 дворов, Хуршни — 90 дворов, Урцаки — 87 дворов.

В относительной зависимости от уцмия находился союз Каба-Дарго с центром в с. Урахи, но в этот союз входили также населенные пункты Дахадаевского района Меусиша, Дейбук, Бускри, Цизгари, Викри.

НАЧАЛО ТОРГОВЫХ ОТНОШЕНИЙ С РОССИЕЙ

Об установлении регулярных торговых отношений с русскими землями в XVII веке свидетельствует Астраханская таможенная книга, в которой среди прочих торговых людей упоминается (июнь 1676 г.) кубачинец Асанка Маметов, который «держит свой товар на клади у тарковца Али Шахбанова…». Из записи видно, что спросом пользовались такие товары, как медь «котловая», выделанные телячьи кожи, овчины, иглы, деревянная кухонная утварь, сабли, предметы роскоши.

Интересны сведения Адреяна Лопухина, родственника первой жены Петра I Е. Лопухиной, члена посольства в Иране, издававшего свой журнал в начале XVIII века. Он писал: «…от Дербента на полтора дня езды есть один город, именуемый Кубеши … и около него стена каменная … очень крепок положением места. Жители в нем все люди мастеровые и торговые, ни с кем ссоры не имеют. И они никого не слушаются, живут сами собой, а управителей из своей братии имеют ежегодно (т.е. выбирают). Ремесло у них такое: делают много хорошего мелкого ружья; также, сказывают, и пушки льют».

Эту информацию о Кубачи и кубачинцах дополняет капитан русской армии И.Г. Гербер (1727 г.): «Оные прежде… временем с шамхалом, временем с усмием держалися, однако ж ни под их, ни под персидскою властью не стояли и всегда самовластные люди были… Шамхал, усмий, Сурхай и другие здешние владельцы имели всегда собрание в Кубаше, когда между собой имелась какая-то ссора. И здесь, яко в нейтральном мести, мирилися. Для (т.е. из-за) крепкого положения оного места многие из здешних владетелей богатство свое туды во времена неприятельские в сохранение посылают…». Итак, Кубачи в те времена занимало нейтральное место, наиболее подходящее для переговоров и хранения больших ценностей.

Начавшееся тринадцатилетнее сотрудничество между Дагестаном и Россией (1722—1735 гг.), связанное с Каспийским походом Петра I, было прервано вторжением в Дагестан 100-тысячной армии жестокого иранского полководца Надира.

ОТРАЖЕНИЕ ИРАНСКОГО НАШЕСТВИЯ

Десятилетняя война дагестанцев с империей Надир-шаха привела к гибели массы людей, разграблению и разрушению множества сел, подрыву хозяйства и устоявшихся форм горского общества. Для отражения агрессии в пределах российской части Дагестана (по разделу 1724 г.) под властью уцмия Ахмед-хана сплотились Кайтаг-Дарго и союзы вольных обществ Акуша-Дарго и Сюрга.

Если первый дагестанский поход Надир-шаха (1734 г.) особо не затронул земли даргинцев, то во второй поход (1735 г.), разорив и разграбив Маджалис, покорив Акуша-Дарго и историческую равнину харбукцев Карбучи-дирка, завоеватель двинул часть армии через Сирха на столицу уцмия Кала-Корейш.

Сохранилось достаточно сведений об этих тяжелых днях: на равнине Карбучи-дирка иранское войско устроило «шах-хирман» (были распотоптаны конницей захваченные в плен женщины и дети), подожгло дома сирхинцев, разграбило их скот, после чего окружили неприступную крепость корейшитов, вынудив уцмия Ахмед-хана сдаться и принять их условия.

Более жестоким и кровопролитным оказался для горцев третий поход Надир-шаха в 1741 году. В истории приводятся сведения, что 24-тысячное войско Лютер-Алихана осадило скрывавшегося в Кубачи уцмия Ахмед-хана. После продолжительной осады уцмий вынужден был сложить оружие.
Иранское войско с конницей и пушками двинулось к равнине через Муйра. В муйринских селениях Калкни и Дибгаши записаны предания об их отчаянном сопротивлении: оба аула были взяты приступом, оставшихся там стариков и детей персы собрали на токах и затоптали конницей. До сих пор названия мест страшной расправы — «ХIишурагьи», «ХIила дураIги» («Кровавое озеро», «Кровавый ток») сохранились в коллективной памяти жителей селений Ицари, Харбук, Карбачимахи, Меусиша, Викри. Когда же в сентябре 1741 года остатки войска Надир-шаха, потерпев сокрушительное поражение в Андалальском сражении, проходили через Сирха, Зирихгеран, Харбук, Меусиша, Викри, их изрядно потрепали местные жители, объединявшиеся в партизанские отряды. Они захватили две пушки, много лошадей и пленных. Уцмий Ахмед-хан после поражения в августе 1741 года вынужден был перейти на службу к Надир-шаху, даже участвовал в разорении собственных владений — Сирхи и Муйри. В сентябре 1741 года Ахмет-хан подготовил отряды для внезапного нападения на отступающих персов в Кай-тагском ущелье. По словам русского курьера, доставившего письмо из Дербента в Кизляр, горцы, «напав на войско, всех побили, токмо ушло в Дербент человек до ста, и то нагие». Более тысячи персов попали в плен, были захвачены оставшиеся у них пушки и боеприпасы, множество золотых и серебряных вещей.

После смерти Ахмед-хана уцмием становится его внук Амир-Хамза, он также правил долго — 37 лет. При нем уцмийство распалось на четыре полусамостоятельных удела.
За годы своего правления Ахмед-хан активно проявил себя во внешней политике. С ним вынуждена была считаться даже Россия. Но не смог остановить начавшийся при нем удельный распад «страны» под названием Уцуми-Дарго.

В СОСТАВЕ РОССИИ

В конце XVIII — начале XIX века в истории Дагестана завершается период активной ирано-турецкой экспансии, продолжавшейся с середины XVI века. Теперь Россия становится влиятельным государством на Кавказе. В 1812 году последний уцмий Кайтаг-Дарго Адиль-хан и почетные старшины всех даргинских обществ прибыли в Дербент, чтобы присягнуть России. Юридическое оформление факта вхождения Дагестана в состав России было завершено 12 октября 1813 года, когда был подписан Гюлистанский мирный договор между Россией и Ираном. Примечательно, что старейшины джамаата Кубачи принесли присягу на верность России позже, т.е. 19 июня 1820 года.

Вхождение Даргинии как части Дагестанской области в состав огромного централизованного государства имело положительное значение. Это привело к прогрессу в экономике, культуре, к обеспечению защиты от постоянных угроз Ирана и Турции. Начали оживляться торговля, контакты с внешним миром; емкий российский рынок обеспечивал работой горцев-отходников, изживались междоусобицы.

В 1820 году главнокомандующий на Кавказе генерал-лейтенант А.П. Ермолов занялся «политическим переустройством» территорий Дагестана. Усмирив силой волнения против русского присутствия, Ермолов принял решение ликвидировать звание уцмия, право уцмийского рода, избирать верховных правителей Кайтаг-Дарго из своей среды. В 1821 году народ Кайтаг-Дарго был освобожден от налогов на один год, а в последующем платил российской казне все то, что раньше платил уцмию.

Освободительное движение горцев под предводительством имама Шамиля также наложило свой отпечаток на жизнь и быт жителей Даргинии. Хотя территория даргинцев не входила в состав имамата, его жители в большинстве своем были солидарны с идеями имамов о защите свободы своего края от произвола царских чиновников.

Относительно участия даргинских обществ Гапш, Ганк, Муйра, Сирха, Каба-Дарго и соседних магалов Кайтага в движении Шамиля на Кавказе историки выделяют несколько моментов. Первый из них — это попытка имама зимой 1844 года присоединить Кайтаг к своему шариатскому государству. С этой целью Шамиль направил в Кайтаг отряд Магомед-эфенди Гумикского, который беспрепятственно дошел до Кища (магал Ганк). Эфенди назначил здесь наибом мухаджира Омара Кайтагского (он служил у Шамиля и был инициатором похода).

Другие события Кавказской войны с участием сюргинцев связаны с продвижением русских войск на Акуша-Дарго. В апреле 1844 года брат Аслан-Кади цудахарского, согласно общему плану наступления на Кумух общими силами акуша-даргинцев и сюргинцев, собрал около Буркун-Дарго более 2 тыс. сюргинцев, целью которых было преградить продвижение русских войск на Акуша-Дарго, «возмутить жителей в окрестности Чираха и тем распространить волнение в остальной части жителей ханства Кази-Кумухского и в ханстве Кюринском».

Русское командование направило отряд Радкевича для прикрытия Чираха со стороны Сюрга. Значительно пополнив свой отряд за счет добровольцев, сюргинцы перешли р. Казикумухское Койсу, заняли ряд селений. Однако 8 июня после прихода войск под командованием полковника Форстена в Хосрех сюргинцы перешли на правый берег и заняли позицию по дороге от Кюлюли к селениям Наци и Урари. В состоявшемся сражении горцы потерпели поражение. Казаки захватили селения Наци и Урари. При этом в плен попал кадий с. Наци Абдулла, «которому Шамиль поручил начальство над 8-тысячным сборищем». В Наци и Урари русские войска отбили у сюргинцев до 4-х тыс. овец и расположились в 5 верстах от с. Урари. Потери сюргинцев составили 300 убитых и 100 человек попавших в плен.

После этого поражения сюргинцы покинули Кази-Кумухское ханство, после чего Аргутинский начал усмирение Сюргинского общества. 11 июня русские войска двинулись на селение Дуакар, «одно из главных селений общества, которое в последнее время сделалось известным строптивым поведением своих жителей». 12 июня к Аргутинскому пришли старшины всего Сюргинского общества с просьбой «о пощаде и с изъявлением совершенной покорности». 16 июня в лагере русских войск у с. Дуакар старшины Сюргинского общества и с. Кубачи подписали «предварительные обязательства». 28 июня Аргутинский достиг Уркарах.

В конце 1853 года имам Шамиль вновь обращает свое внимание на сопредельные даргинские земли в надежде активизировать их на борьбу с царскими войсками. Больше всех приверженцев имама укрепилось в Кайтаге и в особенности в Уркарахском магале. Командующим ОКК было поручено подполковнику Лазареву начать формирование отряда для приведения в покорность уркарахцев.

Из Муги на Уркарах 27 марта 1854 года в три часа утра выступили 5 батальонов пехоты, 10 орудий и 2 ракетные команды, 4 сотни Дагестанского конно-иррегулярного полка и отряды акушинской, шамхальской и мехтулинской милиции. На следующий день, 28 марта, Джамавхан собрал около 50 старейшин из всех сел магала Гапш и вместе с Манюкиным начал переговоры. Однако переговоры были прерваны в связи с отказом уркарахцев выдать аманатов. В два часа дня Манюкин начал бой в Уркарахе. Уркарахцы были оттеснены в нижний квартал АО наступления темноты. Затем Манюкин приказал поджечь село, а солдат расставил цепью вокруг, отдав указание хватать всех, кто будет выбегать. Большая часть мужчин погибла в огне под развалинами и от артобстрела. Русский отряд потерял убитыми 5 солдат и 2 милиционеров, ранены 1 офицер и 3 из Дагестанского конного полка. На следующий день, 29 марта, Манюкин велел до основания разрушить Уркарах, хотя пожар все еще продолжался. К вечеру село было разрушено.

С такой же целью в Кайтаг был послан отряд во главе с храбрым мухаджиром Бук-Магомедом (1851 г.) и 500 всадников во главе с легендарным Хаджи-Мурадом. Но большинство сельских джамаатов этих мест отказалось от активного участия в боевых действиях наибов. Более сочувствовали Шамилю харбукцы. Через доверенных людей Шамиля они неоднократно поставляли оружие своих мастеров для имамата, а когда там было налажено производство пушек, то одним из ведущих специалистов оказался харбукец Какба-Магомед, а мастером по разработке железной руды дейбукец Омар. Надо отметить, что ружья, произведенные в Харбуке, по оценке известного исследователя XIX в. О.В. Магграфа, «отличались большей прочностью, меткостью и силою боя, чем ружья, которыми тогда была вооружена русская армия». Зафиксирован и такой факт: «20 человек из Харбука воевали вместе с мюридами Шамиля в 1853 году и были разбиты в Уркарахе и Башлы».

В 1859 году имамат пал. Царизм, упрочив свое положение во всем Дагестане, разрушил вековые устои союзов сельских общин. В 1860 году Прикаспийский край был преобразован в Дагестанскую область, а Кайтаг-Дарго — в Кайтаго-Табасаранский округ. Во всех крупных селах были назначены наибы и царские офицеры, но традиция народа считать своей властью сельский сход и решение джамаата сохранялась еще долго.

В годы царского правления заметно ухудшилась жизнь крестьянства, но началось и социальное расслоение общества на бедняков и зажиточных. В селах началось строительство новых домов, изменился быт, он стал более комфортным, развивались экономика, культура, народное искусство. Все больше жителей сел знакомятся с городской культурой.

РАЙОН В ГОДЫ УСТАНОВЛЕНИЯ И УПРОЧЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Октябрьская революция всколыхнула огромную Российскую империю. Нестабильность пришла и в Дагестан. В районе также происходила борьба между сторонниками новой власти — горской беднотой и ее противниками — зажиточными крестьянами. Началась Гражданская война. В октябре 1919 года отряд белоказаков добровольческой армии численностью более 250 человек напал на даргинские села. На своем пути они бесчинствовали, грабили аулы, сжигали дома и скирды с пшеницей.

Заняв Уркарах и Киша, деникинцы направились в сторону Харбука, но харбукцы решили приостановить продвижение белоказаков и дать бой в 5 км от села в местности «Унеу хъяб». Деникинцы начали артиллерийский обстрел окрестностей Харбука. На помощь харбукцам поспешили жители соседних обществ. Вот как описывает эти события красный партизан из с. Дуакар: «…Получив такое известие, я с братом и двумя жителями нашего селения отправились в Урари, Гуладты, чтобы оттуда направиться в Харбук. По дороге к нам присоединилась масса народа из Сюргинского участка — не менее 1000 человек. Жители Харбука восторженно встретили нас… К нашему приходу казаки отступили и, уходя, сожгли хлеб (скирды) жителей села Кища. Мы двинулись вслед за деникинцами, к нам (сюргинцам) присоединились харбукцы, кищинцы, уркарахцы». Вместе с прибывшими на помощь сюргинцами, муйринцами и др. жителями соседних селений харбукцы преследовали остатки деникинского отряда вплоть до Дербента.

В местности Унеу сейчас стоит памятник, посвященный той победе. Ежегодно 9 Мая у памятника собираются жители Харбука, чтобы почтить память земляков, павших в той битве. В памяти сельчан сохранились имена храбрых даргинских партизан: Абдуллагаджиев Сиражутдин — командир харбукского партизанского отряда, Рабаданов Хужайдар — начальник штаба маджалисского партизанского отряда; Магомедов Алибек — командир сюргинского отряда из с. Дуакар; Бец Али — командир муйринского отряда из с. Викри; на дербентском фронте командиром одного из отрядов был Гасайниев Саидулла из с. Цизгари; Гасанбеков Абакар, Матазила Мамма из с. Уркарах, Алиев Гасайни, Гасайниев Гаджимустапа, Бахмудов Рабадан из с. Сутбук и т.д.
В годы Гражданской войны 620 человек из разных сел Дахадаевского района участвовало в красном партизанском движении, 58 из них погибли. Надо подчеркнуть, что среди общей массы горского крестьянства и кустарей «белое движение» не получило поддержки. Основная масса крестьянства и кустарей района поддержала красное повстанческое движение левашинцев и партизан конного отряда Кара Караева.

Партизаны у памятника в Унеу (Харбук). 1967 г.

С начала 1920-х годов открывается новая страница в жизни горцев, повсеместно устанавливается власть Советов. Неграмотное население вовлекается в процессы местного партийного строительства и управления.

Основная задача по укреплению советской власти легла на плечи районной партийной и комсомольской организации. К 1930 году в районе было 14 комсомольских организаций с общим числом членов 360 человек. Из них 60 девушек. Первым секретерем Дахадаевского РК ВЛКСМ был Абдусамад Гамидов, выходец из рода знаменитых революционеров Гамида и Магомеда Далгата. Развивалось и ширилось пионерское движение. К 1930 году было 9 пионерских отрядов, всего пионеров 370. Была развернута работа по ликвидации безграмотности населения: организованы и функционировали 4 избы-читальни, 5 партийно-комсомольских школ, 1 кружок текущей политики, всего в них обучалось 83 человека.

В эти же годы был налажен выпуск районной газеты «Коллективист» («Уртахъчи»), которая стала выходить с середины 1931 г. согласно решению бюро обкома ВКП (б) от 28 июля 1931 г. Главным редактором был утвержден Нуров.

В районе в каждом селе возникали сельхозартели, товарищества по обработке земли. Такое товарищество в с. Уркарах возникло в 1928 году, в с. Сутбук — в 1927 году. К 1930 году в районе были образованы 8 колхозов.

Вместе с тем процесс ломки старых социально-экономических отношений в Дахадаевском районе, как и везде, проходил с большим трудом. После революции 1917 года из района начался отток активно верующих в страны исламского мира, в основном в Турцию. Число их составляло около 250 человек. Имели место случаи ареста людей по ложным обвинениям. В буржуазном национализме в 1940 году был «уличен» первый секретарь Дахадаевского райкома партии Ю.М. Кабукаев. Он был осужден на 5 лет. В 1930-е годы без суда и следствия исчезли многие простые крестьяне. За критические реплики в адрес местных партийно-советских работников были репрессированы арабисты Абдулла-Хаджи, Магомед-Хаджи, Яхъя-кади и др.

Первые учителя России в горах

В то же время первые десятилетия советской власти в Дахадаевском районе характеризовались заметным подъемом образования, здравоохранения и культуры горцев. В системе народного образования в 1940 году в районе обучались в 1—4 классах 5350 учащихся, из них 2632 девочки, в 5—7 классах — 1100, из них 336 девочек, в 8—10 классах — 39, из них 5 девочек. Таким образом, во всех классах в районе обучались 6489 учащихся, из них 2973 девочки (45,8%).

К этому времени в районе работали 228 учителей, из них женщин — 27 (11,8%). Высшее образование имели 2 человека, окончили 2-годичный учительский институт 12 человек. Среднее образование имели 42 учителя и заочно в институтах обучались еще 18 человек. В педагогических училищах республики (Буйнакск, Дербент, Сергокала) обучался 41 человек по направлению из района.

Русский исследователь профессор А.С.Башкиров в Кала-Корейше. 1920-е гг.

Однако не обошлось и без серьезных трудностей. Так, не имели соответствующего образования 113 учителей. А из 11-ти директоров неполных средних школ высшего образования не имел ни один человек. Из 51-го директора начальных школ среднее образование имели всего 14 человек (27,4 %).

ИСТОРИЯ ОБРАЗОВАНИЯ И ПЕРВЫЕ РУКОВОДИТЕЛИ РАЙОНА

13 ноября 1920 года на Чрезвычайном съезде народов Дагестана в городе Темир-Хан-Шуре была оглашена декларация Правительства РСФСР об образовании Дагестанской АССР, законодательно оформленная 20 января 1921 года. После этого началось административное деление Кайтаго-Табасаранского и Даргинского округов на сельсоветы.

В апреле 1927 года VI Вседагестанский съезд Советов принял меры по новому районированию Дагестанской республики. Госплан ДАССР предложил проект, предусматривающий образование 26 подразделений, получивших наименование «кантонов». Новое административно-территориальное деление было утверждено постановлением Президиума ВЦИК от 3 июня 1929 года с переименованием кантонов в районы. Новые районы были образованы с учетом территориальных, национальных, экономических факторов, состояния путей сообщения, связи, интересов хозяйственно-культурного развития. Ставилась задача создания однонациональных районов с целью обеспечения интересов населения по сохранению и развитию языка, культуры, обычаев.
Дахадаевский район был образован в результате административно-территориальной реорганизации трех бывших округов Дагестана — Даргинского, Кайтаго-Табасаранского и Лакского. Постановлением IV сессии ЦИК ДАССР от 22 ноября 1928 года был образован Ураринский кантон с центром в с. Урари, переименованный впоследствии постановлением Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета от 3 июля 1929 года в одноименный район. Постановлением Президиума Центрального Исполнительного Комитета Дагестанской АССР от 19 апреля 1930 года район был переименован в Дахадаевский в честь известного дагестанского революционера Махача Дахадаева, а постановлением Президиума ЦИКа ДАССР от 18 октября 1930 года центр района был перенесен из Урари в Уркарах.

29 января 1929 года на организационном заседании Дахадаевского контрольного комитета ВКП(б) первым секретарем канткома (райкома с 1930 г.) ВКП(б) был избран Юсуп Магомедович Кабукаев, который до этого (с 1924 г.) работал ответственным секретарем Кайтаго-Табасаранского окружного комитета партии. Здесь же отметим, что при формировании управленческого аппарата района было привлечено много кубачинцев, окончивших различные курсы, рабфаки, вузы. В 1930—1950-е годы в районе работало около 130 хозяйств кубачинцев. При этом многие назначались на ответственные партийные и хозяйственные должности. Из их числа был и Абдулла Абдурахманов, окончивший в начале 1930-х годов рабфак Института водного хозяйства (Москва). Более 25 лет он проработал в районе на различных ответственных должностях. Отсюда же ушел на фронт, воевал на Малой Земле. Впоследствии А.М. Абдурахманов стал лауреатом Госпремии РСФСР им. И.Е. Репина. Назовем и другие имена — Х1яжнина Абдуллаева, Расул Аккаев, Расул Омаркадиев, братья Расул и Магомед Абдуллаевы.

Ко времени образования района (по переписи 1926 г.) в районе имелись 27 сельских советов, обслуживающих 110 населенных пунктов (64 селения и 46 хуторов). Территория района составляла 998,3 кв. км, из них удобные для земледелия земли — 791,5 кв. км, пахотоспособные — 12000 га и пастбища и выгоны — 54,477 га, лес и кустарники — 1523 га, усадьбы — 350 га. На территории района в 110 населенных пунктах имелось 8058 хозяйств и в них проживало 30298 человек — 13898 мужчин (46,3%) и 16138 женщин (53,7%), в их числе 262 отходника.

Национальный состав района: даргинцы — 25595 человек (85,2%), кубачинцы —2302 (7,6%), кайтагцы — 1868 (6,2%) (по переписи населения 1926 г. Кубачинцы и кайтагцы шли отдельной строкой. В последующих переписях их стали причислять к даргинцам), агульцы — 174 (0,6%), лакцы — 97 (0,4%).

Наиболее крупными сельсоветами по количеству населенных пунктов были Нахкинский (17 сел), Дуакарский, Нацинский и Ураринский (по 12 сел), остальные сельсоветы обслуживали от 1 до 5 населенных пунктов.

По количеству наличных хозяйств и населения наиболее крупными были сельсоветы Уркарахский (638 хозяйств, 2756 человек); Дибгашинский (490 и 2092); Кубачинский (492 и 1954); Трисанчинский (414 и 1886); Харбукский (404 и 1602).

Сельские советы района по численности населения разбивались следующим образом: с населением от 200 до 400 человек — на 2 сельсовета; от 400 до 700 человек — на 6; от 2000 до 3000 человек — на 2. Средний радиус обслуживания исполкомом сельских Советов составлял 20 км, максимальный — 50 км. Язык делопроизводства всех сельсоветов был даргинский.

Связь района со столицей республики г. Махачкалой осуществлялась через с. Леваши Левашинского района (обходной путь) и через Маджалис—Мамедкалу, соединенные как шоссейной, так и железной дорогой. Через Маджалис производился также обмен почтовых перевозок — 3 раза в неделю через почтовых агентов, находившихся в селениях Кубачи и Уркарах.

Основное направление сельского хозяйства — полеводство и животноводство. Хозяйства занимались в основном выращиванием крупного и отчасти мелкого рогатого скота. Экономическими центрами района были села Кубачи, Уркарах, Урари, Харбук. Внешнее влияние район имел и на рынок селений Акуша и Леваши.

Промышленность в районе была развита слабо. В селениях Кубачи, Харбук и Амузги было развито ювелирное и оружейное производство, а в селении Сулевкент — гончарное и мукомольное с использованием водяных мельниц.

После прихода на должность первого секретаря Дагестанского обкома партии Н. Самурского (1934 г.) и проведения соответствующих реорганизаций в партийных и советских структурах остро встал вопрос о нехватке кадров. Работавший тогда заместителем начальника политотдела Литвиновской МТС Северо-Донской области Азово-Черноморского края Ю.М. Кабукаев был приглашен в Дагестан и вторично в 1936 году утвержден первым секретарем Дахадаевского райкома партии. Но он проработал совсем немного, до ноября 1936 года. Время его второго прихода на должность первого секретаря совпало со временем реализации решения бюро Дагестанского обкома партии от 17 сентября 1936 года «О переселении из Дагестана за пределы Северо-Кавказского края 600 кулацких хозяйств».

Выселению подлежали кулаки из 21 района республики, в том числе из Дахадаевского. Окончательный список выселяемых кулаков утверждался «тройкой» по переселению, созданной еще в 1935 году в составе представителей обкома партии, СНК и НКВД республики. Аналогичные «тройки» были созданы и в районах. В числе выселяемых кулаков значились и 5 хозяйств кубачинцев, в общем-то не имевших большого состояния, кроме как добротно построенных домов.

В составлении этих списков Ю.М. Кабукаев не участвовал, хотя и входил в состав районной «тройки». И его вторичный уход с поста первого секретаря райкома партии связан именно с его недовольством процессом раскулачивания и арестами в республике, и в первую очередь его давнего друга Юсупа Шовкринского.

Тучи начали сгущаться и над самим Кабукаевым. 26 октября 1937 года он был арестован органами НКВД ДАССР как участник антисоветской, буржуазно-националистической организации в Дагестане, подписавший еще в 1924 году «Письмо-Платформу—43-х» о выходе республики из состава Северо-Кавказского края.

14 января 1940 года решением ВТ СКВО Ю.М. Кабукаев был осужден на 5 лет ИТЛ. Находясь в заключении в г. Котласе Архангельской области, 2 июля 1944 года он умер, не дожив 6 месяцев до своего освобождения. В январе 1956 года Ю.М. Кабукаев был посмертно реабилитирован.

Интересна судьба и другого первого руководителя района — председателя Дахадаевского райисполкома (1929—1931 гг.) Магомед-Расула Тавкаева, уроженца с. Кулиджа. В 1920—1921 годы он работал заведующим начальной школы в с. Кубачи. Хорошо знал район, был знаком с жизнью и бытом населения. За связь с буржуазными националистами, за покровительство враждебным антисоветским элементам решением бюро обкома партии в декабре 1937 года его исключили из партии и сняли с работы (он тогда возглавлял Кайтагский райком партии). В январе 1938 года он был арестован органами НКВД ДАССР, и лишь в январе 1940 года постановлением военного трибунала Северо-Кавказского округа был оправдан.

В годы Великой Отечественной войны (1941—1945 гг.) М. Тавкаев записался добровольцем в Дагестанскую кавалерийскую дивизию Кара Караева и в составе дивизии в качестве начальника штаба дошел до Берлина. После войны находился на партийной и советской работе в Каякентском и Кайтагском районах.

РАЙОН В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Встреча с ветеранами Великой Отечественной войны. 9 мая 2009 г.

В первые же дни начала войны в райцентре, в с. Уркарах, состоялся многолюдный митинг. Выступившие на нем активисты Хадижат Курбанова, Керим Шахбабаев, Захар Магомедов, Нухкади Мамедов, Вера Шуйтова и многие другие гневно осудили вероломное нападение фашистов на нашу Родину, выразили готовность добровольно отправиться на фронт. Подобные митинги прошли и во многих других населенных пунктах Дахадаевского района. Памятна речь многодетной горянки из с. Кища Ханум Гаджиевой, которая сказала: «Мой муж и все пятеро сыновей сейчас отправляются на фронт, а я буду бороться против врага в тылу, не жалея сил трудиться на колхозных полях, выращивая хлеб для пропитания бойцов Красной Армии». 42-летний житель района Муса Магомедов из с.Дзилебки убеждал военного комиссара района Булгакова, что он 5 лет служил в армии пулеметчиком, чувствует себя нужным фронту и просил направить его в самую горячую точку. Молодежь комсомольской организация с. Викри в полном составе 25 июня 1941 года ушла на фронт. Такому же патриотическому почину последовали 19 выпускников Уркарахской средней школы. Живыми вернулись из них лишь единицы. В том же 1941 года добровольно ушел на фронт Муса Гусейнов из Дуакара — первый секретарь Дахадаевского ВКП(б).

Подвиги многих выходцев района, оказавшихся на разных фронтах войны, были высоко оценены правительством. Район гордится тем, что среди 60 героев-дагестанцев значится и имя офицера Магомеда Усмановича Гамзатова, сына высокогорного аула Худуц. О его подвиге по форсированию Нарева около Варшавы в 1944 году и взятии укрепленного плацдарма фашистов (это позволило начать наступательную операцию нашей 65-й армии) подробно написано в журналистских хрониках. Вместе с героями проявили мужество и храбрость на фронтах Великой Отечественной войны немало других наших земляков. Седи них командир роты десантников Ацци Абдуллаев, бесстрашные бойцы, отмеченные орденами Славы двух степеней и другими медалями Магомед Атабеков, Джамав Раджабов из Уркараха, Али Сулейманов из Дибгаши; доблестный разведчик из Трисанчи Али Чурухов и здравствующий ныне меусишинец Габиб Магомедов, уничтоживший в боях около сотни «фрицев».

Участник Сталинградской битвы артиллерист Шахбан Курбанов из Кища подбил восемь вражеских танков, за что его наградили орденом Боевого Красного Знамени. Его односельчанин Гасбал Сулейманов заслужил за боевые подвиги ордена Отечественной войны 1-й, 2-й степени и Красной Звезды. Такие же награды были вручены бускринцу Гираю Кадиеву (он участвовал в боях за взятие Варшавы и Берлина). До Берлина пролегла долгая фронтовая дорога односельчан-кункинцев Ахмеда Салихова и Курбанмагомеда Мусаева, награжденных орденами Боевого Красного Знамени. Урнакинец Гасангусен Манатов вернулся домой с орденами Славы двух степеней и Красной Звезды, а на груди его соседа по двору Гаммаева Гаджи сияли и орден Отечественной войны и медали «За отвагу». В боях за Северный Кавказ в 1943 году погиб летчик-стрелок из с. Сутбук Гаджимурад Гасайниев, награжденный посмертно орденом Красной Звезды. От Северного Кавказа до стен Берлина с боями прошел Абдуллаев Шарии с. Стубук. Награжден орденами Красной Звезды и Славы.

Снайпер из Ашты Мямя Омаров только в феврале 1943 года уничтожил 43 вражеских солдата. Другой аштынец — Магомед Ахмедов заслужил ордена Октябрьской Революции и Красной Звезды.

С героическим подвигом воинов на фронте сравним был и самоотверженный труд тружеников тыла. В грозном 1942 года, когда враг вышел к реке Терек, Дагестан стал прифронтовой зоной. Тогда более тысячи пожилых мужчин и женщин района приняли участие в строительстве оборонительных рубежей и рытье окопов.

В тылу также случались трагические события, связанные с выполнением патриотического долга. Так, в с. Ураги в 1943 года бандиты зверски расправились с парторгом колхоза Абдулатипом Ахмедовым (он был известен в районе как участник первой русской революции под именем Мансеева Алексея Алексеевича). В память о нем на его могиле установлена мраморная плита. С бандитизмом в эти годы смело боролись и Гаджи Абдуллабеков, Зайпулла Рабаданов, Абумуслим Бабаев и другие активисты района.

Значительной была помощь района фронту деньгами, скотом, драгоценными металлами. Район сдал в Фонд обороны более 15 млн. руб., 285 голов крупного рогатого скота. Комсомольцы района внесли для строительства танковой колоны им. Шамиля 22 тыс. руб., авиаэскадрильи — 47 тыс. руб., бронепоездов им. М.Гаджиева — 11 тыс. руб., «Юный пионер» и «Комсомолец Дагестана» — 44,7 тыс. руб. В годы войны только один колхоз им. Сталина (с. Уркарах) поставил государству 200 тонн мяса, 150 ц топленого масла. В 1944 году, несмотря на нехватку рабочих рук, посевную площадь в хозяйствах района удалось расширить более чем на 1656 га. Выросло и число поголовья скота: крупного рогатого — на 22,5%, мелкого рогатого — на 32,5%.

Своими сбережениями помогали фронту многие жители. Гаджи Курбанов (Зявала) из с. Уркарах из своих личных сбережений внес в Фонд обороны страны 205 тыс. руб., за что Верховный главнокомандующий Сталин прислал ему правительственную телеграмму. И таких патриотов в районе было немало. В феврале 1943 года школьниками района на фронт было отправлено 185 посылок, в них находились платочки, рубашки, теплые носки, брюки и другие вещи. Девушки-горянки района собрали и сдали в Фонд обороны личные украшения из золота и серебра весом более 70 кг.

Война аукнулась тяжелым горем для многих семей. Из 3698 человек, призванных Дахадаевским райвоенкоматом и ушедших добровольцами на фронт, 2670 человек сложили головы на полях сражений. Захоронения многих из них не были известны. В послевоенные годы поиском их могил занимались красные следопыты школ района. Благодаря их труду удалось выявить места захоронений Абдуллы Ясеева из с. Бускри (г. Краснодар), капитана М.А. Шапиева из Харбука (г. Вабагнева, Чехословакия), минометчика Ибрагима Ахмедханова из с.Уркарах (г.Запорожье), политрука Магомеда Акаева (г.Молгобек Северо-Осетинской Республики), зубанчинцев Магомеда Шарипова (Украина), Халика Агаева (Польша), Аци Магомедова (г.Ленинград), Абакара Магомедова (г. Моздок), старшего лейтенанта Гаджиева Гаджи из Сутбука (Польша).

Ряды живых свидетелей войны редеют с каждым днем. Их в районе осталось всего 14 человек. Администрация района заботится о них. И сегодня на кануне 65-летия Победы бессмертные слова «Никто не забыт, ничто не забыто!» приобрели особый смысл и значимость.

В каждом населенном пункте района воздвигнуты памятники, обелиски с именами павших односельчан в те суровые годы. Первая в районе улица названа именем фронтовика — педагога Сулеймана Курбановича, а Кубачинский художественный комбинат носит имя фронтовика, художника Расула Алиханова.

В послевоенное время ветераны войны продолжали работу по военно-патриотическому воспитанию населения. Такая работа не прошла бесследно, она принесла свои плоды в период последних испытаний, выпавших на долю нашей республики. В трагические дни августа 1999 года подтвердили свою готовность защищать целостность страны более 1500 молодых парней, 12 человек из них приняли непосредственное участие в антитеррористической операции против вооруженных террористов, вторгшихся в Дагестан с территории Чечни.

Встреча афганцев, 2009 г.

Не посрамили себя наши 64 призванных воина-интернационалиста и

в

Афганистане. Из них награждены: орденом Красной Звезды

— Мухтар Аскандаров (Уркарах), Арслан Кусаев (Трисанчи), Гасан Магомедов (Урцаки); медалью «За отвагу» награждены Гаджимагомед Ахмедов (Кубачи), Мурад Гаджиев (Ираки), Шамиль Гираев (Уркарах), Манап Мусаев (Ашты), Тагзир Рабаданов (Карбачимахи); медалью «За боевые заслуги» удостоены

Медаль "40 лет выводу советских войск из Афганистана"

Алиасхаб Алиев (Цизгари), Магоме-драсул Абдулжалилов (Урари), Багаутдин Багомедов (Меусиша), Зайнулабид Магомедов (Кища), Багаутдин Магомедов (Дзилебки), Рамазан Рамазанов (Ираги).

Молодым солдатам, призванным из района, пришлось выдержать боевые испытания также при разрешении военных конфликтов на территории бывших социалистических стран — Венгрии и Чехословакии (19 участников).

Дахадаевцы не остались в стороне и во время недавней беды, выпавшей на долю жителей Южной Осетии, пострадавших от агрессии грузинских авантюристов. Трудовые коллективы райбольницы, управления социальной защиты населения, одела внутренних дел, образовательных учреждений одними из первых, в республике самостоятельно начали сбор материальных и денежных средств для оказания помощи пострадавшим.

РАЙОН СЕГОДНЯ

Сегодня основу благосостояния района составляет АПК в лице сельхоз предприятий и личных подсобных хозяйств. При этом, в отличие от советского времени, наиболее силен потенциал частных подсобных хозяйств. По поголовью скота, например, сельхозпредприятия владеют примерно 10 процентами стада. Важное место в экономике района занимают художественные, ремесленные (сс. Кубачи, Харбук и др.), строительные промыслы. Сотни, тысячи жителей района находятся на заработках в городах и селах республики, столичных городах России, городах Севера, в Калмыцкой Республике, Астраханской области. Средства в район поступают и из таких источников. Мастеров, строителей из Дахадаевского района широко знают в Дагестане и во многих российских регионах.

Ведущая отрасль экономики района — сельское хозяйство. Основу его составляют животноводство и растениеводство (с виноградарством). В районе 23 сельхозпредприятия (18 СПК, 2 колхоза, 2 МУП и 1 ФГУП), 56 КФХ и 12379 ЛПХ. Объем производства продукции сельского хозяйства в целом по АПК района в 2008 году составил 528664 тыс. руб., против 436166 тыс. руб. в 2007 году.

Всего на 1 января 2009 года во всех категориях хозяйств района содержались: КРС — 33704 гол., МРС — 123041 гол. Из них на сельхозпредприятиях числилось: КРС — 3560 гол., МРС — 12321 гол.

Сенокосная бригада колхоза им. У.Буйнакского, Бакни (1966 г.)

В 2008 году сельхозпредприятия района добились хороших результатов.

Омарова Бубучи - доярка, депутат ВС ДАССР

Выручка от реализации составила 865 тыс. руб. против 55736 тыс. руб. в 2007 году.

Из 23 хозяйств 15 завершили год с прибылями, тогда как в 2007 году таковых было всего 5. Общая прибыль по району составила 4086 тыс. руб., против 1052 тыс. руб. в 2007 г.

Осуществляемые в стране экономические реформы привели к большим изменениям в АПК района. В связи с этим изменилась организационная структура, система управления, земельные отношения, принципы деятельности системы АПК в целом.

В то же время либеральная экономическая политика, проводимая государством, привела к изменениям в финансовой, налоговой и других системах, что обострило старые и выявило новые проблемы.

Особо обострились трудности из-за диспаритета цен на продукцию сельского хозяйства и промышленности, так как большинство хозяйств не могут приобрести технику, удобрения и т.д. Технический парк у всех хозяйств района устаревший: комбайны, трактора, сеялки и т.д., давным-давно выработали свои сроки эксплуатации.

Для Дахадаевского района большое значение имеет оказание безотлагательной помощи со стороны Минсельхоза РД в плане ремонта межхозяйственных и внутрихозяйственных оросительных сетей на прикутанных землях Деребентско-Каякентской зоны. В этой зоне район ежегодно засевали около 3000 га зерновых (на зерно и на зеленый корм) в надежде на погодные условия. Однако хозяйства несут убытки из-за засухи, которая повторяется здесь через год.

Немалые проблемы возникали и из-за проблем использования отгонных земель, расположенных в Нефтекумском районе Ставропольского края. Здесь имеется более 32 тыс. га пастбищ, которые полностью используются (здесь содержится более 40 тыс. гол. МРС и 1,5 тыс. гол. КРС). Нефтекумский район намерен выставить их на аукцион, а у районных хозяйств нет возможности выиграть торги. Поэтому этот вопрос должен решаться на правительственном уровне обоих субъектов.

Острыми проблемами, сдерживающими повышение эффективности АПК района, является и слабое распространение прогрессивных форм хозяйствования, отсутствие целостной системы управления агрокомплексом. В повышении эффективности работ АПК большая роль должна принадлежать и совершенствованию экономических отношений.

Первая борозда

Животноводство. Развитие животноводства в районе в перспективе направлено на увеличение численности поголовья скота, повышение продуктивности животных, улучшение селекционно-племенной работы, совершенствование технологии содержания и кормления.

Намечается ежегодное увеличение молочного поголовья на 2 и более процента за счет улучшения ухода, содержания и кормления животных, повышения продуктивности на 5%. Рост производства мяса планируется осуществить за счет увеличения численности поголовья и среднесуточного привеса.

Основой для подъема производства продуктов животноводства является кормовая база. В целях обеспечения скота кормами необходимо восстановить естественные сенокосные угодья, посеять многолетние травы.

Животноводство - основная отрасль

В начале 1930-х годов в краткие сроки была проложена автомобильная дорога Уркарах—Кубачи, участие приняло и население почти всего Сирхинского участка. На строительно-дорожные работы маршрута Маджалис—Уркарах в основном было мобилизовано население нижней зоны района.
После ввода в эксплуатацию главных трасс содержать и ремонтировать их методом народной стройки было трудно. В 1958 году вышел Указ Верховного Совета СССР «Об участии колхозов, совхозов, промышленных, и др. предприятий в строительстве и ремонте автомобильных дорог». За предприятиями закреплялись участки дорог. А для контроля и руководства дорожным хозяйством при райисполкоме был создан райдоротдел. В первое время аппарат дорожного отдела состоял из заведующего и техника, за которыми были закреплены 2 лошади для разъездов. Несмотря на трудности, они справлялись с возложенными на них обязанностями. В этом деле особенно отличились демобилизованные участники Великой Отечественной войны Магомед Абдуллаев, Магомед Гаджиалиев, Магомед Исупбеков, Минатулла Абдуллаев. Тепло отзываются старые дорожники и о «технике Гасане», механизаторах Ибрагимбеке Абакарове и Мирзахане Газиханове. Немалый вклад в ликвидацию бездорожья и в строительство мостов в районе внесли председатели колхоза им.Комсомола Абдулла Галимов, колхоза им. 1 Мая Исрапил Гасайниев, председатель сельсовета с. Цураи Заки Раджабов, директор Харбукского комбината Аииас Рабаданов. В 1965 году Дахадаевский райдоротдел был реорганизован в производственно-дорожный участок №2339.

Дорожникам не раз приходилось бороться со стихией на трассах, вызванной ливневыми дождями, как это случалось в 1972, 1976, 1990, 2002 годах. В те годы были смыты отдельные участки дорожного полотна, разрушены многие мостовые переходы и подпорные стены. Вместе с тем движение автотранспорта восстанавливалось в течение двух-трех дней (не считая случая, когда (1976) была полностью разрушена автодорога протяженностью 5 км по трассе Леваши—Маджалис—Кунки и ее восстанавливали две недели). Часто на помощь приходило и местное население.

Дорожники. 1970-е гг.

В последние годы, более 25 лет, дорожную службу возглавляет Гасайни Гасайниев, заслуженный строитель РД, имеющий большой опыт прораб Муталим Ибрагимов (также имеет почетное звание заслуженного строителя РД). Успешно трудились мастера Абдурашид Курбанов, Бахмуд Бахмудов, Руслан Магомедов, бульдозеристы Саркисян Алиев, Габибулла Абдуллаев, эксковаторщик Магомедгабиб Амирбеков, водители Шамиль Магомедов, Магомед Абдуллаев, Гасбулла Казанбеков и др.

Современные республиканские дороги рассчитаны на обеспечение безопасного проезда большегрузных машин. Поэтому в районе пришлось построить и перестроить 37 мостов с использованием каменно-арочных или сталежелезобе-тонных конструкций.

Своеобразным подарком для жителей района стали начатые с 1996 года работы по асфальтированию дороги Маджалис—Уркарах. Дорогу сдали в 2005 году. В настоящее время продолжается благоустройство внутрипоселенческих дорог, которые долгое время оставались в запущенном состоянии. Администрацией района поставлена задача в ближайшее время добиться асфальтирования дороги республиканского значения Уркарах—Кубачи.

, раздел: Статьи

Автор: Гаджи Абдурахманов, Рабадан Султанбеков / Источник: Из книги "80 лет Дахадавскому району"
190
0

Поделиться

0

01 Янв 1970 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля