Молот и наковальня на смену фотоаппарату

16
0

Поделиться

18 Апр 2017 г.

Амузги как аул кузнецов-оружейников был известен на Востоке с VII века. Амузгинскими клинками восхищались Чингисхан, Тамерлан, Надир-шах, Александр I, Наполеон, Шамиль. Дагестанское оружие охотно приобретали в странах Ближнего Востока, Персидского залива и Средней Азии. Во второй половине прошлого века амузгинское древнее искусство в силу исторических обстоятельств перестало существовать. Но спустя годы нашелся энтузиаст – Гаджи Курбанкадиев, возродивший мастерство предков.

Долгие годы он работал фотографом в Дагфотообъединении, и самыми счастливыми из воспоминаний его молодости были маленькие профессиональные победы, одержанные над маститыми коллегами-фотографами. Но прошло время, и сегодня он известен в республике и далеко за ее пределами как мастер-оружейник. За его клинками, изготовленными по старинному рецепту, ценители и коллекционеры холодного оружия стоят в очереди.

Что привело его к такой грандиозной метаморфозе, в корне перевернувшей судьбу и мировоззрение, и как сегодня развивается ремесло, мастер рассказал на встрече в рамках просветительского проекта «Живая коллекция» в Дагестанском объединенном музее им. А. Тахо-Годи.

… С началом перестройки налаженная и стабильная жизнь Гаджи, как, впрочем, и многих других успешных людей, пошла прахом. Пришлось думать не о том, как жить, а о том, как выжить. Бум востребованной в те годы «ювелирки» подсказал идею изготовления ювелирных штампов, чем он и занялся.

– Именно тогда, – рассказывает Гаджи, – я начал впервые задумываться о том, чтобы попробовать возродить искусство предков. Видимо, толчком послужили моя работа с металлом, ну и мой природный авантюризм. В общем в начале 90-х годов я начал складывать из огнеупорных кирпичей свой первый горн.

Больше года семья жила только на детские пособия. Жена Хадижат, молодая, веселая и энергичная, мужу не мешала, а соседям и родственникам, осуждающим «бездельника Гаджи», говорила одно: «Он знает, что делает».

– Мне было за 40, когда я начинал, – вспоминает оружейник. – Поначалу приспособился привязывать молот к руке, чтобы не выпадал – рука слабая, к фотоаппарату только и была приучена. Надо мной все смеялись. Я никогда не занимался ремеслом и, кроме фотографии, ничего не умел. Отец сказал, что это бесполезно. Брат говорил: «Скорее ишак на дерево залезет, чем ты станешь мастером». Но почему-то я не хотел отступать. Что-то внутри меня говорило: «Я смогу». И я продолжал работать.

Наконец он выковал свой первый клинок. Точно такой же, с каким его дед в 1936 году ездил в Париж на выставку ЭКСПО-36.

– Я многое открыл тогда для себя, – вспоминает Гаджи. – Понял, что сначала должен найти огонь в себе самом, внутри. И потом послать его в горн. Когда начинаешь варить сталь, надо погрузиться в себя, увидеть клинок в трехмерном виде и только после этого приступать.

О том, что самоучка возродил древнее ремесло, стали говорить все чаще. К мастеру начали поступать заказы. Официальное признание пришло к Гаджи в 1998 году, когда председатель Госсовета республики Магомедали Магомедов распорядился создать специальную комиссию, которая должна была изучить амузгинский кинжал VII века, хранившийся в краеведческом музее, и сравнить его с клинком из горна Гаджи­ Курбанкадиева. В комиссию вошли академики, доктора технических наук, научные сотрудники кафедры технологии металла ДГПУ и центра высоких технологий Института физики, сотрудники Министерства культуры, историки и художники-ювелиры. Специалисты, потрясенные результатом, в один голос выражали восхищение Курбанкадиевым и его упорством.

Так кузнец-самоучка стал знаменитым. С годами его рука крепла, а пальцы научились определять состав стали и десятые доли миллиметра клинка. Сегодня коллекционеры съезжаются к нему из самых разных концов планеты.

Однако время идет. И ничто не вечно под луной. Знает это и мастер, потому стремится передать уникальное ремесло будущему поколению.

– Жаль только, наши люди нетерпеливые, – делится Гаджи Курбанкадиев. – Не хотят тратить время и как следует вникать в это искусство. Все, кто ни начинал учиться у меня, хотели сразу ковать и деньги быстро зарабатывать. А с такими мыслями постигать что-либо – дело пустое.

Впрочем, кузнец сильно не расстраивается – у него подрастает младший сын, тоже Гаджи. И в кузницу каждый день они ходят вдвоем. Гаджи-младшему занятие отца нравится, и это вселяет надежду, что древнее ремесло амузгинцев будет жить в поколениях.


Автор: Мадина Ахмедова / Источник: Дагестанская Правда
16
0

Поделиться

0

18 Апр 2017 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

  • Амузги. Минута молчания

    Селение Амузги расположено в 4-5 км юго-западнее села Кубачи. Прийти сюда на закате оказалось символично и пронзительно болезненно. Солнечные...

    27

    Фев 2019 г.

  • Дахадаевский район: легенды и предания

    В Дахадаевский район туристы приезжают и летом, и зимой. Здесь есть всё, что нужно любознательному путешественнику: древности, реликвии,...

    49

    Фев 2019 г.

  • Амузгинцы (стихотворение Расула Гамзатова)

    Ты нынче, амузгинское селенье, Походишь на подранка журавля. Чернеют очагов твоих каменья, И одичала скудная земля. И два-три дома, словно в...

    48

    Янв 2019 г.

  • Рассказ про Амузгинского кузнеца Айдамира

    Из книги Ахмедхана Абу-Бакара «Пламя родного народа» Повествует старший сын Кичи-Калайчи. I Пожалуйста, гости дорогие, угощайтесь, чем богаты,...

    26

    Сен 2012 г.

  • Амузгинское мастерство: секрет, раскрытый заново

    Жители этого селения не пасли скотину и не сажали деревьев. И землю они никогда не пахали. Да, собственно, и земли в окрестностях селения не...

    128

    Май 2009 г.

  • Амузгинский клинок

    Кавказские сабли и кинжалы самую лучшую сталь имели, дамасскую и амузгинскую, — втолковывал мне в автобусе попутчик, житель дагестанского...

    57

    Июн 1979 г.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля