В поисках селения Рахата. Фоторепортаж

5
0

Поделиться

23 Ноя 2012 г.

romdey

врач-исследователь

На самом деле селение Рахата мы особо не искали, оно есть на карте, о нем знают жители, но так хотелось назвать этот репортаж, чтобы заинтриговать читателя. Это село нам было необходимо, чтобы познакомиться с большой семьей, которая страдает редким генетическим заболеванием, поражающее мышцы ног, в результате чего, человек медленно теряет способность ходить. Мы поехали в селение не напрямую, а через несколько других населенных пунктов, чтобы посмотреть Дагестан. В этом репортаже будет мало человеческих историй, но очень много пейзажей, заподозрить существование которых в нашей стране до этой поездки даже представить себе невозможно!
В Рахата поехали из Гуниба. В школе в учебнике литературы в параграфе про М.Ю. Лермонтова всегда была картинка, написанная в этих местах. Все время удивлялся: почему же художник так искажает пейзаж, не может быть у горы такого задранного носа. Оказалось – правда. Межу прочим высота – 1,5 км.

Когда-то это было дном мирового океана со своими океаническими реками.

Помимо того, что именно тут князь Барятинский принял капитуляцию Шамиля и на этом закончилась Кавказская война позапрошлого века, город известен самым толстожопым памятником Ленину в мире. К сожалению, я стер фотку. Придется еще раз приехать!
Спустившись с Гуниба, выдвинулись в сторону Гергебеля. Тут дорога идет вдоль реки и начинается каскад гидроэлектростанций. В самом Гергебеле знаменитый «первенец ГОЭЛРО» в Дагестане – Гергебельская ГЭС.

Это мы накануне над Гергебельским туннелем. Само селение ниже – за скалой. Пейзажи тут фантастические, никогда бы не подумал, что в нашей стране есть такое. Но то, что мы увидели дальше было еще удивительнее.

Река, дающая энергию – Кара-койсу – «черная река». Сложно понять, как работают ГЭС, т.к. вода в водохранилище выглядит мутной илистой жижей.

Не берусь оценивать эффективность с точки зрения получения энергии, но природу испоганили. Раньше тут сплавлялись по реке любители рафтинга, были всесоюзного значения маршруты и нереальной красоты пейзажи. Теперь вот илистая жижа. А если учесть, что местные жители исключительные грязнули — то перед плотинами целые острова из мусора-пластика и т.п.

Гергебель – не точное название, на самом деле оно произошло от искаженного русского произношения Хьаргальи — «котловина». Время тут приостановилось, стены еще помнят ни то день Октябрьской революции, ни то День Конституции СССР.

Прямо на дороге можно перекусить – хлеб из тандыра! Очень вкусно.

За Гергебелем дорога покатила по абсолютно фантастическим ландшафтам. Водохранилища, которые образовались в результате перегораживания русла Каракайсу постепенно стали небесно голубыми. Даже сложно представить, что на их дне остались и посёлки и великолепные яблоневые сады.

Одна из самых неорганичных картинок за все путешествие: серые девятиэтажные коробочки (кажется порлузаброшенные) на фоне первобытной природы. Говорят в прошлые годы сюда насильно переселяли местных жителей – эту жилплощадь выдавали взамен затапливаемых частных владений. Аксакалам ничего не оставалось как загонять на этажи и свои отары и коров…

Поскольку двигались в сторону Ботлиха и поскольку приближались к Ирганайской ГЭС появились блокпосты.

Ирганайскую ГЭС как и положено охраняли суровые люди в камфуляже на БТРе. Правда, обутые в пляжные тапочки. Не мог себе отказать в том, чтобы сфотографировать эту картину, однако мужчины расстроились из за этого, засвистели. В общем фоток вы не увидите – я их стер  . Зато дальше дорога окончательно перестала походить на реальность.

Найдите на следующем фото жилой дом. Тут живут суровые люди, кроме козьих троп на сколько хватает глаза на том берегу нет ничего. Однако, вокруг дома даже когда то возделанные террасные огороды.

Машина для масштаба.

Не знаю где снимают погони для Джеймся Бонда, но кинематографисты явно не всю натуру на планете отсмотрели. На этой дороге особенно здорово на скорости 70-80 км/ч, но опасно конечно, можно улететь в речку.

Найди человечка.

Каньон, Колорадо? – нет, не слышал.

О дагестанском гостеприимстве наверное уже все наслышаны. Не успели мы встретить двух местных жителей (аварцев) в национальных костюмах (ребята приехали пивка попить на холодке, на бережке), как были тут же приглашены на чай. К сожалению, пришлось отказаться – поджимало время.

Тем временем Аварское Койсу (речка уже так называется тут) слилась с Сулаком – голубая вода смешалась с черной.

Переехали гору Ахульго. В переводе с аварского – «гора зова» или «гора с которой зовут/призывают».
Теперь тут особо почитаемое место для горцев. А 22 августа 1839 года войска генерала Граббе с огромным трудом выбили от сюда Шамиля и он отошел в Чечню. Интересно, что под русским командованием тут воевал чеченский отряд Отдельного Кавказского корпуса. Всего с начала июня было 5 попыток взять укрепрайон Шамиля. «Генерал Граббе предложил Шамилю предварительные условия капитуляции:
1) ШАМИЛЬ ПРЕДВАРИТЕЛЬНО ОТДАЕТ СВОЕГО СЫНА АМАНАТОМ.
2) ШАМИЛЬ И ВСЕ МЮРИДЫ, НАХОДЯЩЕЕСЯ НЫНЕ В АХУЛЬГО, СДАЮТСЯ РУССКОМУ ПРАВИТЕЛЬСТВУ; ЖИЗНЬ, ИМУЩЕСТВО И СЕМЕЙСТВА ИХ ОСТАЮТСЯ НЕПРИКОСНОВЕННЫМИ; ПРАВИТЕЛЬСТВО НАЗНАЧАЕТ ИМ МЕСТО ЖИТЕЛЬСТВА И СОДЕРЖАНИЕ; ВСЕ ПРОЧЕЕ ПРЕДОСТАВЛЯЕТСЯ ВЕЛИКОДУШИЮ РУССКОГО ИМПЕРАТОРА.
З) ВСЕ ОРУЖИЕ, НАХОДЯЩЕЕСЯ НЫНЕ В АХУЛЬГО, ОТДАЕТСЯ РУССКОМУ НАЧАЛЬСТВУ.
4) ОБА АХУЛЬГО СЧИТАТЬ НА ВЕЧНЫЕ ВРЕМЕНА ЗЕМЛЕЮ ИМПЕРАТОРА ВСЕРОССИЙСКОГО И ГОРЦАМ НА НЕЙ БЕЗ ДОЗВОЛЕНИЯ НЕ СЕЛИТЬСЯ
Шамиль не согласился на подобные условия». К 22 августа «Около 600 сподвижников Шамиля продолжали сражаться. После прибытия частей из Нового Ахульго и длительного боя все они, до последнего человека, погибли.
К двум часа дня 22 августа над обоими Ахульго развивались русские знамена. 80-дневная эпопея Ахульго была окончена.
23 августа отряд генерала Граббе приступил к окончательной «зачистке» Старого и Нового Ахульго. Мелкие, боестолкновения продолжались ещё почти неделю. Женщины и дети с кинжалами и камнями бросались на штыки или, потеряв надежду избежать плена, живыми, бросались в пропасть. Матери собственными руками убивали детей, чтобы они не доставались русским. Некоторые из мюридов, изнемогая от ран и тут ещё хотели дорого продать свою жизнь, они коварно наносили смерть тому, кто хотел принять у них оружие. Особенно больших трудов стоило выбить горцев из пещер, вырытых в отвесном берегу Койсу. Чтобы добраться до засевших в пещерах мюридов, русские солдаты спускались в последние убежища горцев на веревках. К 29 августа сопротивление оставшихся горцев было окончательно подавлено».

Теперь тут место паломничества. Забраться на гору можно только помыв ноги. На горами реет портрет Шамиля.

В сухом остатке: потери русской армии (т.е. местных кавказских войнов под руководством европейского происхождения полководцев, вовевавших под флагом Российской империи) до 500 человек убитыми, 1722 раненными, 694 контуженными; в этом числе выбыло из стоя 117 офицеров (23 убитых, 91 раненный, 33 контуженных). Потери Шамиля – «свыше 1000 неприятельских трупов, большое число их неслось по реке. В плен было взято до 900 человек…». И главное – Шамиль вел освободительную войну еще более 20 лет… Кажется и теперь у всех аварцев дыхание перехватывает, когда они говорят про эту битву.
В селениях, что выше гнезд орлиных,
Частенько я слыхал от стариков:
Мол, тот аварец лишь наполовину,
Кто не был никогда на Ахульго.
/Р. Гамзатов/

Не мог не согласиться с тем суждением, что своей колониальной политикой мы и вырастили из гордого и порядочного народа шпану, которая теперь гуляет по нашим городам. Приумножение жестокости + заливание дармовых денег. И вот через сотню лет — получайте.
А мы погнали дальше. Цель была уже рядом.

Подъезд к Ботлиху выглядит как-то по кайнозойски первозданно. Даже лента дороги и желтая труба Газпрома не портит впечатления.

Прямо за этой надписью «раскинулся красавец» Ботлих.

Не могу сказать, что город произвел приятное впечатление или был гостеприимен. Полное ощущение средневековья в стиле «Трудно быть богом» с некоторым восточным флером. Ниже фотка из центра города.

На городских дорогах чувствуешь себя не уютно. Дома на втором этаже имеют бревенчатые балконы, а дороги узкие, в результате создается впечатление, что едешь по туннелю – при этом голова и спина подсознательно незащищены.

Подружки.

Между домами и в самих домах – провалы лестницы вниз – во внутренние дворы. Выглядит тоже небезопасно.
Вообще ботлихцы считают себя отдельной нацией/народностью со своим языком. По переписи 2002 года в России проживало всего 16 ботлихцев; теперь считается около 6000.

Еще 8 (14) км из Ботлиха в горку – и вот, мы приехали – на горных дорогах километраж особый! 1200 над уровнем моря.

Уже на въезде средневековье продолжилось: «О пользе кровопускания. Это в первую очередь исламское лечение… Мы принимаем мужчин и женщин».

Скупые строчки из Википедии: по переписи 2010 года в селе проживало 2909 человек. «Образовано в 1972 объединением Верхней и Нижней Рахаты. Сильно пострадало в августе 1999 от вторжения НВФ с территории ЧРИ».
Под горой — селение Ансалта. За горой – уже Чечня.

Сушат янтарные абрикосы. Больше тут делать, кажется, нечего.

Нас встретили очень доброжелательные сотрудницы местного фельдшерско-акушерского пункта. И весь день они очень здорово нам помогали, за что – большое спасибо! Внутри все очень скромно – как в медпункте пионерлагеря – фанерные стены, масляная Красочка, побелка. Кажется есть бинты, йод, зеленка.

Пошли в гости в семью, где проживают пациенты. На улицах маленькая машина с московскими номерами привлекала внимание. Полсела знало, что приедут странные ребята. Ближе к дому нас накормили конфетами. Оказалось, что поминки – так положено прохожих или гостей встречать конфетами в этот момент.

Глава семейства не смотря на болезнь очень веселый доброжелательный человек. Считается местным интеллектуалом – всех обыгрывает в шахматы. Внук, кажется совсем не говорит по русский. В детстве пошел гулять с другом, в результате чеченцы прострелили ногу, а друг так и не вернулся прогулки.

Теперь это пара строчек в истории: «2 августа – 20 сентября 1999 г. вторжение отрядов боевиков под руководством А.Хаттаба и Ш.Басаева в Цумадинский и Ботлехский районы, бои в Кадарской зоне и Новолакском районе республики. За время боев было уничтожено более тысячи боевиков. Погибло 275 и ранено 937 военнослужащих федеральных сил России».
«При нападении на населенный пункт НВФ обычно не стремятся с ходу овладеть им. Сначала захватываются близлежащие господствующие высоты, блокируются вероятные маршруты подхода войск. Так, 7 августа 1999 года отряд Шамиля Басаева в количестве 300 человек вторгся на территорию Ботлихского района Дагестана. Заблаговременно мелкие группы боевиков заняли близлежащие господствующие высоты, блокировали все дороги и тропы. С рассветом главные силы отряда, разделившись на группы, заняли селения Ансалта, Рахата и Тандо, разоружив при этом поселковые отделения милиции».

«7 августа 1999 г. В 6 часов утра на территорию Ботлихского района проникло бандформирование численностью до 500 боевиков под руководством Ш.Басаева, Хаттаба и М.Тагаева, которое заняло населенные пункты Ансалта и Рахата. С целью выяснения требований боевиков с ними встретились заместитель главы администрации района А.Алимагомедов, председатель районного Собрания Г. Исмаилов и старейшины селения Ансалта. Требования боевиков: вывести из Ботлихского и Цумадинского районов федеральные войска; прекратить облет территории вертолетами.
В 16 часов 50 минут при попытке боевиков продвинуться дальше вглубь и захватить районный центр сотрудники милиции вошли с ними в огневой контакт. Завязался бой.
10 августа 1999 г. Бои с бандформированиями продолжаются. В середине дня замечены бронетехника и колонна автомашин, направлявшихся с территории Чечни на помощь боевикам в селение Тандо Ботлихского района. В результате нанесенного удара подбиты два танка и подавлена одна зенитная установка.
Ночью боевики вошли в село, однако через два дня они были выбиты, потеряв 30 человек убитыми и имея большое количество раненых.
12 августа 99 г. Ожесточенный бой за гору Ослиное Ухо, в результате которого стратегически важная высота была освобождена.
15 августа 99 г. Продолжаются бои в направлении населенных пунктов Шодрода, Рахата, Ансалта. Атака 300 боевиков горы Ослиное Ухо отбита.
16-18 августа 99 г. Покинутое жителями село Тандо занято боевиками. В эти дни шла интенсивная бомбардировка бандитов, окопавшихся на территории населенных пунктов Тандо, Ансалта, Рахата.
19-25 августа 99 г. В результате ожесточенных боев и массированных атак подразделениями Минобороны и внутренних войск МВД РФ бандформирования разбиты. Все населенные пункты Ботлихского района, захваченные экстремистами, освобождены. Проводятся зачистки».

Хотя у местных жителей иные воспоминания. Они говорят о том, что когда вторглись чеченцы, мужчины готовы были взять оружие и воевать, но федеральные силы отвели их в сторону и дали разграбить село и спокойно уйти, только потом разрешили зайти местным жителям.
Вот еще из воспоминаний: «В 1998 году подразделения 102-й бригады постепенно выводились из Цумадинского и Ботлихского районов. В конце концов там не осталось ни одного солдата. Поддержка порядка и защита Конституции целиком и полностью легла на плечи дагестанских милиционеров.
Какими соображениями руководствовалась Москва, оголяя границу, действительно не совсем ясно….http://lib.rus.ec/b/248896/read ». «На мой взгляд, это было одно из проявлений пораженческих настроений, распространившихся в силовых структурах. Еще до начала боевых действий в кабинетах открытым текстом говорили, что Горный Дагестан для нас потерян. Боялись, что 102-ю бригаду восставшие дагестанцы отрежут от основных сил и уничтожат…
В 7 часов утра 7 августа в штабы в Махачкале и в Ботлихе начала поступать информация о замеченных передвижениях боевиков по ту сторону границы. А уже в 9 часов начштаба 58-й армии генерал А. Меркурьев доложил Трошеву, что боевики захватили села Рахата и Ансалта и выдвигаются на Ботлих.
В Ансалтинское ущелье вошли около 500 боевиков. Две группы по 50 человек — ими командовал Ширвани Басаев, — действовали на Андийском направлении, и еще 50 — около Годобери. Таким образом, общее число боевиков в Ботлихском районе не превышало 700 человек — вместе с 200 цумадинцами их будет около 900.

Вспоминает полковник МВД Дагестана Магомед Омаров:
Боевики вошли в Ансалту на рассвете, еще затемно. Здесь они не задерживались, а направились прямо в соседнее село, Рахату, километрах в пяти от райцентра Ботлих. Шли одной колонной: «Нивы», «КамАЗы», «Уралы», пять или шесть БМП — причем вся техника совершенно новая. Боевиков было человек 500: чеченцы, дагестанцы, выходцы из других северокавказских республик, славяне, азиаты, арабы и даже негры. С местными жителями они вели себя приветливо, первыми здоровались, говорили, что ни к кому не имеют претензий, даже к милиционерам. Каждый, сказали они, может делать, что хочет — может остаться или уйти, но милиционеры предварительно должны сдать оружие.
Штаб Басаева разместился в детском саду, а рядом, в здании отделения милиции, боевики устроили нечто вроде правоохранительной структуры. В обезьяннике (большая клетка для задержанных, имеющаяся в каждом отделении милиции) даже содержались арестанты — трое местных жителей.
Рассказывает житель аула Рахата Мажид Гамзатов:
… Я и с Басаевым разговаривал, спрашивал, зачем пришли. Газават, ответил, священная война. Мы, говорит, не вас пришли убивать, а русских, к вам претензий нет. Вообще. Почти все боевики — молодые ребята, и мозги у них были сильно запудрены, почти все на полном серьезе говорили о священной войне. Но дисциплина у них была на высоте. Они жили в брошенных домах, но я не заметил, чтобы они мародерствовали. Ничего не портили, не ломали. Брали только еду, особенно любили компот из абрикосов. Не пили, и чтобы кололись — тоже не видел. Даже курили среди них единицы, да и то украдкой друг от друга. Оружие у них было отличное, новое, они еще с собой несколько «Уралов» привезли, а камуфляж был иностранного производства и тоже с иголочки. Еще были у них специальные носилки для переноски раненых, маленькие такие, с хитрой системой из ремней. С их помощью любой человек без особого труда сможет нести на себе даже крупного мужика — боевики одни такие носилки бросили, мы с ребятами пробовали с ними обращаться.
Боевики пробыли у нас 16 дней. Первые сутки-двое их не трогали, словно давали отдохнуть и закрепиться. А потом началось.
Ваххабиты вошли в селения правильными колоннами по три, с местными жителями общались подчеркнуто учтиво, сказали, что пришли наводить исламский порядок и предложили всем желающим покинуть селения. Впрочем, предупредили жителей, решившихся уйти о том, чтобы те не закрывали дверей и окон — все равно выбьют. Поначалу боевики были сама корректность, дипломатичность и такт. Подумать страшно — до начала боевых действий они ежеутренне выгоняли на пастбище скотину тех жителей, которые покинули селения, а затем, встечали ее, доили и снова отводили в хлевы. Все было почти полюбовно, не считая нескольких столкновений с милиционерами и местными жителями.
Райотдел милиции Ботлихского района отреагировал первым. Передав в Махачкалу просьбу о помощи, 25 милиционеров (аварской, даргинской, лезгинской, топосоранской и русской национальности) на шести уазиках («козлах»), вооруженные пистолетами и автоматами выдвинулись к двум оккупированным селам. Встретили их старики: «Уезжайте, нам не нужно крови!» Но кавказский темперамент взял верх. Началась перестрелка, в результате которой погибли четверо милиционеров и, по непроверенным данным, трое боевиков. Чуть позже подошли милицейские силы и подразделения МВД из Махачкалы.
Басаев не пошел дальше Рахаты. Появление десантников в Ботлихе стало для него полной неожиданностью. Он-то расчитывал занять райцентр без сопротивления, и не задерживаясь двигаться на Буйнакск, присоединяя по пути сторонников. Не вышло. Басаев растерялся и занервничал. Он не знал, как поступить.
В это самое время к нему прибыла делегация местных чиновников. Заместитель главы администрации Ботлихского района связался с Магомедали Магомедовым и вдвоем они порешили начать с Басаевым переговоры. Об этом сказали Булгакову, но он, отлично помнивший еще по Первой войне, к чему могут привести подобные переговоры, встал на дыбы: «Какие, б…, переговоры! Если бы они на х…, переговорами не тянули бы Карамахи и Чабанмахи, дело до этого не дошло бы! Х… вам переговоры!».
В конце концов Булгаков сдался, напутствовав переговорщиков, чтобы заодно разведали, сколько у Басаева людей и какое оружие. «А Басаеву передайте это я, генерал Булгаков нахожусь в Ботлихе! Я брал Грозный в 95-м, я громил их в Чечне и здесь намерен раздавить!»
Переговоры с Басаевым вел Алимагомаев:
— Кроме как черной благодарностью мы, ботлихцы, не можем оценить ваш вероломный акт. Вы во многом были спокойны в прошлую чеченскую войну благодаря ботлихцам. Вы могли, не думая о своих стариках, женах и сестрах, воевать благодаря дагестанцам. Лично у меня находилось 35 человек беженцев в ту войну. Наш район приютил более 12 тысяч чеченских беженцев. На фоне этого нам не понять то, что вы делаете.
— За то добро и гостеприимство Аллах вас в загробной жизни не забудет! Мы — воины Аллаха, и пришли сюда не воевать с вами. Мы пришли со словом божьим избавить вас от гнета неверных, будь это русские, будь это наши же, ушедшие от нравственности и морали правители. Мы все мусульмане и находимся на земле Аллаха. А воевать мы будем с теми, кто намерен с нами воевать. Если русские не нападут — то и мы нападать не станем. А уйдем только тогда, когда они уберут эти два батальона.
Итак, Басаев был уверен, что у кафиров в Ботлихе стоят два батальона. Чрезмерная прозрачность наших штабов сыграла с ним злую шутку: на самом деле в Ботлихе в это время находилась только первая рота батальона десантников (133 человека), 4 пушки Д-30 и два самоходных миномета «Нона». Точка».
А мы тем временем поехали обратно.

Как раз между Рахата и Ботлихом точат веселенькие бирюзовые крыши военной части – они отлично видны через Гугл — 42.674232,46.186474. Помните как отпиарили ее открытие, Горная бригада… помню аж сюжет в программе Время. Сейчас часть если не заброшена, то законсервирована. 14 млрд….где? http://svpressa.ru/society/article/49768/ http://newsland.com/news/detail/id/820748/
Минувшей осенью в этих краях снова были зачистки.

П.с. Следующий больной с таким заболеванием обнаружился в городе Серов, что в 350 км от Екатеринбурга. Серов считается вполне благополучным по местным меркам, в нем работают два металлурических завода, принадлежащих кому-то из олигархов. Ниже панорама города Серов.

А это ночной Серов. Зарево – один из заводов слили тлеющий шлак.
Так и живем.

, раздел: Туризм

/ Источник: Ридус
5
0

Поделиться

0

23 Ноя 2012 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо

Похожие статьи

  • Бурка: три дня и три женщины

    Амузгинские клинки, кубачинские украшения, унцукульские изделия, табасаранские ковры, кизлярский коньяк, балхарские кувшины и андийские...

    10

    Янв 2013 г.

  • Так и не доехать до Анди…

    Байки в дороге — Хизри, когда ты в последний раз был в родном ауле? Мы с моим другом — археологом Хизри Амирхановым только что вернулись с...

    6

    Фев 1992 г.

  • Рахатинские бурки

    Чего-чего, а трикотажных и швейных фабрик в стране не счесть. Только в нашей небольшой республике они есть и в Махачкале, Дербенте, Буйнакске,...

    30

    Мар 1991 г.

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля