Магомед, строитель-филантроп

14
0

Поделиться

25 Фев 2013 г.

Магомед Кебедов из труднодоступного села Нахада, что находится в высокогорном Бежтинском участке Дагестана, строит дороги без помощи государства. По его словам, чиновники ему только мешали. Магомед построил дорогу из Бежтинского участка в приграничные грузинские села, что сильно изменило в лучшую сторону жизнь и бежтинцев, и грузин. А еще он проложил дорогу от родного села к райцентру и чуть было не построил ГЭС. Благодарные односельчане захотели видеть его главой Нахады, но Магомед отказался — по идейным причинам.

Про ГЭС

Мечта была у меня такая: построить маломощную ГЭС у себя в районе. Я много литературы изучил, много записей сделал. У меня вообще-то два образования: я физик-математик и философ. Первая специальность — универсальная, потому что знания можно применить в самых разных областях.

Бежтинский участок — это один из самых труднодоступных горных районов Дагестана. Люди у нас, можно сказать, выживают в суровых условиях. Нет нормальных дорог, нет нормальной инфраструктуры. Людям очень дорого обходилось электричество. И в 1985 году я решил построить в райцентре Бежта ГЭС. И местность нашлась подходящая — узкое ущелье с бурной горной рекой.

Я поехал в Сызрань, где на турбостроительном заводе купил две турбины мощностью 1000 кВт. Хватало и одной турбины, но вторую решил приобрести на всякий случай. Но кроме турбин нужны были и стройматериалы. С нашим Лесхозом я договор заключил на 150 кубов леса. Только вот сам этот лес находился в месте, где нет дорог для машин.

Пришлось тогда мне строить дорогу. Составил проектно-сметную документацию и заключил договоры и с Лесхозом, и с Доруправлением и проложил дорогу. В район поступили деньги за дорогу, но мне они не достались. Местные чиновники потребовали себе откат хороший — 66% от суммы. Я, конечно, отказался. Начались у нас трения. Эти люди подключили милицию и на меня завели уголовное дело, что я незаконно вырубил лес и нанес ущерб в 5 млн рублей. Начались суды.

В 1995 году только признали, что я был прав и ничего не нарушал. Только в отношении тех чиновников практически ничего не применили. Суд решил, что нечего взыскивать с них в связи с истечением срока давности преступления. А что с ГЭС? Она не была построена. Меня затаскали по судам, чиновники, которые должны были документы разные подписывать, футболили меня, за это время еще цены на стройматериалы взлетели, да и на прокладку дороги я потратил приличную сумму. В общем, заглохло дело.

Про дорогу

Бежтинский участок — один из самых труднодоступных в Дагестане. К нам из Махачкалы ехать где-то пять-шесть часов. Да и то если погода хорошая. Дороги отвратительные. Люди у нас зарабатывают скотоводством в основном. Да и заработком сложно это назвать. Реализовать продукцию трудно. Выращивать что-либо из овощей или фруктов тоже очень сложно — погодные условия не позволяют.

Наш район находится на границе с грузинскими районами. С Грузией район соединяла маленькая дорога, по которой можно было только пешком пройти. В 90-е годы я решил построить на этом участке дорогу. Тогда вообще люди все были в смятении — страна развалилась, а будущее было более чем туманным.

Сначала я строил дорогу на оставшиеся сбережения (вообще, я очень большие деньги заработал, когда работал на строительстве БАМа). Моих средств не хватило, и я занял у богатых знакомых, но и этого не хватило. Собирали деньги потом всем районом.

За пять лет общими усилиями построили 55 км дороги. Эта дорога очень сильно изменила наш район — люди стали зарабатывать. Ездили в Грузию и закупали там машины по дешевке. В Бежте большой продовольственный рынок образовался. Грузины к нам приезжали фрукты и овощи продавать, а у нас закупали мясо, молоко, масло. Для сравнения: в 1995 году килограмм винограда в Махачкале можно было купить минимум за 7 рублей, а в Бежта дороже 2,5 рублей найти нельзя было. В Грузию люди стали возить бензин. В общем, взаимное экономическое сотрудничество получилось.

За пользование дорогой я брал символическую плату — кто хотел, тот и платил. До 90% людей просто так ездили, а на те деньги, что получал, я ремонтировал дорогу.

В 1997 году на границе с Грузией Россия поставила пограничный пункт, а спустя полгода-год дорогу вовсе закрыли. В общем, этой дорогой пользовались люди три года, но даже за это время она поменяла в корне жизнь людей, давала надежду. Но политикам народ простой не понять.

Про то, как чуть террористом не сделали

Родом я из села Нахада. Это маленькое село в пяти километрах от Бежта. Дорога в райцентр хоть и небольшая, но труднопроходимая. Женщины пешком ходили в больницу рожать. В 1997 году я решил в райцентр из родного села дорогу проложить, чтобы машины смогли ездить. За три месяца дорога была готова.

А знаете, что самое смешное? Выяснилось, что на прокладку этой дороги государство несколько раз выделяло деньги. Когда я построил дорогу, начальник Дорожного отдела представил документы в соответствующие органы, что все работы произведены.

Что в итоге? Начиная с 1997 года я с этим доротделом судился. Разве что в Госдеп США жалобы не писал. А сколько судов было, я уже не вспомню. И на прокуратуру подавал в суд, и на следователей, которые бездействовали. Последнее заседание летом в прошлом году было.

Районные чиновники, замешанные в воровстве, на меня кляузы писали, что я боевиков снабжаю оружием. Дело хотели на меня завести. Не получилось. Предлагали мне деньги, чтобы я молчал. Но я же не они.

Про то, как не смог быть чиновником

В 2003 году я на выборах активно поддерживал нового главу района. Когда он выиграл, то сделал меня советником своим. Но я там два-три месяца продержался. Когда все районные чиновники собрались на очередное совещание, я сказал, что не могу работать с ворами и жуликами, что мне стыдно за них всех. Я ушел, но молчать тоже не мог. Я трижды судился с этим главой района — подавал на него иски за хищения бюджетных средств. Но суд всегда оказывался не на моей стороне.

Когда в 2006 году Муху Алиев стал президентом Дагестана, я ему трижды написал письмо, что готов ему помогать, что готов на себя брать самую трудную работу. Очень сильно я хотел изменений в республике.

После третьего письма меня вызвали в администрацию президента. Там меня заводят в кабинет какого-то заместителя какого-то управления. Не успел я в кабинет войти, как этот чиновник на меня наезжать стал. «Ты кто такой? Ты зачем эти писюльки пишешь? Кем себя возомнил?» — спрашивает меня. От такого обращения я оторопел, а потом наорал на него, что из-за таких **даков, как он, и приходится письма писать. Если бы не охранники, мы бы прямо в кабинете и подрались.

Мне мои односельчане не раз говорили, чтобы возглавил село. Несколько раз перед выборами главы села приходили ко мне и говорили: «Магомед, мы за тобой пойдем куда угодно. Но ты хотя бы один раз пойди в мечеть и помолись богу». На такие условия я не согласился, конечно. Получалось бы, что я стал вдруг верующим только из-за кресла. Я свои убеждения менять ради чего-либо не собираюсь. А что люди? Мне их всегда жалко, их подлецы и лицемеры в своих целях используют.

Про работу

Сейчас я занимаюсь тем, что знаю — строю дороги в горах. На эти дороги, может, и выделяет государство деньги, но люди не могут ждать, пока чиновники насытятся. Целыми селами люди скидываются, а я на эти деньги строю дороги. Конечно, не все могут оплатить, но я их понимаю и не требую — кто сколько сможет даст.

Но, вообще, у меня до сих пор мечта о ГЭС осталась. Надеюсь, накоплю на нее деньги.

Зачем мне это вообще надо? Ради денег? Так я уже давно мог бы быть богатым. Это моя цель — чтобы как можно большим людям облегчить жизнь. Я знаю, меня многие сумасшедшим называют. Простое желание помочь людям кажется теперь чем-то ненормальным.

, раздел: Личности

Автор: Закир Магомедов / Источник: PublicPost
14
0

Поделиться

0

25 Фев 2013 г.

Комментарии к статье

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Войти с помощью: 
Чтобы ответить, вам необходимо
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля