Власти Дагестана планируют начать выдачу субсидии для организации гостевых домов

Для развития туризма в республике власти Дагестана планируют начать выдачу субсидии в размере 200 тыс. рублей для организации гостевых домов в селах.

«Активно развивается этнотуризм, люди хотят погрузиться в сельскую культуру — увидеть местный колорит, попробовать местную еду, пообщаться с сельскими жителями, увидеть, как пасут баранов и доят коров, поэтому часто останавливаются в гостевых домах. Мы начинаем выдавать субсидии по 200 тыс. рублей тем, кто хочет приобрести заброшенный дом в селе, привести его в порядок и сделать из него гостевой дом для туристов. Также планируем освобождать от налогов», — сказал министр по туризму и народным художественным промыслам Дагестана Расул Ибрагимов.

По его словам, в Дербенте создан этнохостел, в регионе работают 44 гостевых дома, при этом их число постоянно растет. Кроме того, власти республики для развития туризма намерены помогать предпринимателям с созданием необходимой инфраструктуры. Так, до конца года при господдержке должны быть реализованы два туристических проекта — «Золотые пески» и «Золотые дюны» в Кизлярском и Дербентском районах.

«Если есть добросовестный предприниматель, который готов вкладывать деньги, мы можем помочь с предоставлением земельного участка, с подведением всех коммуникаций — это дороги, газ, вода, электричество. Но будут прописаны жесткие условия по срокам реализации проектов. Для нас важно поддерживать хорошие проекты, потому что это создание рабочих мест и налоги в местный бюджет», — добавил Ибрагимов.

Как нам сохранить Гамсутль?

Горячая тема последних дней — это кража камней с ручной резьбой со стены дома в заброшенном Гамсутле. Эти камни помимо декора выполняли и практическую пользу — они были подпорками арочного свода.

Понятно, что у благоразумных людей это варварство вызвало возмущение. Мне кажется, что это было последней каплей, и надо принимать действенные меры, пока Гамсутль не разворовали и не растоптали полностью.

Наверное, эти советы лежат на поверхности, но это надо внедрять местным активистам уже сейчас. Надежды на госорганы типа Минтуризма, Минкультуры или Агентства по охране памятников никакой нет. Аул как сирота ни к кому из них не относится и не имеет никакого охранного статуса. Постоянные сравнения Гамсутля с Мачу-Пикчу должны быть связаны не только с архитектурой, но и с подходом перуанцев по сохранению древнего города инков. Здесь работает многочисленная охрана, кассиры, менеджеры. За день сюда может войти ограниченное количество туристов.

1. Во-первых, нужен хранитель, желательно из выходцев села. А может быть даже не один. Который должен хорошо знать историю села, историю каждого дома и его бывших жителей. За консультацией можно обратиться к историкам, например к Патимат Тахнаевой.

2. Для хранителя приводится в порядок дом Абдулжалила. Думаю, покойный хозяин ради благого дела не был бы против.

3. Все поездки туристических групп согласовываются по времени. Группы заходят в село по очереди, экскурсию проводит хранитель. Никаких самостоятельных прогулок по крышам домов.

4. Вход в село сделать платным — 100 рублей с человека. Ведь по сути, Гамсутль — музей под открытым небом. Эти деньги пойдут на достойную оплату работы хранителя и на действия, связанные с консервацией того, что ещё осталось от села.

5. Создать Фонд Гамсутля, в который все неравнодушные будут перечислять средства на сохранение древнего аула.

Спасти Гамсутль можно, было бы желание. Ведь этот популярный туристический объект можно сделать коммерчески успешным проектом. ⠀

В комментарии можете написать свои предложения.

Жительница селения Гоор

Жительница селения Гоор, Патимат. 75 лет

Автор: Камил Магаев

Крупными центрами медно-чеканного производства и лудильного дела являлись селенья Ичичали и Гоцатль, где выделывались кувшины оригинальных форм для носки воды и омовения, подносы, тазики и разнообразная утварь с чеканным и гравированным орнаментом.

До сих пор весь процесс изготовления кувшинов из меди или латуни абсолютно ручной. Трафаретом наносится рисунок заготовки изделия на лист латуни и разрезается ножницами. Затем из заготовки в результате кропотливой работы получается очень красивые изделия различной формы и размеров. Но сейчас интерес у молодежи к этому направлению, некогда традиционного для ичичалинцев искусства — слабый. Поэтому мастер лудильного и медно-чеканного производства Умар Шайхов делает всё, что может , чтобы приобщить подрастающее поколение села к традиционному искусству. Он регулярно встречается с ними, устраивает мастер-классы, делится своим опытом.

«Раньше, до перестройки, в селении у нас этим мастерством занимались 90% людей, даже учителя после своей основной работы занимались этим ремеслом. Это тогда было выгодным делом. Продав один кувшин, могли даже купить целый медный лист, да еще и деньги оставались на семью. А сейчас, если даже несколько кувшинов продадим, мы не можем купить материал для новых работ, нет материальной чувствительной выгоды, да и вредная для здоровья, проблемы с массовой реализацией продукции рукоделия, поэтому сегодня молодежь бросила это занятие», — говорит мастер Умар.

Мы надеемся, что туризм в Дагестан, интерес среди гостей республики к ремеслам, возродит былую славу ичичалинских медных кувшинов, не даст исчезнуть накопившимся веками ремесленным традициям этого села.

Лезгинское село Куруш в Дагестане – рекордсмен по высоте среди горных селений не только Северного Кавказа, но и всей Европы. А еще самый южный населенный пункт нашей страны. Так что Куруш – это буквально край земли, в котором до звезд можно дотянуться рукой.

Село известно каждому альпинисту: сюда их влекут гордые вершины-красавицы Киченсув (Базардюзю), Шалбуздаг и Ярудаг. Правда, сегодня Куруш – приграничная зона и для восхождений требуются специальные пропуска, поэтому поток желающих покорить заснеженные пики значительно сократился в сравнении с советскими временами.

Основанный не одно столетие назад, Куруш достиг к концу девятнадцатого века значительной для горных аулов численности: результаты переписи свидетельствовали, что в 1886 году в 718 дворах селения проживало чуть менее пяти тысяч человек. Главным занятием жителей Куруша всегда считалось скотоводство. Однако после переселения подавляющего большинства сельчан на равнину Куруш могла постигнуть участь подобных, ныне покинутых аулов Дагестана. Не случилось этого лишь благодаря нескольким верным родным горам курушцам: 17 хозяйств остались на обжитых предками местах и создали новый колхоз.

Фотограф: @anzorlek

Балхарский ишак и доргелинские джурабки

Балхарский ишак и доргелинские джурабки на фоне американского Капитолия

Загрузить еще
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля